Лента добра
Наука и техника

«Живых затолкали в паровозную топку»

Почему коммунисты потеряли Приморье и при чем тут украинские националисты
Фрагмент панорамы Сергея Агапова и Анатолия Горпенко «Волочаевская битва»

Парламентская демократия, межпартийные коалиции, честные выборы и свободная пресса — все это в нашей стране уже было. Но происходило это почти сто лет назад и только на российском Дальнем Востоке. Почему Ленин долго терпел существование независимой Дальневосточной республики, охватывающей огромную территорию от Байкала до Тихого океана? Как кровавая драма в небольшом приамурском городе вызвала громкий международный скандал? Кто обрек на мучительную смерть Сергея Лазо? Почему среди белых генералов Приамурья не нашлось русского Франко, а наш Дальний Восток не стал предшественником антикоммунистического Тайваня? Когда на самом деле закончилась Гражданская война, подлинная история которой еще не написана? Обо всем этом «Ленте.ру» рассказал доктор исторических наук, профессор Московского педагогического государственного университета (МПГУ) Василий Цветков.

«Розовое» государство

Чем Дальневосточная республика выделялась из множества прочих государственных и полугосударственных образований времен Гражданской войны?

Это изначально было во многом искусственное государственное образование, охватывающее Забайкалье и Дальний Восток. В Москве в 1920 году считали нецелесообразным сразу установить советскую власть на всей этой обширной территории, хотя местные большевики и требовали этого. Но Владимир Ильич Ленин в условиях незавершенной Гражданской войны в европейской России и перспективы войны с Польшей и с Врангелем не считал возможным вступать еще и в конфликт с Японией, чьи войска с 1918 года контролировали Транссиб от Байкала до Приморья.

То есть Дальневосточная республика с момента ее провозглашения задумывалась исключительно как временный буфер между московскими большевиками и японскими интервентами?

По существу так и было. Для Москвы это была очень отдаленная территория. Хотя, например, в Прибайкалье, в Иркутске, в январе 1920 года большевики приняли власть от Политцентра — коалиционного правительства социалистов.

Того самого Политцентра, что держал под арестом адмирала Колчака?

Да, а преемником Колчака в Сибири и на Дальнем Востоке стал атаман Семенов. В Чите им возглавлялось белое государственное образование — «Российская восточная окраина». Семенова поддерживали японские войска. В апреле 1920 года в Верхнеудинске (современный Улан-Удэ) была провозглашена Дальневосточная республика (ДВР). Только после ухода японцев из Забайкалья в октябре 1920 года Народно-революционная армия ДВР, за спиной которой стояла Красная армия РСФСР, взяла Читу, ставшую новой столицей республики.

Можно ли назвать ДВР марионеточным образованием Советской России?

Возможно, в советской Москве многие так и хотели ее представлять, но реальность оказалась сложнее. В 1920 году дальневосточные большевики в противостоянии с белыми были вынуждены вступить в тактический альянс с представителями других социалистических партий, пользовавшихся значительной поддержкой местных жителей.

Именно поэтому ДВР можно назвать не «красным», а скорее «розовым» государством? Там действительно реализовался сценарий левой социалистической коалиции, отвергнутый большевиками в Петрограде в конце 1917 года?

Да, в этом заключалась уникальность Дальневосточной республики, потому что ничего подобного в других государственных образованиях, возникших на руинах Российской империи, никогда не было.

Что именно?

В ДВР (особенно в Приморье) возникла и оказалась вполне жизнеспособной не просто левая коалиция или «однородное социалистическое правительство», если пользоваться терминами конца 1917 года. Это был альянс социалистов с центристами, где спокойно уживались друг с другом и сотрудничали большевики, меньшевики, эсеры и даже кадеты. Хотя и тут тоже на первых ролях оказались большевики. Но здесь им приходилось учиться урокам политической демократии и учитывать чужие интересы.

Это у большевиков получалось? Потому что трудно представить их в одной коалиции с кадетами.

В целом да. В Дальневосточной республике прошли многопартийные парламентские выборы в Народное собрание, чего никогда не было в Советской России. Я напомню, что левых эсеров из советской власти «ушли» еще в июле 1918 года. В ДВР действовала модель демократии с социалистическим уклоном и межпартийными блоками, парламентскими дискуссиями и прочими атрибутами нормальной политической жизни.

В ДВР тоже имелись Советы рабочих, солдатских и прочих депутатов, как в РСФСР?

Нет, Советов не было. На низовом уровне довольно эффективно работало земское самоуправление, которое, правда, имело недолгую историю. Но уже с 1917 года земство активно включилось в политическую деятельность.

Красные дни партизана Тряпицына

Какую позицию во время событий Гражданской войны на Дальнем Востоке занимала Япония? Она действительно, как писали в советских учебниках истории, стремилась взять под свой контроль всю российскую территорию от Байкала до Приморья?

Японию интересовала не столько сама по себе территория российского Дальнего Востока, сколько получение доступа к его природным богатствам и связанные с этим торгово-экономические выгоды. Хотя в Токио и существовала так называемая «военная партия», выступавшая за полномасштабную оккупацию региона, но в стране были и противники подобных действий.

Многие японские политики считали, что надо договариваться с любой властью в регионе, если она сможет обеспечить «стране восходящего солнца» выгодные экономические позиции. Распространялись, хотя меньше, чем у других интервентов, антивоенные настроения. Летом 1920 года японцы ушли из Забайкалья, фактически сдав большевикам семеновскую «Российскую восточную окраину».

Власти ДВР устанавливали экономические контакты с США, а торгово-хозяйственное сотрудничество с Японией ставили в непосредственную связь с выводом войск. В Москве даже не исключали возможностей передачи японцам дальневосточных рыболовных и лесных концессий.

Это правда, что японцы могли бы уйти с Дальнего Востока еще в 1920 году, если бы не учиненная партизанами резня в Николаевске-на-Амуре, которую советская историография стыдливо именовала Николаевским инцидентом?

Да, для японцев это печальное событие стало удобным поводом, чтобы не только остаться в Приморье (хотя они ушли из Забайкалья), но еще и оккупировать северный Сахалин, где они находились до 1925 года. Николаевский инцидент в Японии вызывал бурю негодования — там прошли многочисленные демонстрации с требованием отомстить за гибель соотечественников. Ведь во время рейда на Николаевск повстанческий отряд Якова Тряпицына сжег город и вырезал уцелевших белых, японский гарнизон и местную японскую колонию, не жалея даже женщин и детей. Но ДВР к этой резне никакого отношения не имела, хотя ей и пришлось потом долго объясняться с Японией. Сам Тряпицын оправдывался тем, что японцы сами напали на его отряд, а он предпринял ответные меры.

Разве Тряпицын не был красным партизаном?

Он считался анархистом. На Дальнем Востоке, и особенно в Приморье, заметным влиянием пользовались и такие отряды. Тряпицын был одним из многочисленных местных полевых командиров, которые действовали сами по себе. Их часто еще называли «зелеными».

Это что-то наподобие персонажей «Свадьбы в Малиновке»?

Действие «Свадьбы в Малиновке» происходит на Украине, но и здесь было нечто схожее — анархистская вольница. Такие повстанческие лидеры, как Тряпицын, становились ситуативными союзниками большевиков, поскольку тоже воевали против местных казаков и белых. Но будучи совершенно неуправляемыми, они представляли опасность, что и показал Николаевский инцидент. Тряпицына потом расстреляли, правда, не за эту резню, а за убийство нескольких коммунистов. Надо сказать, что несколько таких «зеленых» отрядов входило и в Народно-революционную армию ДВР.

Повсеместная партизанщина — это отличительная особенность Гражданской войны в Приморье?

Подобные отряды состояли из самой разнообразной публики: бывших крестьян, местных охотников, откровенных уголовников и прочих маргиналов. Ведь в те времена это был край, где жили многие бывшие политические ссыльные и переселенцы из различных мест Российской империи.

Топка Лазо и братья Меркуловы

Кто и почему так жестоко расправился с Сергеем Лазо?

Советская историография в этом обвиняла белых, но их к тому времени в Приморье уже почти не осталось. В истории с гибелью Лазо до сих пор много неясного, но я считаю, что это был самосуд со стороны местного японского командования.

Зачем это сделали?

По сути, в отместку за Николаевский инцидент. Японская военная администрация в Приморье вину за него возлагала на все так называемые «революционные силы», хотя никаких доказательств причастности именно большевиков к этому не было. Лазо не знал о том, что Тряпицын собирается сделать в Николаевске.

Но японцы все равно арестовали его и еще двоих большевиков — Луцкого и Сибирцева. Всех троих вывезли на станцию Муравьево-Амурская, где над ними учинили расправу, затолкав живыми в паровозную топку.

Почему для них избрали такую жуткую смерть? Не проще ли было расстрелять?

Видимо, тут дело не только в жестокости и всеобщем озлоблении, но и в том, что для палачей это было удобно. Тело сгорает, и доказательств причастности к убийству не найдешь. Вообще, такой способ казни в Гражданскую войну нередко применяли все воюющие стороны и на других фронтах.

Почему майский переворот 1921 года во Владивостоке, когда взамен власти ДВР в Приморье провозгласили создание Приамурского края во главе с братьями Меркуловыми, вы считаете зеркальным отображением петроградских событий октября 1917 года?

Потому что порядок прихода к власти был аналогичным. Правые политические силы, не вошедшие в правящую коалицию ДВР, действовали в Приморье легально — они собирались на своих съездах и открыто критиковали власть за коррупцию и развал экономики. В марте 1921 года они создали так называемый Совет несоциалистического съезда. А в мае белые сначала взяли под контроль все стратегические объекты Владивостока, а потом захватили весь город.

Как им это удалось?

Точно так же, как и большевикам в Петрограде в октябре 1917-го, когда власть перешла к Военно-революционному комитету при Петроградском Совете. В Приморье же весной 1921 года появились солдаты и офицеры бывшей белой армии («каппелевцы»), которых власти ДВР размещали вблизи Владивостока и давали им работу. А они в союзе с правой оппозицией и уссурийскими казаками создали Национальный Революционный Комитет во главе с бывшим соратником Колчака генералом Лебедевым, действовавшим при Совете несоциалистического съезда. Он и провел майский переворот 1921 года. Как мы видим, тут есть сходство не только в технологии захвата власти, но и в названии структур, осуществлявших его.

Но правительство братьев Меркуловых в Приморье продержалось недолго — всего лишь год.

Вообще, по меркам Гражданской войны сохранение власти на протяжении целого года было серьезным достижением. Например, Колчак в Омске и Врангель в Крыму продержались меньше. Что интересно, Меркуловы оставили в Приморье парламентскую систему правления, только исключили из Народного собрания большевиков и анархистов.

Трагедия Белого движения и русский Франко

Почему в итоге через год после майского переворота в Приморье взамен правительства Меркуловых установилась диктатура генерала Дитерихса?

Причиной тому стал неудачный Хабаровский поход Белоповстанческой армии Приамурского края против Народно-революционной армии ДВР. В феврале 1922-го в боях при Волочаевке белые потерпели поражение и вынуждены были отступить назад в Приморье.

Почему так случилось? Почему белые и на Дальнем Востоке тоже проиграли?

Они слишком понадеялись на поддержку местного населения, особенно белого подполья в Приамурье. Белоповстанческая армия, позже переименованная Дитерихсом в Земскую рать, практически полностью состояла из кадровых офицеров и солдат, прошедших Великий Сибирский поход. Это были поволжцы-каппелевцы, уфимцы, рабочие Ижевско-Воткинских заводов, сибирские стрелки. Но их оказалось слишком мало, и войска Дальневосточной республики во всех сражениях с ними всегда имели численное превосходство.

К тому же в это время Народно-революционная армия ДВР стала другой. После потери Владивостока в мае 1921 года Москва усилила над ней свой контроль. В июне 1921-го военным министром Дальневосточной республики стал Василий Блюхер, потом его на этом посту заменил Иероним Уборевич. Вместо прежних полурегулярных милиционных формирований они создали боеспособную военную организацию со строгой дисциплиной и единоначалием по образцу Красной армии, где до этого служили.

Вы упомянули Земскую рать, как официально называлась приамурская армия Дитерихса. Летом 1922 года во Владивостоке торжественно открылся Земский собор. Все эти термины были отсылкой к Смуте начала XVII века?

Конечно. Белые вообще часто сравнивали Гражданскую войну с событиями начала XVII века и даже называли ее «второй Смутой». Петр Струве еще в 1919 году проводил параллели между Добровольческой армией и ополчением Минина и Пожарского.

Эти исторические аналогии были особенно популярны среди монархистов. Они верили, что как в XVII веке Россия успешно преодолела Смуту с помощью Земского собора и восстановления самодержавия, так и в этот раз все будет ровно так же.

Именно в этом состояла идея Приамурского Земского собора 1922 года?

Разумеется. Он стал важной вехой в истории Гражданской войны, потому что на нем белые впервые официально и недвусмысленно озвучили свою политическую программу — полное восстановление в России монархии.

То есть генерал Дитерихс мечтал стать своего рода русским Франко?

Возможно. Идея о военном диктаторе, который после революционного хаоса твердой рукой наведет порядок, а потом передаст власть законному монарху, была очень популярна в правой среде еще с 1917 года. Сначала выразителем подобных надежд стал Корнилов, потом — Колчак в Сибири и, наконец, Дитерихс на Дальнем Востоке.

Но в любом случае речь шла в 1922 году о восстановлении монархии?

Да, причем новый государь непременно должен был быть из Дома Романовых. Кто именно — это уже другой вопрос. Ожесточенные конфликты между «николаевцами» и «кирилловцами» проявятся гораздо позже, уже в эмигрантской среде.

Как вы думаете, стал ли лозунг о реставрации монархии последней и роковой ошибкой белых Приамурья, предопределившей исход Гражданской войны?

Трудно сказать. Во всяком случае, тем самым они полностью, как говорится, «развернули свои знамена». Другой вопрос, принесло ли им это политические дивиденды. Потом в эмиграции с легкой руки Ивана Солоневича долго шли разговоры, что белые проиграли именно из-за отказа от восстановления монархии. Ну вот провозгласили они этот лозунг во Владивостоке в 1922 году — и что? Все равно антибольшевистские силы потерпели поражение.

Нам сейчас трудно понять психологию этих людей. Но они просто не представляли себе, чтобы в России с ее тысячелетней монархической традицией может быть что-либо иное. Все эти советы, совнаркомы, ревкомы с их безбожием и диктатурой пролетариата белые считали чуждым и недолговечным порождением «Русской Смуты». Они верили, что это никогда не приживется на русской почве и, что большевистский режим скоро неизбежно рухнет. В этом была трагедия Белого движения, лидеры которого просто не осознавали, какой колоссальный и необратимый процесс перемен происходил тогда в России.

Камчатский Тайвань и украинский Клин

Как вы думаете, был ли Приамурский земский край под властью Дитерихса похож на врангелевский Крым?

Да, определенное сходство между ними было.

Приморье могло стать русским Тайванем?

Поначалу — да. Но логика развития событий Гражданской войны не позволила этому осуществиться. Все белые лидеры мечтали об «освободительном походе» на Москву, а большевики стремились во что бы то ни стало окончательно добить все очаги сопротивления. Не зря Ленин в 1922 году произнес свою знаменитую фразу, что Владивосток хотя и находится далеко, но это «город-то нашенский».

И действительно, после разгрома Дитерихса и взятия Владивостока войсками Дальневосточной республики она почти сразу же самоупразднилась и присоединилась к Советской России. Правда, у Дитерихса после падения Владивостока в октябре 1922-го был еще один вариант — эвакуация на Камчатку, а не в Китай и в Корею. Это ему предлагал командующий Сибирской флотилией адмирал Старк.

Почему именно на Камчатку?

Потому что она вместе с побережьем Охотского моря, с которого в следующем году начнется Якутский поход генерала Пепеляева, тоже находилась под контролем белых. На Камчатке они могли бы протянуть еще лет пять-десять, если не больше. И вот там действительно мог образоваться своего рода русский Тайвань. Советского военного флота на Тихом океане не было, а сухопутным путем туда и сейчас трудно добраться, а тогда тем более.

Почему Дитерихс из Приморья предпочел эвакуироваться за границу, а не окопаться на Камчатке?

Он решил, что Камчатка все-таки находится слишком далеко, чтобы начинать оттуда «возрождение России». К тому же большинство семей его офицеров не хотели туда ехать. Харбин или Шанхай были для них гораздо привлекательнее, чем далекий и холодный Петропавловск-Камчатский.

Насколько жизнеспособна была ДВР? Или она изначально была обречена на поглощение большевистской РСФСР?

Смотря как развивалась бы ситуация. Есть похожий пример — Монголия, где после разгрома Азиатской дивизии генерала Унгерна в 1921 году тоже установилась советская власть. Но Ленин не говорил о ее присоединении к РСФСР, хотя советская Монголия получала значительную поддержку от СССР. Если события Гражданской войны шли бы по несколько иному сценарию, то я вполне допускаю сохранение на какой-либо период времени автономного статуса ДВР.

Она могла бы существовать как социалистическое государство под контролем Москвы, но без диктатуры пролетариата и всеобщей национализации. Скорее это был бы некий оазис нэпа — возможно, с широкой экономической свободой. Однако в перспективе Дальневосточная республика рано или поздно все равно объединилась бы с Советской Россией.

Могла ли быть в Приморье реальная альтернатива советской власти в виде сибирских автономистов-областников или украинских националистов с их мечтами о Зеленом Клине?

Пик активности украинских националистов в Приморье пришелся на 1917-1918 годы. Но к 1922 году их всех разогнали, да и большинство местных переселенцев из Малороссии не поддержали их фантазии о Зеленом Клине. Что касается сибирских областников, то при определенном раскладе у них мог быть шанс. К тому же сама Дальневосточная республика в некотором смысле была выражением их идеи об автономном существовании.

Неслучайно после ухода Дитерихса в октябре 1922 года над Владивостоком поднялся бело-зеленый флаг областников. Но это продолжалось всего несколько дней, пока в город не вошли войска Народно-революционной армии ДВР, а потом и Красной армии.

А при Дитерихсе какой был флаг?

Он использовал черно-желто-белый флаг, который теперь называют «имперским» или «романовским». Этим Дитерихс отличался от своих предшественников, братьев Меркуловых, руководивших Приморьем под российским бело-сине-красным триколором.

Зимняя дорога генерала Пепеляева

Почему незадолго до падения Владивостока генерал Пепеляев стал прорываться в Якутию, а не на Камчатку?

Побережье Камчатки белые и так контролировали. Охотский край, как его называли белые, и Якутия представлялись Пепеляеву более перспективной территорией для дальнейшего сопротивления большевикам, нежели Камчатка. Но подобно Меркуловым и Дитерихсу, Пепеляев пал жертвой неоправданных надежд на повсеместную поддержку местного населения и активизацию антибольшевистского повстанчества. Якутский поход Пепеляева, ставший заключительным актом Гражданской войны, отчасти напоминает Ледяной поход генерала Корнилова 1918 года, с которого во многом она и начиналась.

Чем?

Корнилов после ухода с Дона ставил перед собой цель взять Екатеринодар и удержать под своей властью Кубань, которая должна была стать плацдармом для консолидации всех антибольшевистских сил на юге России. Аналогичную задачу попытался решить Пепеляев — поставить под свой контроль Якутск и всю Якутию, откуда он надеялся продолжать борьбу с советской властью на остальной территории Сибири и Дальнего Востока.

То есть настоящим финалом Гражданской войны в России вы считаете именно окончательный разгром генерала Пепеляева в Якутии в июне 1923 года, а не взятие Владивостока войсками ДВР в октябре 1922-го?

Я думаю, что оба этих события можно считать окончанием Гражданской войны. С одной стороны, Приморье было последней крупной территорией, находящейся под контролем белых. В Якутии полноценного антибольшевистского государственного образования создать не удалось, хотя Пепеляев ориентировался на якутских областников.

С другой стороны, Якутский поход Пепеляева был последним сражением Гражданской войны, в котором участвовали крупные воинские формирования белых, а не какие-то разрозненные партизанские отряды. Правда, отдельные очаги сопротивления в Якутии сохранялись вплоть до начала 1930-х годов.

Некоторые у нас до сих пор считают, что Гражданская война закончилась в ноябре 1920 года после эвакуации войск Врангеля из Крыма.

Потому что в декабре 1920 года об этом заявил Ленин. И действительно, после занятия Красной армией Крыма никаких фронтов Гражданской войны уже не было. Но уже весной 1921-го они снова появились — восстали кронштадтские матросы, тамбовские и сибирские крестьяне, в Забайкалье из Монголии вышел Унгерн со своей Азиатской дивизией, в Приморье власть взяли братья Меркуловы, а потом и Дитерихс. Эти события тоже относились к Гражданской войне, хотя и происходили на периферии бывшей Российской империи.

У нас действительно до сих пор нет единого мнения относительно датировки начала и окончания Гражданской войны. Прошло уже сто лет с тех событий, однако полную ее историю еще предстоит написать.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики