Экономика
«Лента.ру» теперь в Telegram. Без спама и SMS. Подписывайтесь!>
00:01, 13 августа 2017

Таки шекель

Иудеи и мусульмане ищут гешефт в криптовалютах
Фото: David Silverman / GettyImages

Передовые финансовые технологии добрались до самой консервативной части общества. Цифровые валюты — аналоги биткоина — входят в жизнь религиозных людей. Пионерами стали иудеи: кошерная криптовалюта вот-вот должна появиться в России. «Лента.ру» выясняла, как виртуальные деньги распространяются среди последователей разных религий.

Шесть выдающихся евреев

Российский предприниматель и бизнес-тренер Вячеслав Семенчук решил приобщиться к криптотехнологиям и зашел в эту область с неожиданной стороны. Он запускает Bitcoen — первую в мире кошерную цифровую валюту, которая должна работать по правилам иудаизма. Участники системы Bitcoen смогут получать беспроцентные кредиты, а каждый десятый коин передадут еврейской общине.

«Мы рассчитываем, что криптовалюта охватит все еврейские общины по всему миру. И основным гарантом стабильности здесь выступает тот фактор, что ключи от управления криптовалютой будут находиться в руках самых уважаемых членов общины, а не в руках каких-то программистов», — сказал по этому поводу пресс-секретарь главного раввина России Михаил Лидогостер.

Предполагается, что за выпуском Bitcoen присмотрит так называемый «Совет шести». Шесть выдающихся людей (каждый — в своей области: бизнес, политика, финансы, технологии, общественная деятельность, культура; их имена не называются) получат по одной части цифрового ключа. Какое-либо важное решение — например, ограничение вывода денег из системы — можно принять только при одном условии: все шестеро собираются в специальной комнате, складывают шесть частей ключа и голосуют.

Семенчук сообщил, что запланирован выпуск 100 миллионов Bitcoen, стоимость одной «кошерной монеты» на старте составит 1 доллар. Через два года капитализация проекта достигнет 1,5 миллиарда долларов, надеется он. То есть Bitcoen должен подорожать в 15 раз. «Еврейская община — единственная в мире, в рамках которой может быть создана собственная полноценная и самодостаточная криптовалюта, признаваемая всеми членами сообщества», — полагает предприниматель.

Bitcoen сейчас существует только в виде концепции и на биржах пока не торгуется, но его уже успели раскритиковать. Писатель Лев Виленский разносит саму идею кошерной криптовалюты в пух и прах.

«Нелепица номер один: нет курса перевода Bitcoen в шекель! Если уж речь идет о какой-то таинственной еврейской криптовалюте, отчего она никак не привязана к валюте еврейского государства?» — задается он вопросом. Кроме того, по его словам, в иудаизме нет понятия кошерности денег, оно относится в основном к еде, частично — к одежде. Виленский полагает, что проект Bitcoen — либо мошенничество, либо розыгрыш «с антисемитским душком».

«Понятие кошерности равнозначно пригодности, возможности использовать, и оно может быть распространено на любую сферу. Иудеям запрещено участвовать, в том числе получать прибыль или финансировать, в продаже пищи, в которой используется смесь молочного и мясного, запрещается одалживать деньги иудеям под проценты, запрещается торговать квасным в Песах и так далее. Проблема усиливается тем, что сегодня различные доверительные, пенсионные фонды вкладывают деньги, часто не сообщая вкладчикам, что именно они профинансировали. И для людей богобоязненных это большая проблема. Если появится возможность следить за судьбой вложенных денег, такой проект имеет все шансы оказаться востребованным среди религиозных иудеев», — прокомментировал главный раввин Самары Моше Эстрин.

Мы верим в золото

Успешное внедрение и распространение еврейских цифровых денег остается под вопросом. Между тем исламский мир уже обзавелся собственной криптовалютой. Это OneGramCoin (OGC). Проект, запущенный в ОАЭ, вышел на ICO (аналог размещения акций на бирже, смешанного с краудфандингом); 15 сентября ожидается тестовый запуск системы. Ее создатели могут привлечь свыше 500 миллионов долларов, что сделает OGC самым дорогим ICO в истории, пишет Forbes.

Слоган кампании по сбору средств — In Gold We Trust, или «Мы верим в золото». Стоимость одного токена OGC эквивалентна цене 1 грамма желтого металла. Всего система поддерживает существование 12 миллионов 400 тысяч 786 коинов. Иными словами, на продажу выставлено свыше 12 тонн золота.

Мир исламских финансов полон ограничений. К примеру, запрещен ссудный процент — то есть правоверному мусульманину можно забыть о классических кредитах. Исламские инвесторы также испытывают трудности с покупкой фьючерсов на золото, поскольку они не обеспечены физическим металлом, а их приобретение может принести владельцу процентный доход. Именно поэтому инвесторы предпочитают тратить деньги на ювелирные изделия или золотые монеты.

Основатели OGC также указывают на то, что большая часть мусульман сейчас и не подозревает, что деньги, которыми они пользуются, едва ли соответствуют шариату. По правилам ислама, пишут авторы проекта, деньги — это драгоценный металл или еда, сотворенное Богом средство обмена, неподвластное порче или коррозии. «Хотя биткоин и другие криптовалюты намного ближе к исламским представлениям о деньгах, они все еще далеки от идеала, так как не подкреплены никакими реальными активами. А значит, нужна более усовершенствованная валюта», — отмечают они. Таким образом, OGC призван стать настоящими исламскими деньгами.

В России пока ни о чем подобном не думают. Пример Bitcoen остается единственной попыткой запустить в стране криптовалюту, связанную с религией. При этом российские мусульмане понимают всю важность новых технологий.

«Криптовалюты — это вопрос сегодняшнего и завтрашнего дня. Если они существуют — на то воля Всевышнего, и значит, их можно использовать. Если иудейская община считает необходимым ввести для своих расчетов виртуальные валюты, то это можно приветствовать, главное, чтобы это не противоречило законодательству России. А мы вполне комфортно чувствуем себя и в рублевой зоне», — прокомментировал президент Ассоциации предпринимателей-мусульман Айдар Шагимарданов.

Традиционная ориентация

Иудейская и мусульманская общины так или иначе входят в мир цифровых денег. А христиане, как оказалось, являются самым консервативным религиозным течением с точки зрения финансовых технологий. Судя по всему, у них пока нет никаких планов по запуску собственных аналогов биткоина. Церковь делает ставку на традиционную экономику.

Ватикан, который с большим трудом переваривает и усваивает перемены (Папа Римский только в 2010 году признал, что использовать презервативы можно, поскольку они защищают от СПИДа), занимается сдачей жилья в аренду (две тысячи домов и квартир по всей Италии) и банковским делом. Англиканская церковь очень успешно зарабатывает инвестициями. Мормоны владеют торговыми центрами, а РПЦ имела долю в «Пересвете».

Различные ветви христианства — каждая по своему — вовлечены в классическую финансовую систему, существующую вот уже несколько столетий. Последователи Христа пока не планируют активно внедрять в свою жизнь криптотехнологии.

Более того, некоторые православные считают биткоин орудием антихриста, а экономические интересы патриарха Кирилла ограничиваются борьбой с мироедами-микрокредиторами и созданием банка для бедняков.

Ну, а другие приверженцы православия — такие как протодиакон Андрей Кураев — просто не видят в цифровых валютах ничего нового. Для него биткоины — те же деньги, обернутые в новомодную оболочку.

«Я застал времена позднего СССР и ранней демократии — тогда каждый завод в стране свою валюту выпускал. Так что ничего нового в этой затее в принципе нет. Дальше — кому как понравится. С другой стороны, пока это еще не очень законно с точки зрения законодательства России», — заключил Кураев.

Марат Селезнев
Дмитрий Мигунов

< Назад в рубрику
Обсудить

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики