Лента добра
Бывший СССР

Все цвета Киева

На украинский гей-парад пришли трансвеститы, депутаты и дипломаты. Было жарко
Фото: Андрей Кравченко / Ukrafoto

По центру Киева прошел самый массовый и представительный за всю историю независимой Украины гей-парад. Помимо украинских политиков в его колоннах прошли делегации посольств США, Канады, европейские дипломаты и депутат Европарламента. Всего, по данным организаторов, на киевский прайд вышли пять тысяч человек. Мир и спокойствие обеспечили превосходящие силы полиции — более семи тысяч сотрудников. Противники гей-парада по-своему подготовились к празднику, но численное превосходство оказалось не на их стороне... Из гущи событий за происходящим наблюдал корреспондент «Ленты.ру».

Гей-парад и гей-сафари

К подготовке киевского гей-парада организаторы подошли основательно. Согласование с городскими властями и полицией, подробные инструкции и правила безопасности, заявленные иностранные делегации и даже приглашение президенту Порошенко, отправленное депутатами Европарламента, — грядущее мероприятие должно было стать самым ярким и массовым в истории Украины.

Однако чем ближе был парад, тем очевиднее становилось, что рады ему не все. В закрытых группах в социальных сетях радикалы планировали устроить «сафари» на участников гей-парада. За каждого избитого гея даже обещали награду. В этой связи уполномоченная по правам человека Людмила Денисова обратилась к руководству столичной полиции с требованием обеспечить безопасность участников марша. И полиция отреагировала с энтузиазмом.

Еще вечером накануне парада в центр города стянули усиленные отряды полиции. Подтянулись автозаки, на критически важных направлениях установили трехметровые заборы, часть улиц перекрыли, а на подступах к маршруту шествия установили пункты досмотра. Получилось что-то среднее между маршем несогласных и новогодними гуляньями на Тверской. И весело и безопасно.

На гей-парад вышло все полицейское начальство: глава Национальной полиции Сергей Князев, замминистра внутренних дел Сергей Яровой, начальник столичного главка Андрей Крищенко. Скорее всего, по службе, однако их присутствие заметно воодушевляло участников шествия.

И все эти меры безопасности были не напрасны. Как оказалось, говоря о гей-сафари, радикалы не бросали слов на ветер. Примерно полторы сотни противников однополой любви устроили засаду на пути шествия. С вечера члены националистической группировки С14 оккупировали парк Шевченко, в непосредственной близости от которого должен был пройти гей-парад. Однако их план был вовремя раскрыт, и для большего спокойствия полиция все же разогнала воинствующих гетеросексуалов. Более полусотни задержанных и несколько разбитых голов стали итогом утреннего противостояния сил правопорядка и радикалов. Однако этим проблемы не ограничились.

С самого утра в метро стали возникать разные технические причины, и в какой-то момент все центральные станции и пересадочные узлы просто закрыли. Какие на выход, а какие и вовсе. «Мы теперь стали для них техническими проблемами? Ну-ну», — комментировали неожиданные трудности два молодых человека, спешивших к месту начала гей-парада.

«Все не так радужно»

По заявлению столичного главка, порядок на улицах Киева в тот день охраняли семь тысяч полицейских и бойцов Национальной гвардии.

Самих же представителей ЛГБТ-сообщества поначалу было пугающе мало. Те же, кто пришли в числе первых и кого можно было отнести к секс-меньшинствам по явным или косвенным признакам, на контакт не шли и при любом изменении ситуации демонстрировали настороженность. А вдруг «сафари».

Куда больше на месте сбора было журналистов и зевак. «Я одинаково негативно отношусь и к геям, и к радикалам. Так что я буду приветствовать любой нанесенный сегодня удар», — не скрывал своего отношения к происходящему научный сотрудник Дмитрий.

«А мы не геи, но мы пришли поддержать их борьбу за свободу. Мы считаем, что нужно уважать всех людей», — 16-летний школьник звонким голосом заявляет о своей позиции. Группа поддержки, состоящая из его одноклассников, согласно кивает.

«Если мы хотим жить в справедливом обществе, нельзя, чтобы геев или кого-то еще били, унижали или пренебрежительно к ним относились», — берет слово еще одна школьница. Она признает, что пришла в том числе и потусоваться, но считает борьбу за права человека невероятно важным делом.

Постепенно к месту сбора подтягиваются люди, площадка, выделенная организаторами для начала шествия, заполняется до предела. Два молодых человека выглядят слегка настороженно. «Поймите правильно: прийти сюда после угроз радикалов требовало известного мужества. Да, здесь много полиции. И, может быть, сегодня все будет хорошо. Но в другие дни все не так радужно», — рассказывает молодой житель Киева Иван.

По словам его спутника, в Киеве чуть ли не каждую неделю случаются избиения геев, им регулярно угрожают физической расправой: «Полиция регистрирует, может, один случай из пяти. Они не хотят с нами связываться. Они куда больше симпатизируют радикалам, чем нам».

Молодой одессит Михаил относится к происходящему крайне скептично: «Да, сейчас мы можем собраться и пройти один километр как организованная группа. Но в этой стране и в этих условиях мы никогда не сможем сделать это открыто и безопасно».

Он показывает на трехметровые металлические заборы, расставленные полицией: «Посмотрите, мы же фактически в клетке». По его словам, он хотел бы если не легализации однополых браков, то, как минимум, изменения отношения к секс-меньшинствам в обществе.

«Год назад в Одессе марш равенства фактически не состоялся. На две с половиной тысячи участников парада было пять тысяч полицейских, которые не смогли ничего сделать с кучкой радикалов. Мы чувствуем, что властям плевать на нас и наши проблемы», — сокрушается Михаил.

Появление иностранных делегаций вносит некоторое разнообразие в тусовку и привносит ощущение беззаботности. Среди иностранных гостей и тех, кто сопровождал их, много людей в ярких, порой эпатажных костюмах. «Мы пришли весело провести время, пообщаться с друзьями», — молодой человек в костюме единорога, кажется, не разделяет опасения других участников гей-парада.

Его подруга с розовыми волосами на одной волне со своим спутником. «Мы — пара и любим друг друга, но мы не видим ничего плохого в том, чтобы пригласить к нам кого-то третьего, мужчину или женщину, неважно. Занимайтесь любовью, а не войной!»

Особенностью гей-парада этого года стало то, что по сравнению с более ранними мероприятиями, в этот раз стало куда больше ярких нарядов и травести-танцев. В этом смысле прошедший в Киеве гей-парад стал куда больше походить на европейские аналоги. Однако среди участников марша явно не наблюдалось сплоченности. Одиночки, группы по два-три человека.

Заграница им поможет

На фоне такой разреженной тусовки заметно выделялась организованная группа примерно из 20 человек. В руках они держат шведские флажки. «Мы, сотрудники посольства Швеции, пришли поддержать украинских геев и лесбиянок в их борьбе за свои права», — бодро, хоть и тщательно подбирая слова на русском, сообщает молодой дипломат. Впоследствии окажется, что группу иностранных дипломатов на украинском гей-параде возглавляет первый секретарь посольства Швеции.

«Мы выступаем за свободную любовь. Права ЛГБТ-сообщества для нас неотъемлемы от основных прав человека. Мы хотим продемонстрировать, что украинские геи и лесбиянки не одни в своих проблемах, что мы поддерживаем их», — объясняет все тот же сотрудник шведского посольства. И не без гордости добавляет: «У нас есть специальные грантовые программы для общественных организаций, защищающих права секс-меньшинств. Как видите, мы очень серьезно относимся к проблемам геев на Украине».

Как оказалось, соучастие в борьбе за права секс-меньшинств иностранные дипломаты не воспринимают как вмешательство во внутренние украинские дела. «Мы поддерживаем борьбу за права человека. Разве это не благородная забота о слабых, о тех, кто нуждается в помощи?» — недоумевает шведский дипломат. И с ним трудно не согласиться. Как не поддержать слабых...

Шведы оказались не единственными иностранцами на этом празднике толерантности. Как сообщает «Громадське», от посольства Канады прибыла делегация из 20 человек, а Госдепартамент США делегировал на марш 60 сотрудников своего посольства. А едва колонна гей-парада тронулась, к участникам марша присоединилась посол США на Украине Мари Йованович в сопровождении крепких охранников.

На гей-парад она пришла со своим домашним питомцем. То ли госпожа посол никак не может обойтись без своего спаниеля, то ли просто решила совместить полезное с приятным.

Поддержать украинские секс-меньшинства пришли и представители международных некоммерческих организаций. Особо выделялась группа Amnesty International. Они несли плакат с надписью «Права человека — моя гордость».

Активисты из числа организаторов марша, с которыми удалось поговорить, к ЛГБТ-сообществу, как оказалось, не принадлежат. Скорее, выступают за соблюдение прав человека и уважение разных точек зрения. «Я хочу, чтобы на Украине все жили комфортно и в безопасности. Мы ведь все люди, и какая разница, кого любить», — восторженно заявляет студентка Лена.

Традиции — наше все

«Били палками, применяли слезоточивый газ. Хватали и били всех подряд: мужчин, женщин. Мы же мирно собрались, без оружия», — противник гей-парада Александр рассказывает о недавнем опыте общения с полицией в парке Шевченко.

Выглядит он довольно помятым, но несмотря ни на что, вместе с двумя десятками единомышленников бойко скандирует речовки: «Украина — не Содом!», «Гомодиктатуре нет!» На их плакатах написано: «Дети — наше будущее» и «Закон для семей — Украина для семей».

«Я стою здесь, потому что я против навязывания гомодиктатуры, — продолжает Александр. — Я против навязывания гомосексуальных ценностей. Я против однополых браков. Я за здоровую полноценную семью, в которой есть мама и папа». Стоящие рядом с ним товарищи одобрительно кивают.

«Вы посмотрите, на что готова пойти эта власть ради кредитов МВФ», — объясняет международный контекст гей-парада инженер Олег. «Порошенко, Гройсман (премьер-министр Украины) и все прочие плевать хотели на народ. Их интересует только своя власть, а для этого нужна помощь Запада. А там сами понимаете, кто правит», — глубокомысленно добавляет собеседник «Ленты.ру», кивая в сторону шествия.

Уже за ограждением, чуть поодаль от ЛГБТ-колоны, стоит группа из 6-7 человек. «Вы за или против марша? — обращается один из них к корреспонденту «Ленты.ру». — Только наблюдаете? Так наблюдайте, наблюдайте содомитов. Украина — христианская страна, а тут гей-парад проходит!»

Вслед за товарищем в разговор вступает еще один мужчина. «Даже если оставить за скобками христианские ценности, допустим. Посмотрим с точки зрения общества. Вот что эти геи сделали для общества? Они были на Майдане? Кто-то из них воевал в АТО, волонтерствовал?» По его словам, ЛГБТ-сообщество в столь сложный период времени ничего не сделало для страны, и поэтому теперь они не имеют никакого права проводить свои акции в Киеве.

О своих организаторах и вдохновителях противники гей-парада отвечают уклончиво. «Мы пришли по своей воле. Мы не националисты. Нам никто не платил. Мы просто по велению сердца пришли мирно выразить свой протест против гей-парада», — в разных вариантах эти тезисы повторяют почти все, кто пришел продемонстрировать свое недовольство гей-парадом. Они действительно не были похожи на националистов. Скорее, офисные клерки и менеджеры среднего звена, нежели уличные бойцы радикальных группировок.

Успех, которого не было

Помимо иностранных дипломатов, представительности этому шествию добавляли еще и народные депутаты Украины: Светлана Залищук и Сергей Лещенко. С последним вышел небольшой конфуз. Он пришел на гей-парад в футболке с изображением украинского поэта Тараса Шевченко. Намекал ли Лещенко, что украинский классик тоже был геем, или таким образом депутат солидаризировался с теми, кто собрался в парке Шевченко, — народный избранник не пояснил. А возможно никакого символизма в жесте и вовсе не было.

А депутат Европарламента Ребекка Хармс и вовсе стала жертвой очередного пранка. Она шла в первом ряду гей-парада, а вечером заявила, что с ней связались люди из администрации президента Украины и заверили, что в ближайшее время в стране разработают закон о равенстве прав секс-меньшинств.

Однако в администрации Петра Порошенко эту информацию опровергли, а пранкер Вован позже намекнул, что именно он стоит за розыгрышем депутата Европарламента.

Гей-парад оказался весьма непродолжительным. Минут 40 потребовалось колонне, чтобы проследовать от здания Национальной академии наук на улице Владимирской, вдоль Университета Тараса Шевченко до кинотеатра «Киев» на площадь Льва Толстого. Чуть более километра.

Пять или шесть раз противники гей-парада разворачивали на пути движения транспаранты с надписями «Украина — христианское государство» и «Нет диктатуре ЛГБТ». Всякий раз полиция оперативно, хоть и довольно аккуратно оттаскивала защитников традиционных ценностей в сторону, и шествие двигалось дальше.

Дойдя до площади Льва Толстого, гей-парад остановился. Представитель полиции в громкоговоритель сообщил о минировании и предложил всем собравшимся расходиться. На этом марш равенства и завершился. Под надзором стражей порядка представители ЛГБТ-сообщества и их сторонники организованно проследовали к ближайшим станциям метро.

По итогам организаторы заявили о пяти тысячах участников. Возможно и так, но по субъективным ощущениям непосредственно в колонне шли две-три тысячи человек. Сопровождавших шествие журналистов, зевак и правоохранителей, в том числе и в штатском, причислять к участникам гей-парада было бы некорректно (уж точно не всех).

Важнейшим итогом прошедшего гей-парада стало то, что несмотря на заявленные организаторами успехи, реальных достижений в защите прав ЛГБТ нет как нет. Присутствие иностранных делегаций не может компенсировать очевидную малочисленность гей-сообщества и глухое неприятие альтернативных ценностей большинством общества, как и большинством политиков. Последнее становится тем очевиднее, чем ближе выборы. Оно и понятно — избиратель считает, что «Украина — не Содом!»

< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики