Вводная картинка

Векселя исчезают в полдень В Москве расследуют бесследное исчезновение ценных бумаг на 40 миллионов рублей

Силовые структуры

Столичные следователи второй год бьются над загадочным уголовным делом об исчезновении векселей Сбербанка на сумму 43,9 миллиона рублей. Пока единственный обвиняемый по делу — бывший сотрудник ФСБ Андрей Гаршин, который якобы стоит за хитроумной аферой. Между тем Гаршин утверждает, что дело против него сфабриковано, а потерпевший — не тот, за кого себя выдает. В деталях финансового детектива разбиралась «Лента.ру».

Проблемные векселя

В начале мая 2016 года в московский следственный отдел ОМВД по району Кунцево обратился бизнесмен Артем Кузнецов, представитель компании «Сириус». Он пожаловался, что некие злоумышленники похитили у него ценные бумаги. Свою версию событий он подробно изложил в заявлении в правоохранительные органы.

В распоряжении «Ленты.ру» имеется документ столичной прокуратуры — «Требование об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного расследования». Он датирован 20 января 2017 года и подписан заместителем прокурора города Андреем Ганцевым. Из него следует, что 17 марта 2016 года в кафе «Нияма», расположенном в ТЦ «Трамплин» (район Кунцево, Западный округ Москвы), Кузнецов заключил договор на оказание юридических услуг с неким Андреем Гаршиным, действующим от имени компании «Сток-Брокер».

Позже Кузнецов расскажет, что действовал по доверенности от имени гендиректора «Сириуса» Александра Таратайко, а Гаршина нанял для обналичивания векселей Сбербанка. Как ранее писала «Лента.ру», этими векселями на сумму 43,9 миллиона рублей в качестве аванса за поставку электрооборудования с «Сириусом» расплатилась фирма «ПродТранс».

«Ни я, ни генеральный директор "Сириуса" не имели опыта расчетов векселями. Нам нужно было оперативно перевести их в безналичные денежные средства», — рассказывал Кузнецов.

По его словам, в «Нияме» он передал Гаршину все векселя и аванс в размере 1,5 миллиона рублей. По завершении сделки Кузнецов должен был доплатить еще 1,5 миллиона комиссионных — таким образом общая сумма вознаграждения составляла три миллиона рублей, немногим меньше 10 процентов от суммы сделки. Как бы там ни было, благополучно завершиться ей было не суждено: Андрей Гаршин, по словам Кузнецова, перестал выходить на связь. В результате 11 мая прошлого года кунцевские следователи возбудили уголовное дело по статье 159 УК РФ («Мошенничество»).

Зиц-председатели в игре

Уже с первого дня в расследовании появились серьезные дыры. К примеру, не вполне понятно, почему Кузнецов для реализации векселей Сбербанка не обратился непосредственно в саму финансовую организацию, где ему оказали бы профессиональную помощь, и сделка была бы полностью безопасной. Да и почему вообще в сделке между «Сириусом» и «ПродТрансом» возникли эти финансовые документы?

Тут стоит вспомнить, что передача векселей третьему лицу в оплату товаров не облагается налогом на добавленную стоимость. С одной стороны, это выгодно. С другой — подобные расчеты повышают риск проведения выездной налоговой проверки для всех участников вексельной сделки. Если бы Кузнецов обратился в Сбербанк, шансы на интерес со стороны налоговиков сразу же серьезно возросли бы.

Косвенно на то, что в истории с векселями не все прозрачно, указывают и факты, касающиеся руководителей компаний «Сириус» и «Сток-Брокер», ставших сторонами сделки. Гендиректор первой фирмы — некто Александр Таратайко. В своих показаниях Кузнецов объясняет, что он нанял Гаршина по указанию Таратайко, действуя по доверенности.

Однако Таратайко на допросе объяснил, что является лишь номинальным директором «Сириуса» и познакомился с Кузнецовым только в апреле 2016 года. Более того — он не выписывал доверенности на имя Кузнецова, не подписывал ни договор с компанией «ПродТранс», ни акт приемки векселей.

Что до фирмы «Сток-Брокер», то следствию не удалось установить ее местонахождение, а также местонахождение гендиректора компании Дмитрия Суслова. Соответственно, допросить его не представляется возможным, как и ответить на вопрос, существует ли этот персонаж на самом деле.

Альтернативная версия

«В начале прошлого года ко мне через знакомых обратился Артем Кузнецов с просьбой помочь продать векселя. 17 марта 2016 года я действительно с этим человеком встречался, но не в торговом центре "Трамплин", а в "Кофемании" на Белорусской. Результаты билинга сотовых телефонов это подтверждают», — рассказывает обвиняемый Андрей Гаршин.

По словам Гаршина, он приглашал Кузнецова приехать в офис компании, но тот наотрез отказался. Обвиняемый предполагает, что возможная причина этого — установленные в офисе камеры, охрана и пропускной режим. Впрочем, по мнению Гаршина, ТЦ «Трамплин» в заявлении потерпевшего также возник не случайно: Гаршин предполагает, что Кузнецову было нужно, чтобы дело о мошенничестве возбудили по территориальному признаку в следственном отделе Кунцево, где, возможно, у него и его компаньонов имелись неформальные отношения с сотрудниками.

«В "Кофемании" Кузнецов передал мне первую партию векселей на 8,9 миллиона рублей и попросил после их продажи перевести средства на реквизиты его российских контрагентов для обналичивания. Это было сделано, что подтверждается банковскими платежками и электронной перепиской в Skype, приобщенными к материалам уголовного дела», — объясняет Гаршин.

Он отмечает, что его следующая встреча с Кузнецовым состоялась 29 марта 2016 года в кафе в районе метро «Павелецкая». Там Гаршин получил оставшуюся часть векселей и передал Кузнецову в присутствии двух свидетелей (они фигурируют в деле) 35 миллионов рублей наличными. Обвиняемый отмечает, что все остались довольны сделкой. Гаршин приобрел векселя в интересах «Балтийской земельной компании», которая должна была с ним рассчитаться по итогам финансового года.

Откуда не ждали

По словам Гаршина, в целом сделка с Кузнецовым была несложной и соответствовала виду деятельности его компании.

«Мы успешно работали с 2013 года, платили налоги, в штате трудились 40 сотрудников. Поэтому обращение очередного клиента изначально подозрений не вызвало. В первой половине лета 2016 года я съездил в отпуск, а в августе у нас с женой родился ребенок. Я спортсмен, и в сентябре 2016 года отправился на соревнования по триатлону в Белоруссию. Там в гостинице меня неожиданно разыскали сотрудники местной милиции», — вспоминает обвиняемый.

По словам Гаршина, от милиционеров он узнал, что находится в федеральном розыске и должен вернуться в Россию. Предприниматель купил билет и первым же рейсом вылетел в Москву для выяснения ситуации. В ОВД «Кунцево» состоялся его допрос и очная ставка с Кузнецовым и неким Болотиным.

«Болотин когда-то работал следователем в Следственном комитете России (СКР), но был уволен по компрометирующим основаниям. На следственных действиях он выступал в роли лжесвидетеля. В ходе опознания Болотин меня не узнал, но после неоднократных наводящих вопросов следователя, которым двигали хорошо понятные мотивы, в конце концов ткнул в меня пальцем», — говорит Гаршин.

Он объясняет, что вместе с адвокатом написал по этому поводу возражения и жалобу в прокуратуру Москвы. Несмотря на это Гаршину предъявили обвинение в мошенничестве — хищении 1,5 миллиона рублей аванса. В конечном итоге он был помещен под домашний арест. Обвиняемый отмечает, что позже он добился, чтобы дело для дальнейшего объективного расследования передали из ОВД «Кунцево» в следственный отдел уровнем выше, и в сентябре 2016 года все материалы оказались в Главном следственном управлении (ГСУ) столичного главка МВД. Гаршин говорит, что до сих пор у следствия нет претензий, непосредственно связанных с векселями.

Следствие в темных пятнах

Как отмечается в «Требовании» прокуратуры, расследование «дела векселей» было проведено отнюдь не безупречно. В частности, зампрокурора Москвы Андрей Ганцев отмечает, что «предварительное расследование необоснованно затянуто, допущены нарушения требований статьи 6.1 УПК РФ о разумных сроках уголовного судопроизводства», а «мер к пресечению волокиты не принято».

Как следует из «Требования», показания Кузнецова не подтверждаются расследованием, и несмотря на то, что они противоречат показаниям Таратайко, очная ставка между ними не проводилась. Кроме того, следствие не допросило гендиректора компании «ПродТранс» Яковлева об обстоятельствах заключения договора поставки с «Сириусом», не проанализировало выписки движения средств по счетам компаний. Не проверено даже, реально ли «Сириус» поставил продукцию «ПродТрансу». Только спустя три месяца после прокурорской проверки объяснение с Яковлева взял адвокат Гаршина, и глава «ПродТранса» подтвердил, что его компания никаких отношений с «Сириусом» не имела и о продаже векселей ему ничего неизвестно.

Кроме того, следствие не допросило гендиректора НПО «Санкт-Петербургская электротехническая компания» Александра Народицкиса о продаже им векселей Сбербанка. По предварительным данным, эта структура являлась конечным получателем оборудования — и она расплатилась с «ПродТрансом» векселями, которые в конечном итоге стали предметом уголовного дела.

«Таким образом, надлежащий собственник векселей ПАО "Сбербанк России", являющихся предметом преступления, до настоящего времени не установлен», — отмечается в документе столичной прокуратуры.

Андрей Ганцев также отмечает, что некоторых документов нет в материалах уголовного дела. К примеру, скриншотов переписки между Гаршиным и Кузнецовым, о наличии которых рассказал свидетель по делу. Не проверило следствие и слова Гаршина о том, что он перечислял деньги на счета компаний, предоставленные Кузнецовым.

Дело с открытым финалом

В довершение всех странностей «дела о векселях» в нем есть еще один неоднозначный нюанс, связанный с автомобилем Porsche Boxster, изъятым у Андрея Гаршина и призанным вещественным доказательством. Как отмечают в столичной прокуратуре, машина не относится к предметам, перечисленным в части 1 статьи 81 УПК РФ, и не может быть признана вещественным доказательством. В то же время вопрос же о наложении на автомобиль ареста в целях обеспечения гражданского иска следствием не рассматривался.

Кроме того, по словам Гаршина, он передал Кузнецову 35 миллионов рублей в обмен на векселя в присутствии двух свидетелей. Как отмечают в столичной прокуратуре, необходимо провести очную ставку между одним из свидетелей и потерпевшим, чего раньше почему-то сделано не было. Обвиняемый рассказал, что после столь серьезных прокурорских выводов с него сняли домашний арест.

«Сейчас я на свободе. За последний год моя компания оказалась в плачевном состоянии. Сотрудники на улице, детская спортивная школа в Подмосковье, которую мы финансировали и поддерживали, практически прекратила свою существование. Мои близкие, сильно переживавшие из-за всей этой несправедливости, теперь вынуждены обратиться за медицинской помощью», — заключает Андрей Гаршин.

Как сообщил «Ленте.ру» источник, знакомый с ситуацией, за Артемом Кузнецовым, возможно, стоят некие покровители. Предположительно один из них — гендиректор ООО «Электрогазовая компания» Дмитрий Федосов.

«Федосов знаком не только с Кузнецовым, но и с Андреем Гаршиным», — отметил источник.

По его мнению, история с «похищением» векселей могла быть спланирована заранее, причем так, чтобы бывший сотрудник ФСБ в ней оказался крайним.

«Федосов в 2015 году при довольно сомнительных обстоятельствах познакомился в Москве с тогдашними сотрудниками УСБ ФСКН Егором Бурматниковым и Дмитрием Аржеухиным. Вместе они различными способами взаимодействовали с бизнесменами, в том числе с теми, кого Федосов хорошо знал», — объяснил источник.

Он отметил, что в свете последних событий будущее троицы может быть весьма туманным. Выводы столичной прокуратуры действительно позволяют взглянуть по-новому на загадочное «дело векселей», и не исключено, что в будущем его ожидает еще не один крутой поворот.