Лента добра
Наука и техника

Свои ребята

Россия угробила советскую космонавтику. Кто виноват?
Кадр: фильм «Время первых»

Космическая отрасль СССР после распада государства оказалась в основном поделенной между двумя государствами — современными Россией и Украиной. Экономическое положение обеих стран оставляло желать лучшего, что не могло не сказаться на гражданских ракетостроителях. Несмотря на то что с 1990-ми годами нередко связывается развал космической отрасли бывшего СССР, именно благодаря этому периоду времени продолжает существовать современный «Роскосмос».

Новый «Мир»

В 1990-х Россия и США начали интенсивное сотрудничество в космосе. Американские астронавты летали к советской станции «Мир», а российские космонавты включились в программу Space Shuttle. Поддержка работы первой многомодульной обитаемой орбитальной лаборатории (затоплена в 2001 году) требовала все больше средств, а создание новой — еще больше. С другой стороны, еще до распада Советского Союза США, Европа, Япония и Канада запланировали создание по примеру «Мира» крупной международной космической станции. Интересы России и западных стран сошлись в проекте МКС.

Современная российская пилотируемая космонавтика была бы невозможна без контрактов на доставку американских астронавтов на МКС. Хотя вплоть до 2011 года США отправляли людей на орбиту собственными многоразовыми транспортными космическими кораблями, необходимость их дорогостоящей модернизации привела к отказу НАСА от программы Space Shuttle в пользу российских пилотируемых «Союзов».

В настоящее время стоимость места для одного астронавта составляет 81 миллион долларов. Учитывая, что в 2018 году на орбиту отправятся 18 человек, из которых представлять «Роскосмос» будет всего семь, нельзя не отметить вклад, который НАСА с партнерами (прежде всего европейскими и японскими) вносят в бюджет госкорпорации.

Программа МКС и заказы на коммерческие пуски позволили «Центру Хруничева», производителю тяжелых «Протонов», просуществовать в 1990-е годы. В частности, именно НАСА выступило заказчиком и финансировало создание «Зари», первого модуля орбитальной станции, произведенного московским предприятием. Запуск блока в 1998 году на ракете «Протон» стал началом развертывания МКС.

В настоящее время «Центр Хруничева», находящийся под управлением «Роскосмоса», располагает крайне скудным портфелем иностранных заказов. Это не могло не сказаться на способности предприятия создавать конкурентоспособную продукцию, особенно удручающе выглядит статистика по «Протонам», ведь по числу успешных пусков они проиграли американской SpaceX и европейской Arianespace.

Отсутствие интереса со стороны иностранных заказчиков сказалось и на состоянии МКС, куда до сих пор не попал модуль «Наука», фактический дублер «Зари». Этот блок строится «Центром Хруничева» с 1995 года, и его планировали вывести еще в 2007-м, хотя до сих пор этого не произошло.

Именно «Наука» станет основой национальной российской станции, если программа МКС закроется в 2024 году. Проблема в том, что в системах блока неоднократно находят неисправности, устранить которые простой заменой элементов невозможно.

«Наука» производится исключительно для России на российские деньги. Складывающаяся с модулем ситуация весьма красочно иллюстрирует то, что может произойти практически с любым сегментом российской космической отрасли после того, как прекращается его зарубежное финансирование.

Сегодня у «Центра Хруничева» ежегодно на обслуживание кредитных обязательств уходит по 4,5 миллиарда рублей. Это, а также сокращение заказов, аварии носителей и большая социальная нагрузка привели к просьбам о государственной поддержке в размере 30 миллиардов рублей.

Новый «Атлас»

Особую гордость современного «Роскосмоса» составляет контракт, заключенный еще в 1997 году «Энергомашем» с американской компанией General Dynamics и предполагающий использование двигателей РД-180 на первой ступени новой тяжелой ракеты Atlas 5. В октябре 2017 года состоялся 80-й успешный пуск данного носителя, в том же месяце «Энергомаш» отчитался об успешном испытании сотого РД-180.

По итогам испытаний начальник научно-испытательного комплекса 751 Игорь Зайнятулов похвалился, что химкинское предприятие «доказало таким требовательным заказчикам, как американцы, что российские двигателестроители лучшие в мире».

Однако сегодня «Энергомаш» находится практически в той же ситуации, что и «Центр Хруничева» 20 лет назад.

«Сегодня зарубежные контракты обеспечивают более половины выручки, остальное — госзаказ. Основная часть выручки формируется из поставок ракетных двигателей в США — РД-180 для United Launch Alliance и РД-181 для Orbital ATK», — заявил в январе 2018 года генеральный директор предприятия Игорь Арбузов.

В «Энергомаше» понимают, что отказ США от заказов российских агрегатов грозит резким снижением культуры производства на российском предприятии. Однако компании ничего не остается, как последовательно заявлять о собственном светлом будущем, связываемом с весьма туманными перспективами роста внутренних заказов. Речь идет прежде всего о разрабатываемой средней ракете «Союз-5» (создаваемые агрегаты РД-171МВ) и носителях семейства «Ангара» (двигатели РД-191).

«Помимо того, мы не прекращаем поиск новых зарубежных партнеров, ведем разработки новых двигателей для перспективных средств выведения», — отметил Арбузов.

По его словам, в настоящее время Китай «создает двигатель, близкий по своим характеристикам к российскому РД-180», в связи с чем «Энергомаш» допускает сотрудничество с Поднебесной «в области научно-исследовательских работ, обмена специалистами, консультаций в решении возникающих проблем».

Весьма странно смотрятся пресс-релизы «лучших двигателестроителей в мире», где сообщается о внедрении на предприятии, казалось бы, очевидных вещей, которые должны сопровождать любое высокотехнологичное производство. «Для инженерно-технических работников это — отремонтированные кабинеты, новая мебель и компьютеры, а для работников производства — комфортная, красивая одежда, защищающая от загрязнений и вредных факторов производства», — отмечают в «Энергомаше».

Вероятно, подобные условия труда действительно являются чем-то необычным для российской космической отрасли, если о них предприятие посчитало нужным сообщить в отдельном пресс-релизе.

Новый «Зенит»

В 1995 году начался один из интереснейших международных космических проектов — создание единственного в мире плавучего космодрома «Морской старт» (Sea Launch). Учредителями одноименной компании выступили американский аэрокосмический гигант Boeing, российская корпорация «Энергия», днепропетровские конструкторское бюро «Южное» и завод «Южмаш», а также норвежская судостроительная компания Aker Solutions (в современном названии).

Проект предусматривал запуск на украинской ракете-носителе среднего класса «Зенит-3SL» космических аппаратов с пусковой площадки Odyssey, представляющей собой переоборудованную японскую нефтедобывающую платформу. Ее расположили вблизи острова Рождества на экваторе, что обеспечивало максимальную величину выводимой на геостационарную орбиту нагрузки (около четырех тонн).

В период с 28 марта 1999-го по 26 мая 2014-го в рамках проекта было осуществлено 36 запусков, из которых 32 успешных и четыре — нештатных. В 2009-м международный консорциум объявил о своем банкротстве, а в 2010-м общее руководство проектом компания Boeing передала корпорации «Энергия», и ее доля в проекте была доведена до 95 процентов. Но уже в 2014-м «Морской старт» объявил о приостановке своей работы, а вице-премьер правительства России Дмитрий Рогозин сообщил о невозможности продолжения сотрудничества по проекту «Морской старт» с «Южмашем» (на «Зенит-3SL» установлено около 70 процентов российских компонентов).

В 2016 году «Энергия» и Boeing разрешили финансовый спор, касающийся Соглашения о создании компании Sea Launch 1995 года и Соглашения о гарантиях и обеспечении 1996 года. Судебные разбирательства в США возникли из-за того, что американская компания, выйдя из проекта, выполнила все кредитные обязательства Sea Launch, тогда как «Энергия» и «Южмаш» платить отказались (с Boeing компания Aker Kvaerner рассчиталась к 2010 году). По итогам мирового соглашения «Энергия» предоставит Boeing два кресла на «Союзах», а также опцион еще на три. Также компании проведут совместные работы по созданию стыковочного узла для перспективных кораблей «Федерация» и Starliner.

Разрешение спора позволило «Энергии» продать Sea Launch зарегистрированной в США компании S7 Sea Launch Limited (структуре дочерней компании S7 Group). В возобновление работы космодрома инвестировано 220 миллионов долларов. С 2019 по 2023 год с «Морского старта» планируется запустить 12 ракет «Зенит-3SL», а затем перейти на создаваемый в России носитель «Союз-5». В S7 Sea Launch Limited заявляют, что окончательная сборка «Зенит-3SL» будет проводиться в США.

Новый «Союз»

Кроме создания МКС и «Морского старта», а также соглашения по экспорту РД-180, в первые годы после распада СССР в России было запущено несколько крупных проектов. Увы, далеко не все они были реализованы своевременно.

Здесь прежде всего стоит отметить разработку ракет семейства «Ангара», порученную в 1995 году «Центру Хруничева». Из-за проблем с финансированием одноименные легкий и тяжелый носители впервые полетели только в 2014 году. Если десятилетия назад «Ангара» считалась действительно перспективным и современным решением, то к настоящему времени носитель таковым считать уже нельзя. Летавшая всего дважды «Ангара» не набрала достаточной статистики пусков, а ее непомерно высокая цена даже в отдаленной перспективе вряд ли выдержит конкуренцию даже со старыми российскими ракетами.

Пожалуй, главными достижениями российской космонавтики за последние десять лет можно считать строительство стартовой площадки на космодроме Куру (Французская Гвиана) для запуска ракет «Союз-СТ». Возможность запускать российские ракеты с Гвианского космического центра появилась в 1998 году, тогда же Европейское космическое агентство привлекло специалистов из России. Уже через пять лет Франция и Россия заключили соответствующее соглашение. Первый пуск «Союз-СТ» с южноамериканской площадки состоялся в 2011 году, ракета успешно вывела на орбиту первые два спутника европейской навигационной системы Galileo.

Инфраструктура стартовой площадки для «Союз-СТ» допускает старт с Куру пилотируемых миссий к МКС. Несмотря на то что в настоящее время российские ракеты продолжают запускаться с южноамериканского стола, в перспективе их планируется заменить на европейские носители.

Из немногих успехов российской космической отрасли за последние годы стоит отметить контракт, заключенный в 2014 году «Энергомашем» с Orbital Sciences на поставку двигателей РД-181 для ракет Antares. Однако здесь химкинская компания конкурировала с самарским «Кузнецовым», ранее продававшим в США агрегаты НК-33.

После распада СССР космическая отрасль выживала за счет сотрудничества с зарубежными партнерами. При этом подобное взаимодействие не всегда было взаимовыгодным. Если сотрудничество с западными партнерами в создании МКС, двигателей РД-180, «Морского старта» и «Союза» для Куру действительно поддерживало относительно приемлемый технологический уровень российской космической отрасли, то взаимодействие с Поднебесной трудно считать хоть как-то продуктивным для России. Продажа в 1990-х Китаю пакета советских космических технологий привела к тому, что КНР создала более просторный по сравнению с «Союзом» корабль и сэкономила на исследованиях и испытаниях многие годы и миллиарды долларов.

Сегодня сотрудничество России с Западом постепенно сворачивается, а Рогозин обвиняет США в создании проблем для ракетно-космической отрасли страны. «Роскосмос» стремительно наращивает взаимоотношения с Китаем, которые не так уж и выгодны для России. Ведь в конечном счете Поднебесная реализует упущенные госкорпорацией возможности.

< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики