Лента добра
Культура

Совсем как огуречик

Почему россияне покидают отечественный цирк ради канадского Cirque du Soleil
Фото: Cirque du Soleil

В этом цирке артисты-кузнечики ходят коленками назад, гигантская божья коровка влюбляет в себя весь зрительный зал, а за кулисами висят рядом флаги России и Украины. В течение трех месяцев шоу Ovo («Яйцо») Cirque du Soleil будет кочевать по нашей стране — от Петербурга до Сочи, не позабыв про Москву, Урал и Поволжье.

«Я что, я их просто хватаю, — говорит Саша Гроль, парень, у которого бицепсы толще, чем талия у его партнерши. — Это они летят». Гроль — ловитор, он стоит на качающейся в воздухе трапеции, швыряет коллеге девчонок и ловит тех, что прилетели к нему. От его работы буквально зависят жизнь и здоровье артисток — и потому его «я что» произносится с усмешкой человека, знающего себе цену. Он один из многих наших соотечественников, работающих в Cirque du Soleil, — канадский цирк, давно превратившийся в мировую корпорацию, охотно нанимает наших людей. «Спортивные школы в России очень сильны, — говорит артистический директор шоу Ovo Тим Беннетт, — а мы часто приглашаем людей, приходящих из спорта, а не из старых цирковых семей». Тем не менее Гроль — именно из цирковой семьи. Его отец ежевечерне держал на плечах нескольких человек, стоя в основании акробатической пирамиды, — и сыну было пятнадцать, когда спина пятидесятилетнего отца перестала выдерживать нагрузки. «Батя сказал: давай, надо теперь кому-то зарабатывать, — улыбаясь, говорит Саша. — Ну я и пошел на арену».

Цирк меняется вместе с окружающим миром — раньше в Cirque du Soleil вместе с родителями часто работали дети, как это было издавна принято на аренах, — и цирк даже возил с собой собственную школу. Теперь в большинстве стран Европы детский труд категорически запрещен — и малолетних артистов в составе труппы больше нет. Зато все больше спортсменов, которые раньше заканчивают спортивную карьеру. Летающая над цирковой пропастью и надеющаяся на руки Саши Гроля Нина Карцева пришла из спортивной гимнастики. В свое время она стала чемпионкой Европы в составе российской команды — а закончив спортивную карьеру, пошла работать в российский цирк. Почему пара сменила наши арены на Cirque du Soleil? «Здесь атмосфера другая, — говорит Гроль. — В России часто так бывает: кто-то устал, кто-то кого-то ненавидит. А здесь все общаются на хорошей волне».

Про деньги артисты не говорят — не принято, как и вообще в Европе. Но понятно, что условиями артисты довольны — в этом году были продлены все контракты, никто не ушел искать лучшей жизни. Все остались на своих местах: и скарабеи (это тот самый номер, где работают Саша и Нина), и китайские муравьи, которые, лежа на спине, ногами швыряют барабаны и друг друга (в цирковой терминологии номер именуется «икарийские игры»), и гимнасты-бабочки (канадская пара, создающая в воздухе полную иллюзию невесомости и свободного полета — хотя канаты, на которых они работают, вовсе не скрыты от глаз публики). И, конечно, многонациональная команда сверчков, что взлетают с батута и вбегают пешком на восьмиметровую стену. Сверчки собрались из Китая, Бельгии, США, Великобритании, России и Украины — и отлично понимают друг друга.

Цирковой народ не обсуждает политических проблем, иначе жизнь в труппе стала бы невыносимой. Стандартный график работы — два месяца представлений (с «двойниками» по выходным), две недели отпуска. Отпуска народ чередует: обычно один артисты проводят с семьей, один — где-нибудь в теплых краях, чтобы дать отдохнуть телу. Среди веселого обсуждения отпускных радостей вдруг звучит тихий голос еще одной летуньи: «Я обычно езжу домой. Только у меня дома война, и добираться очень долго. Иногда несколько суток. Но я все равно езжу, там же родители». «Она из Луганска», — сочувственно поясняет сидящий рядом парень.

Сюжет Ovo вполне условен — нам предъявляют жизнь насекомых, но это все-таки цирк, а не драмтеатр, и в спектакле нет никаких, упаси боже, конфликтов. Ну разве что экспрессивная Божья коровка размера 5XL объяснит какому-то мелкому жуку, как надо вести себя с дамой (комики разговаривают на выдуманном языке циркиш, сплетенном из слов множества языков, — он никому дословно не понятен, но всем ясны эмоции, вложенные в монолог). Объединены следующие друг за другом номера лишь костюмами, представляющими разные виды насекомых, — но какие это костюмы! С цирком ездит собственная производственная мастерская, которая обеспечивает кузнечикам костюмы с коленками назад, печатает на 3D-принтере муравьиные шлемы и шьет башмаки с 50-сантиметровыми носами, будто утащенные из восточных сказок. Вся эта цветастая роскошь должна быть при этом удобной и безопасной, и поэтому мастерицы внимательно слушают замечания артистов, что не всегда случается в наших труппах.

В труппе — артисты из 21 страны, разговаривающие на семи разных языках. За кулисами Cirque du Soleil вывешены флаги всех государств, чьи граждане участвуют в шоу. В центре — флаг самого цирка, и чем ближе к нему флаг страны — тем больше артистов из нее работают сегодня на арене. Ближе всего к центру — российский и украинский флаги, подальше — Канада, еще дальше — Бразилия (из нее прилетела Божья коровка Нейва Насименто). Австрия и Китай, Монголия и Франция. И весь этот народ дружелюбен друг к другу, работает плечом к плечу и всегда готов прийти на помощь в случае необходимости. Собственно, к нам приезжает не просто цирк, но модель идеального мира — при этом работающая модель. И это одно из самых больших чудес нашего времени, которое поражает не меньше, чем акробаты и жонглеры.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики