Лента добра
Культура

«Сейчас мое представление о счастье — это сигарета»

Режиссер «Счастливого Лазаря» о табаке и разговорах с волками
Актер Адриано Тардиоло
Кадр: фильм «Счастливый Лазарь»

Фильм Аличе Рорвахер «Счастливый Лазарь» рассказывает историю одной деревни в итальянской глубинке, где жители мирно занимаются выращиванием табака и не подозревают о том, что давно закончилась Вторая мировая война. Хозяйка этих мест — маркиза де Луна — живет в сонном старинном замке, а ее талантливый и капризный сын Танкреди дружит с простым юношей по имени Лазарь. Но однажды деревенским жителям все же приходится покинуть родные места и уехать в город. «Cчастливый Лазарь» получил приз за лучший сценарий на Каннском кинофестивале 2018 года. «Лента.ру» поговорила с Рорвахер об идее фильма, сигаретах и счастье.

«Лента.ру»: История, которая рассказывается в вашем фильме, основана на реальных событиях.

Аличе Рорвахер: Да, можно сказать, что все началось с заметки в газете, которую я прочитала еще в школе. Мы тогда обсуждали эту историю с оторванной от внешнего мира деревней всем классом. И это не единственный случай в Италии. Но меня интересовал универсальный смысл этой истории — как люди используют свою власть и знания для того, чтобы обеспечить себе привилегированное положение, чтобы эксплуатировать других. Звучит так, что можно подумать, что это история с социально-политическим смыслом, но когда в ней появляется Лазарь, все меняется. Получается такая нерелигиозная религиозная история. Не в смысле религии как церкви, это скорее религия любви к человеку.

Как и библейский Лазарь, герой вашего фильма воскресает. И вы назвали его счастливым — почему? Каково ваше представление о счастье?

Сейчас мое представление о счастье — это сигарета! Говоря о герое: библейского Лазаря мы воспринимаем все-таки как образ, а не как реального человека, а мне хотелось, чтобы мой герой был живым человеком, которому свойственно быть счастливым или печальным. Наверное, счастье Лазаря в том, чтобы помогать людям. Он кажется странным, наивным. Но он неглупый, он просто абсолютно добрый человек. Это не тот случай, когда у персонажа есть его «арка» и он должен меняться, становиться лучше. Лазарь не меняется, он всегда такой, какой он есть.

Актер, играющий Лазаря, выглядит так, как будто сошел с портрета эпохи Возрождения. Дело не только во внешности, у него и взгляд такой же. Как вы этого добились — водили его в музеи?

Нет, в музеи мы с ним не ходили. Но нам действительно нужен был такой персонаж, как будто он пришел из другого времени. Мы долго искали Адриано, это был большой кастинг. И он не сразу согласился сниматься, попросил сначала объяснить ему роль и даже порепетировать. Думаю, он идеально подходит для роли, потому что похож на своего героя: в нем тоже есть эта доброта и доверие к людям.

У вас в фильме есть и известные профессиональные актеры — Серхе Лопес, Николетта Браски, ваша сестра Альба, и непрофессиональные — Адриано Тадиоло в роли Лазаря, Лука Чиковани в роли маркиза и жители тех мест, где снимался фильм. Как вы создавали этот ансамбль?

Наш фильм — история, в общем-то, трагическая, но она рассказана в легком тоне. И в конечном итоге это история любви, история о том, что разным людям нужно найти общий язык. Поэтому то, что у нас такие разные актеры, хорошо для фильма — у них во время съемок была похожая задача, которая в целом совпадает с темой фильма.

В изобразительном решении вашего фильма критики сразу увидели цитаты из итальянской классики — Феллини, Пазолини, братья Тавиани.

Мне всегда трудно говорить о вдохновении, потому что можно намеренно искать и цитировать кого-то, а иногда это получается не по моей воле. В лучшем смысле слова, ведь когда мы смотрим хорошее кино, эти образы остаются в нашей памяти, и возможно, в моем фильме много таких неосознанных моментов из памяти. Хотя, конечно, все это замечательные режиссеры, которые меня вдохновляют.

В вашем предыдущем фильме герои занимались производством меда, и вы сказали, что это близкая вам тема — у вашего отца есть пасека, и вы тоже знаете, как делать мед. Теперь в фильме выращивают табак…

Нет, не подумайте, что у нас в семье и сигареты делают. Но табак в фильме — по многим причинам. Во-первых, непонятно, занимаются ли деревенские жители этим легально или нет. Вообще же табак — это монополия государства, и Италия делает на этом большие деньги. Возможно, именно благодаря табаку маркиза столь влиятельна. Нельзя представить, чтобы она делала такие деньги на производстве пшеницы, например. И кроме того, табак — это продукция класса люкс. Мы, кстати, для съемок фильма сами сажали табак — и за пять месяцев он вырос высотой до трех метров. И теперь по размеру табачных побегов можно определить, в какой момент снимали ту или иную сцену.

Расскажите, как на съемочной площадке оказался волк и как вы с ним работали.

С волком нам пришлось говорить по-французски, потому что наш волк — француз. И это тоже очень важный персонаж! Дело в том, что мы сначала искали большую собаку, похожую на волка. Но потом поняли, что нужен настоящий волк. Потому что собака агрессивна, только когда рычит, а в волке всегда чувствуется агрессия, опасность. И мы нашли такого волка во Франции, у Паскаля Треви. Его волк был очень добрым, но любил все хватать зубами. Поэтому мы старались ценные вещи убирать подальше. Его даже можно было погладить, только очень нежно, не хватать за загривок, как собаку. Конечно, мы предусмотрели защиту, специальные электрические ограждения, все что нужно. Но мне очень понравилось, что на площадке был дикий зверь. Обычно все расслаблены, шумят, разговаривают, а тут — сакральная тишина и дисциплина. Пожалуй, теперь у меня в каждом фильме будет волк.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики