Лента добра
Бывший СССР

«Эта публика бесстыдно лжет»

В Латвию понаехали новые русские. Они куда лучше прежних
Виды Даугавпилса, Латвия
Фото: Ints Kalnins / Reuters

Русскоязычные жители Латвии с их постоянными жалобами на притеснения — непроходящая головная боль руководства страны. А хуже всего то, что в Евросоюзе происходящее воспринимают всерьез и периодически пеняют Риге на ущемление прав. Но теперь решение, похоже, найдено. Если не удается уладить проблему с теми русскими, что достались в наследство от СССР, значит, надо завести новых. Так появилось сообщество русскоязычных жителей Латвии, которые разделяют европейские ценности, лояльны властям и публично поддерживают их политику. Новые латвийские русские также обещают сотрудничать со спецслужбами и помогать политэмигрантам, которые вынуждены бежать из России, спасаясь от репрессий. «Лента.ру» знакомилась с историей создания новой общности «европейских русских», которая, как оказалось, продолжается не один год.

Лояльное землячество

В «Ассоциацию развития русского гражданского общества и поддержки российских эмигрантов» объединились русскоязычные жители Латвии, лояльные своей родине-мачехе, поддерживающие курс ее руководства и критически относящиеся к внешней политике России. Координатором инициативной группы стал публицист Димитрий Саввин. До 2015 года он жил в Санкт-Петербурге и вел активную общественную деятельность: участвовал в уличных акциях и состоял в незарегистрированной партии «Новая сила». Но после того, как на него завели несколько уголовных дел, Саввин оставил Россию и переехал в Латвию. Эту страну он выбрал неслучайно: с 2012-го сотрудничал с рижским «Музеем оккупации» и за это время успел завести достаточно знакомств. Спустя год после переезда Саввин получил статус политического беженца.

Сменив адрес, Саввин не изменил себе. Он по-прежнему ведет активную общественную жизнь и охотно общается с латышскими журналистами, обличая кремлевскую пропаганду с ее рассказами о притеснениях русских в Прибалтике. По его мнению, никакой дискриминации нет. «Эта публика бесстыдно лжет, что якобы в странах Прибалтики права русскоязычных игнорируются, — говорит он. — Смешно становится, когда такие "русские люди", как Линдерман, Гирс, Жданок и Плинер (оппозиционные политики и активисты — прим. «Лены.ру»), учат меня быть русским. Когда я нахожусь в Латвии, то чувствую — я нахожусь в национальном государстве, которое, по-моему, дает латышам возможность чувствовать себя хозяевами на собственной земле».

Димитрий Саввин рассказал, что в инициативную группу входят как коренные русскоязычные жители Латвии, так и недавно приехавшие российские политэмигранты. Цели весьма амбициозные — не только объединить лояльных к Латвии русских, но и поддержать гражданское общество в России. По словам Саввина, с первых лет независимости сложилась парадоксальная ситуация, когда от имени всех русских Латвии говорят «советские реваншисты и прокремлевские активисты», и в результате именно их голоса воспринимаются как русские.

Эта ситуация, по мнению Саввина и его единомышленников, неприемлема и просто обидна для очень многих русских людей, живущих в Латвии, особенно для политэмигрантов из России. «Советский, кремлевский и русский — это разные понятия, хотя многие люди их отождествляют, — объясняет он. — Мы намерены с этим бороться, объединять русских людей, которые лояльны Латвии и говорить от их имени».

Стоит отметить, что аналогичные попытки предпринимались в Латвии и ранее. Так, в апреле 2014 года известный в стране общественный деятель, историк и публицист Игорь Ватолин заявил о создании движения европейских русских. В беседе с «Лентой.ру» Ватолин сказал, что он не был согласен с вхождением в состав России Крыма и с поддержкой, оказываемой Кремлем ополчению Донбасса.

Его покоробило, что в 2014-м политики наподобие евродепутата Татьяны Жданок и сооснователя Конгресса неграждан Александра Гапоненко (задержан Полицией безопасности за «антигосударственную деятельность» — прим. «Ленты.ру») начали от лица всей русскоязычной общины Латвии демонстрировать поддержку внешней политики России. «В ответ мы с единомышленниками зарегистрировали НГО "Европейская Русская инициатива" [EuroRussians]. Ее деятельность ограничилась проведением дискуссий на злобу дня и по вопросам русской идентичности», — пояснил Ватолин.

По его мнению, никакой специфической русской равно как и немецкой, латышской, американской идентичности не существует. «Европейскими русскими можно называть любых русских людей, разделяющих базовые европейские ценности. При этом неважно, живут они в странах ЕС, в России или в других местах, — подчеркивает Ватолин. — Еще одно специфическое качество европейского русского — это наличие в его жизни наряду с русскими, еще и других языковых и культурных традиций. В Латвии, например, практически все активные, прогрессивно мыслящие люди являются трилингвами — латышский-английский-русский».

Ватолин, однако, считает, что понятие «европейские русские» — это не социологическая категория, а, скорее, напоминание о европейском векторе русской культуры и российской государственности, по меньшей мере, со времен Петра Великого — своего рода противовес концепции особого пути России. Ассоциации Саввина он желает всяческих успехов, отмечая, что его прошлое русского националиста наверняка добавит интриги в эту историю.

«Новые латыши» против «старых русских»

Два года назад о себе заявило движение «Новые латыши», объединившее россиян, получивших виды на жительство (ВНЖ) в Латвии в последние годы. Новые латыши начали приезжать в 2010 году, когда из-за экономического кризиса власти запустили программу «виды на жительство в обмен на инвестиции». Временный ВНЖ, но с правом продления выдавали практически всем, кто покупал недвижимость в Риге или другом крупном городе не дешевле чем за 100 000 латов (142 288 евро). Были и вполне бюджетные предложения. Приобретая недвижимость за пределами крупных городов, можно было снизить стоимость вида на жительство до 50 000 латов (71 144 евро).

Как говорится в правительственном докладе МВД Латвии, за четыре года виды на жительство в рамках программы запросили 12 427 человек — включая самих инвесторов и членов их семей. Практически все запросы были удовлетворены. Согласно информации МВД, за это время новые резиденты принесли в экономику Латвии более миллиарда евро. В большинстве случаев это были россияне, а наибольшим спросом у них пользовалась недвижимость в Риге и Юрмале.

Но в 2014 году под давлением вошедших в правящую коалицию националистов условия программы ужесточили до такой степени, что она, фактически, умерла. Однако тысячи россиян все же остались жить в Латвии и очень скоро сформировали оппозицию местным «старым русским».

Приезжие не скрывают радости от того, что оказались в настоящей Европе, и зачастую неодобрительно отзываются о «старых русских», как о «ватниках» и «путиноидах». Те, в свою очередь, называют переселенцев «отщепенцами» и клеймят их за «смердяковщину» и прочую русофобию. Местные СМИ, однако, любят приглашать эмигрантов из РФ в теле- и радиоэфир, на страницы центральных газет.

В 2012 году уроженка Иваново Елена Екатериничева даже выступила перед Европарламентом в канун референдума о втором государственном языке в Латвии. Там она, назвавшись представительницей русской общины, заявила, что на самом деле ее соплеменники не желают никаких особых преференций для своего языка и что этнической дискриминации в Латвии нет.

Всех россиян, получивших ВНЖ, можно условно разделить на две категории. Первая — бизнесмены средней руки, имеющие счета в офшорах и претензии от российских налоговых органов. Они не скрывают, что искали возможность отсидеться в Латвии, сделать себе запасной аэродром. Как бы Европа и Россия рядом, и русский язык тут знают. Вторая — «младоэмигранты», идейные, порой радикальные сторонники европейского курса, при каждом удобном случае заявляющие, что в «рашке» все плохо, а за ее границами все хорошо. «Когда были в Германии и Швеции — всем говорили, что мы from Latvia, — пишут на своих форумах "новые латыши". — Ибо неприятно нести ответственность за дела той страны, чье гражданство ты носишь…» «Я уважаю Латвию как независимое государство — члена ЕС, — заявляет другой эмигрант. — И категорически не желаю, чтобы сюда приперся поганый "русский мир"».

«Тут власть закона»

Изначально «новые латыши» объединились для отстаивания своих прав. В апреле 2016 года Сейм утвердил поправки к «Закону об иммиграции», предписывающие уплату пошлины в размере 5000 евро при продлении пятилетнего временного ВНЖ. После этого российские эмигранты во главе с преподавателем Высшей школы экономики Еленой Лукьяновой обратились к президенту Раймонду Вейонису — с просьбой не подписывать закон. «Каждый из нас привез сюда до десятка семей. А если у этих людей дети? На них это очень серьезно отразится. Например, на Мише Ефремове, у которого четверо несовершеннолетних детей. Это уже не пять тысяч евро», — жаловалась Лукьянова.

И президент действительно вернул законопроект в парламент на доработку. В итоге было решено, что пошлину будут взимать лишь при повторном продлении ВНЖ. Причем, только с тех, кто покупал недвижимость, а не со всех членов его семьи, как предусматривалось в поправках ранее.

К слову, самые настоящие латыши до сих пор относятся к «новым латышам» с некоторой настороженностью — невзирая на все попытки последних подружиться. «Они и не скрывают, зачем сюда приехали: здесь все по-русски, школы русские, на улицах говорят по-русски, врачи говорят по-русски, кино по-русски, газеты русские, телевидение русское, — говорит депутат Сейма от праворадикалов Эдвин Шноре. — Но тут Европа. Тут порядок и власть закона. И поэтому они сюда едут. А латышский язык они особо учить не хотят».

Шноре рассказал, как однажды позвонил «новым латышам», которые прожили в стране почти четыре года. По-латышски они не говорили, поэтому беседовать пришлось по-русски. «Я спросил: почему они до сих пор не выучили язык? — вспоминает депутат. — Ответили, что переезды, то-се. А я в Норвегии прожил год. Мне этого хватило, чтобы выучить норвежский язык. Так что мне кристально ясна мотивация всех этих людей».

Для российских эмигрантов Прибалтика действительно привлекательна тем, что она фактически полурусская, здесь не нужно знать иностранных языков или глубоко погружаться в чужую культуру. При этом, как справедливо замечает депутат Шноре, «тут Европа и власть закона». Поэтому заявить о том, что в Прибалтике есть не только советские русские, но и вполне европейские — не такая уж большая цена за право жить по-европейски. Тем более, далеко не все русскоязычные жители Латвии (в том числе и коренные) убеждены в том, что все русское должно иметь здесь какой-то официальный, обозначенный в законе статус.

Но ассоциация Димитрия Саввина не собирается ограничиваться одними только заявлениями. По его словам, инициативная группа уже обсуждает формат сотрудничества с латвийскими спецслужбами. Цель сотрудничества — «достоверно» информировать компетентные органы о российских политических беженцах. Дело в том, что среди прочего ассоциация займется содействием в получении политического убежища для беженцев из России. «Мы поможем понять местным службам — действительно ли этот человек преследовался в России по политическим соображениям, и нуждается ли он в статусе беженца», — заявил Саввин.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики