Лента добра
Силовые структуры

«Вы видите у меня кисти?»

Безрукий инвалид взял полицейского за горло — это чудеса кавказского правосудия
Аслан Иритов
Кадр: ProtivPytok / YouTube

В Нальчике начался суд по резонансному делу о нападении на полицейского: согласно первоначальной версии следствия, в октябре прошлого года Аслан Иритов душил руками сотрудника СОБР. И все бы ничего, если бы не одно «но»: Иритов — инвалид, у него нет рук. Обвинения в его адрес обернулись грандиозным скандалом. Но дело не закрыли. Оно дошло до суда, хоть и в измененном виде. В обновленной редакции Иритов уже не душил спецназовца, а якобы ударил его головой, нанеся тем самым серьезные травмы. В деталях парадоксальной судебной истории с неожиданными превращениями разбиралась «Лента.ру».

«Давай, ударь нас!»

О событиях 31 октября 2017 года «Ленте.ру» рассказала Марина Иритова. Ее супруг Аслан возглавляет общественную организацию «Вольный аул», которая защищает права жителей одноименного района Нальчика. В этот день должен был состояться митинг против незаконной распродажи земли бывшего совхоза «Нальчикский» с участием полутора тысяч человек. Но власти его запретили и, видимо, решив подстраховаться, отправили к дому Иритовых полицейских.

— Чтобы Аслан не пришел на митинг, — объясняет Марина. — Впрочем, мы на него и не собирались...

Аслан Иритов сейчас находится под домашним арестом: ему запрещено общаться с журналистами. Однако Марина сама была участницей событий. По ее словам, ранним утром 31 октября 2017 года в дом Аслана и его брата Беслана (у них общий двор и соседние дома) пришли непрошеные гости с видеокамерой. Три-четыре человека были в форме, остальные полтора-два десятка — в штатском.

— У калитки было где-то машин 15, — вспоминает собеседница «Ленты.ру». — Я их спрашиваю: «А что вас так много, что случилось?» Они не стали мне ничего объяснять, сказали, что им нужен Аслан. Я им говорю: «Хорошо, подождите». Мы недавно только встали, мне его надо было умыть, одеть, так как он самостоятельно не может этого сделать, он же без кистей. А они зашли к нам во двор. Мои дочери вышли к ним и спрашивают: «А почему вы зашли? Ждите за калиткой». Началась словесная перепалка, ее услышал Беслан — и вышел...

Мужчина стал спрашивать, почему незваные гости снимают на камеру во дворе Иритовых и потребовал удалиться. В ответ послышались провокации в духе «Давай, ударь нас!». Беслан попытался зайти в дом, но его стали тянуть за куртку обратно. Тогда на сцене появился сам Аслан Иритов и поинтересовался у чужаков, на каком основании они находятся у него во дворе, сказал им выйти вон.

— Как только мой муж появился во дворе, они дали команду, — рассказывает Марина. — Оказывается, у нас возле калитки были два автобуса с бойцами ОМОН. Они сразу влетели, скрутили Аслана. Моего мужа повалили на асфальт, стали его бить, потом схватили и вынесли. Беслана тоже скрутили и вывели. Никто не объяснил, куда их везут, за что их забрали. Их отпустили только ночью. Мою старшую дочь сотрудник ОМОН в маске лицом в асфальт впечатал: она пыталась защищать отца. У нее повреждение перегородки носа, она даже операцию делала. А мне два пальца поломали.

Цирк с кистями

После инцидента к администрации Нальчика пришли около 60 человек, возмущенные избиением лидера «Вольного аула». Они требовали отпустить братьев. Семья Иритовых обратилась в полицию в связи с незаконным приходом силовиков, а в ответ против Аслана и Беслана возбудили уголовное дело о применении насилия в отношении представителя власти. Главу «Вольного аула» обвинили в том, что он душил полицейского, а когда выяснилось, что речь идет о безруком инвалиде, разгорелся скандал.

В сети появилась видеозапись конфликта во дворе дома Иритовых, которую вели силовики. На ней видно, как Аслан захватил локтем шею спецназовца. Однако перед этим на него со всех сторон навалились другие бойцы, поэтому непонятно, была это попытка удушения или он пытается удержаться на ногах таким образом.

Тем не менее с обвинением — душил кистями рук — Аслан Иритов отправился по решению суда под домашний арест. Та же мера пресечения была избрана и его брату.

— Это обвинение — полная чушь, — возмущается Марина Иритова. — Съемку вели сами правоохранители и моя дочь. Мы и говорим: предъявите, где они бьют или душат кого-то. На деле ведь все было наоборот — били их, обоих. Судья зачитала постановление о домашнем аресте и сказала, что Иритов Аслан душил сотрудника ОМОН, сдавливая его шею кистями рук. А мой муж встал и говорит: а где вы видите у меня кисти, как я мог вообще его душить? И они, знаете, что сделали? Переквалифицировали это: якобы брат душил, а Аслан ударил головой другого сотрудника и рассек губу ему.

По ее словам, Беслану предложили свободу под залог в два миллиона рублей — но таких денег у его родных нет. Кроме того, к домам братьев постоянно приезжают с проверками, пытаясь уличить Аслана и Беслана в том, что они якобы нарушают условия домашнего ареста. Впрочем, на этот случай у Иритовых стоят камеры — и на все претензии они отвечают записями. У Беслана трое малолетних детей, супруга не работает — а из-за домашнего ареста теперь не работает и он, а потому не может содержать семью. Ему помогают родственники. Что до Аслана, то его подспорье — это пенсия по инвалидности.

«Все сфальсифицировано»

Из обвинения Аслану Иритову следует, что несмотря на запрет, он позвал людей выйти на митинг 31 октября 2017 года. Полиция неоднократно пыталась вручить ему предупреждение о недопустимости проведения несанкционированного мероприятия, но он уклонялся от его получения, поэтому силовики пришли к нему домой.

Однако хозяин проявил неуважение к представителям власти: публично оскорбил нецензурной бранью начальника управления уголовного розыска МВД Кабардино-Балкарии (КБР) полковника полиции Заура Крымукова (статья 319 УК РФ), а также ударил головой заместителя начальника центра по противодействию экстремизму МВД КБР полковника полиции Хамидби Губашиева, рассек ему губу и причинил закрытую черепно-мозговую травму — сотрясение головного мозга (часть 2 статьи 318 УК РФ).

Эта фабула сильно отличается от первоначального обвинения в том, что Иритов якобы душил омоновца. Интересно, что этот боец в итоге вообще исчез из списка потерпевших. Он просто свидетель. Крымуков и Губашиев отмечены на кадрах записи.

— Защита настаивает на том, что не было события преступления, — рассказал «Ленте.ру» адвокат Роман Бондаренко. — Свидетели, проведенные экспертизы опровергают факт нанесения удара Губашиеву. Аслана Иритова держали бойцы СОБР, он просто не мог нанести удар Губашиеву, который вообще все время в ходе конфликта стоял вдалеке от обвиняемого. Иритова на записи не видно около двух секунд: за это время пожилой инвалид едва ли мог раскидать трех державших его полицейских, подбежать к Губашиеву, ударить его и вернуться на то место, чтобы вновь появиться в кадре.

Защитник отмечает: судебно-медицинская экспертиза в отношении Губашиева, согласно выводам которой он получил закрытую черепно-мозговую травму, проведена с грубыми нарушениями и является недопустимым доказательством. В медицинских документах на имя Губашиева не перечислены признаки, которые бы позволили эксперту сделать вывод о наличии сотрясения головного мозга.

Кроме того, на кадрах видно, как Губашиев невозмутимо ходил по двору в ходе конфликта.

— Судя по выражению его лица в кадре, нелепо было бы вести речь о том, что в это время ему разбили лицо, он испытал сильную физическую боль и получил сотрясение головного мозга. Все сфальсифицировано! — считает адвокат.

Экспертам на смех

Видеозапись сотрудников правоохранительных органов, а также съемку, которую вела дочь Иритова, изучили специалисты «111 Главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз» Минобороны России. Заключение имеется в распоряжении редакции.

Исследование проводили начальник отдела медико-криминалистической идентификации, доктор медицинских наук, профессор Сергей Леонов, имеющий высшую квалификационную категорию по специальности «Судебно-медицинская экспертиза» и Юлия Шакирьянова, судебно-медицинский эксперт и кандидат медицинских наук.

Эксперты на основе двух видеозаписей воссоздали трехмерную модель обстановки с участием Аслана Иритова, потерпевших и спецназовцев.

«При анализе представленных видеозаписей установлено, что с учетом расположения Иритова и Губашиева во дворе дома (...) Иритов не имел возможности нанести удар в область нижней губы слева Губашиеву. Иритов постоянно окружен и фиксирован людьми в зеленой камуфлированной форме», — говорится в заключении экспертов.

Беслану Иритову вменяют то, что он душил Заура Крымукова, вследствие чего у полицейского развился острый ларингит, который он лечил три недели. Эти обвинения защита категорически отвергает. На видеозаписях видно, как Беслан Иритов, Губашиев и Крымуков разговаривают на повышенных тонах, но в потасовку так и не вступают.

Земельный вопрос

Между тем само уголовное дело против братьев Иритовых стало следствием затянувшегося конфликта жителей с городскими властями. Дело в том, что у обанкротившегося совхоза «Нальчикский» осталось много земли в районе Вольный Аул, которую теперь распродают по рыночным ценам, объясняет Марина Иритова.

— У нас в одном только дворе по 5-6 братьев живут, у них уже взрослые дети, — объясняет собеседница «Ленты.ру». — Но аульцам по программе расселения как нуждающимся, многодетным и малоимущим земли не раздавали. Были переговоры, и власти пообещали распределить земли нуждающимся, если мы сделаем всю подготовительную работу. Наша организация подготовила все документы, размежевали участки, геодезию сделали, чтобы землю получили все нуждающиеся жители района. А потом оказалось, что власти просто за нос нас водили, время тянули. Думали, что мы сами не справимся и все на нет сойдет, а мы все подготовили.

По словам Марины Иритовой, власти отказались от своих же слов: они передумали раздавать землю просто так и решили ее продавать. Организация Аслана Иритова «Вольный аул» выразила готовность выкупить земли — но по кадастровой цене, чтобы их могли купить именно нуждающиеся, а не только состоятельные граждане.

— Тогда администрация создала свою общественную организацию «Нальчик за свои права» (НЗСП), чтоб конкуренция была, — говорит Иритова. — Земли выставили на торги, но нашу организацию к ним не допустили — такая вот конкуренция. Выиграла НЗСП. Она в итоге получила 39 гектаров земли. Сейчас мы судимся, чтобы эти торги признали недействительными.

По ее словам, мэр Нальчика сначала обещал выставить эти 39 гектаров за 1,3 миллиона рублей, потом поднял цену до 30 миллионов рублей, и теперь каждый участок продают по 200-300 тысяч рублей, но такие расценки совершенно не по карману аульцам. Марина Иритова считает, что ее мужа сейчас удерживают под домашним арестом, чтобы он не мешал властям продать еще 160 гектаров совхозных земель.

***

Недавно в Нальчикском городском суде началось предварительное слушание по уголовному делу в отношении братьев Иритовых. Их адвокаты попросили суд вернуть дело в прокуратуру в связи с допущенными в ходе следствия нарушениями. 4 июня гособвинитель должен высказать свое мнение по этому вопросу. «Лента.ру» продолжит следить за этой крайне неоднозначной историей.

Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайтесь!
< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики