Лента добра
Культура

Папа может

Кино недели: от «Суперсемейки 2» до «Дела Собчака»
Кадр: фильм «Дело Собчака»

В прокате — «Суперсемейка 2», сиквел одного из лучших мультфильмов студии Pixar, который доказывает, что, возможно, именно анимация является лучшей формой для супергеройского кино. Кроме того: Хавьер Бардем и Пенелопа Крус разыгрывают романтическую жизнь Пабло Эскобара, а Ксения Собчак разбирается в истории травли собственного отца.

«Суперсемейка 2» (Incredibles 2)
Режиссер — Брэд Берд

Супермену с Бэтменом знакома эта проблема: когда в прологе «Суперсемейки 2» наделенная сверхспособностями семья Парров сносит полгорода в борьбе со злодеем-грабителем Подрывашкиным, правительство решает героический пыл Суперов несколько охладить — и сворачивает программу их поддержки. Паррам — мистеру Исключительному, его жене Эластике, дочке-подростку Фиалке, школьнику-сыну Шастику и младенцу Джек-Джеку — приходится переезжать в убогий мотель, без перспектив, финансов и такого любимого развлечения, как спасение человечества. Помощь приходит из неожиданного источника — от телеком-миллиардеров, брата и сестры, предлагающих Паррам не только содержание, но и лекарство от скуки: бороться с преступностью тайком, при этом записывая свои подвиги на камеру и тем самым постепенно повышая репутацию супергероев в обществе. Ну, а чтобы тайна оставалась тайной, к прежней деятельности возвращается только одна Эластика, чьи сверхспособности наименее деструктивны — по крайней мере в сравнении с мужем. Самому же мистеру Исключительному приходится стать, в сущности, мистером Мамочкой: утешать страдающую от неразделенной любви Фиалку, помогать с математикой Шастику и одновременно следить за крошкой Джек-Джеком, у которого новая сверхспособность проявляется буквально каждый божий день.

Явление таинственного суперзлодея-гипнотизера Экранотирана, конечно, вернет на героический фронт всю Суперсемейку — но в целом сиквел двенадцатилетней давности хита студии Pixar верен духу оригинала и большую часть своего хронометража уверенно и плавно переключается между фантастическим и банальным, между экшен-аттракционами и комедией на универсальные семейные темы. Что касается первых, то Брэд Берд, вернувшийся в анимацию после пары игровых фильмов («Миссия невыполнима: Протокол Фантом» и «Мир будущего»), последовательно повышает ставки — как будто хочет не просто продемонстрировать техническое превосходство «Суперсемейки 2» перед всеми остальными образцами жанра, но и в каждой следующей сцене превзойти масштаб и драйв предыдущей. Надо отдать ему должное — супергеройское кино, в последние годы окончательно перешедшее даже в игровых фильмах в конвейер CGI-эффектов, в таком, анимационном виде, лишаясь необходимости оглядываться на пределы человеческого тела, смотрится еще органичнее, даже свободнее. Но по-настоящему «Суперсемейка 2» раскрывается все же, когда принимается за вечные ценности — при всей увлекательности перипетий супергеройства проблемы отцов и детей, мужей и жен по-прежнему способны генерировать куда более ощутимый отклик.

Купить билеты на «Суперсемейку 2» на «Афише»

«Эскобар» (Loving Pablo)
Режиссер — Фернандо Леон де Араноа

«Любить Пабло», — называется в оригинале фильм испанца де Араноа, но и это, мутировавшее по пути в Россию, название не договаривает: книга Вирджинии Валлехо, телеведущей, которая на протяжении нескольких лет была любовницей самого известного наркобарона всех времен называлась «Любить Пабло, ненавидеть Эскобара». Понятно, почему де Араноа этот заголовок для экранизации сократил — иначе он бы сразу же выдал аудитории центральный конфликт своей картины. Впрочем, закадровый голос Валлехо (Пенелопа Крус) и без того озвучивает более-менее все поверхностные вопросы, которые поднимаются в этом фильме: «Здесь были все, кто хоть что-то из себя представляет», — о вечеринке в поместье Эскобара (Хавьер Бардем), на которой в 1981-м завязывается ее роман с драгдилером. «Пабло выставлял меня, как будто я трофей», — о своеобразном участии в политической кампании главы Медельинского картеля. «Еще никогда мне не приходилось бежать из страны из-за мужчины», — а это Валлехо уже в судьбоносном для своего любовника 1993-м садится на самолет американского наркоконтроля, агенту (Питер Сарсгард) которого наконец удается развести телеведущую на сотрудничество.

«Эскобару», конечно, не светит открыть зрителям глаза на какие угодно новые детали из биографии своего заглавного героя — даже та коллизия с походом Пабло в политику, которая служит фильму де Араноа самой развернутой сюжетной линией, была куда более детально и глубоко представлена в сериале «Нарко». Поэтому де Араноа идет, пожалуй, в самом неожиданном направлении, какое может задействовать фильм об Эскобаре — а именно повышает градус мелодраматики (заодно взвинчивая и степень экзотичности: не вращайся история вокруг наркотиков, визуальный колорит фильма могло бы взять на вооружение колумбийское министерство туризма). Поэтому зрителя здесь мучают не слишком-то содержательной линией развития отношений Валлехо и Эскобара, от первого знакомства до, о ужас, шока героини Крус от того, что ее бойфренд оказывается вообще-то не самой ласковой на этой планете тварью. И если его супруга здесь в основном позирует в модных нарядах, несколько комично сбиваясь к финалу на изображение испуга посредством округления глаз и глубоких воздыханий, то Бардем каким-то образом даже ухитряется сохранить во всей этой затее достоинство — чуть ли не единственным из всех причастных.

Купить билеты на «Эскобара» на «Афише»

«Дело Собчака»
Режиссер — Вера Кричевская

В 1997 году в Санкт-Петербурге было открыто уголовное дело №18/238278-95 — о злоупотреблении полномочиями высокопоставленных сотрудников городской мэрии. Читай — Анатолия Собчака, только что проигравшего выборы своему бывшему заместителю Владимиру Яковлеву и почти немедленного обвиненного командой последнего в получении взятки: пока шла предвыборная кампания, жена Собчака и глава его избирательного штаба Людмила Нарусова занималась, среди прочего, обустройством недавно полностью выкупленной их семьей коммунальной квартиры на Мойке. Заведенное дело тут же получает одобрение и ход в Генпрокуратуре — на фоне спорных и противоречивых сигналов из администрации президента Ельцина. Начинается травля Собчака в СМИ и коридорах власти. Вскоре он переживет сердечный приступ — и его бывшему заму Владимиру Путину, уже работающему в той же АП, придется вопреки всем служебным обязанностям и даже законам организовывать бегство своего больного наставника в Париж.

Спустя шестнадцать лет после смерти отца Ксения Собчак (она в фильме Веры Кричевской выступает сценаристом и автором интервью с коллегами, оппонентами и врагами своего родителя) пытается разобраться в обстоятельствах дела, которое пошатнуло его репутацию и здоровье, а в определенной степени и свело его в могилу. «Дело Собчака», впрочем, не ограничивается этой, по большому счету, детективной линией — более чем, к слову, увлекательной и наглядной в плане демонстрации тайных механизмов отечественной политики — и претендует на большее: портрет эпохи, с непременным захлестом на текущую политическую обстановку. Для этого Кричевская с механистичной поступью опытного телевизионного режиссера переносится еще дальше во времени и пересказывает, через хроникальные кадры и те же интервью (включая диалог Ксении Собчак и с самим Путиным), более-менее всю карьеру своего героя в политике — для усиления эффекта то и дело прибегая к полиэкрану, который, впрочем, немного развлекая зрителя, не особенно добавляет картине глубины и дополнительных ракурсов направления мысли.

Нет, авторы «Дела Собчака» стремятся именно что рассказать, уж как выйдет, историю трагического пути одного из самых харизматичных отечественных политиков последних 25 лет, вычленив в рассказе о ней некую актуальную политическую истину — вот только они, кажется, не учитывают, что политика в кино всегда взаимосвязана с эстетикой: подлинно радикальное высказывание невозможно без радикализма формы и стиля. Но унылый, конвенциональный формат просветительски-поучительного телефильма в итоге размывает те немногие подлинные откровения, которые прорываются через «Дело Собчака» (большая их часть имеет отношение скорее к семейной, чем к общественной деятельности и обнаруживается в разговорах Ксении Собчак с матерью — диалогах, открывающих подлинное значение окружения для деятельности публичного лица), сводит их к банальностям — вроде пошло проиллюстрированного контрастом между людными улицами Ленинграда 1991-го и пустыми площадями Петербурга 2018-го наблюдения о гибели дискуссионной политики в стране. То, что человек, в первую очередь за эту трансформацию ответственный, в фильме Кричевской предстает вообще-то единственным верным последователем первого мэра Петербурга, только добавляет картине неопределенности — дело Собчака раскрыто, но авторы расследования только и могут, что развести руками.

Купить билеты на «Дело Собчака» на «Афише»

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики