Россия
00:08, 4 августа 2017

«Сергиев Посад — не придаток монастыря»

Учитель Александр Демахин о своем увольнении и содомистской постановке
Александр Демахин
Александр Демахин
Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

В подмосковном Сергиевом Посаде с «Учителем года — 2012» Александром Демахиным не продлили контракт в гимназии имени Ольбинского, где он много лет преподавал мировую художественную культуру (МХК) и ставил спектакли с учениками. Это совпало с попыткой Демахина баллотироваться в городской совет депутатов от партии «Яблоко». В день подачи документов в здании горадминистрации прошел одиночный пикет, участник которого обвинил Демахина в пропаганде гомосексуализма из-за театральной постановки двухгодичной давности. В беседе с «Лентой.ру» Демахин рассказал о тайном смысле своих постановок и о том, зачем ему понадобилось идти в политику.

«Лента.ру»: Расскажите подробности вашего увольнения.

Демахин: В моей записи в Facebook от 1 августа нет ни слова об увольнении. Я совместитель, работаю по срочным трудовым договорам. 31 мая они заканчиваются, а 1 сентября заключаются новые. Недавно мне пришло письмо от директора гимназии Ольги Филимоновой. Она дала мне понять, что есть указание сверху не заключать со мной новый контракт, не объясняя причин. Официально это и не требуется.

А основное место работы у вас где?

Работал помощником художественного руководителя в Большом драматическом театре Товстоногова, вел там образовательные проекты.

И вся эта ситуация с нежеланием продолжать с вами сотрудничать совпала с попыткой выдвижения в депутаты?

В городской совет депутатов. Выборы пройдут 10 сентября. Я выдвигаюсь от партии «Яблоко». 3 августа я официально стал кандидатом, после того как мои документы рассмотрели в территориальном избиркоме.

Эта ваша первая попытка заняться политикой на местном уровне?

Я был членом районной Общественной палаты и сам вышел из нее некоторое время назад. Это было связано со степенью ее эффективности. Я понял, что мое присутствие там ничего не дает. Хочется больше ответственности, иметь право голоса при решении каких-то вопросов. Совет депутатов ближе к непосредственному управлению.

Судя по последним новостям, вы остаетесь в гимназии?

После нескольких публикаций в СМИ к делу подключился областной министр образования, и в горадминистрации заявили, что меня никто увольнять не собирался. Я написал заявление о приеме на работу и отдал его в секретариат. Так что 1 сентября выйду на работу преподавать МХК, как и прежде. Интересно, что о реакции управления образования я узнал из СМИ, а не от них самих, хоть и нахожусь с ними в одном городе, в зоне досягаемости.

Что вы можете рассказать о проблемах с постановками «Дом на краю света» по Майклу Каннингему, где, как говорят, действующие лица — гомосексуалисты, а также «Малыш и Карлсон, который живет на крыше»? Один священник назвал это «театрализованной пропагандой подросткового секса».

Это было два года назад. И эта история, на мой взгляд, связана не столько с творчеством. Я тогда находился в Общественной палате. И, похоже, кому-то это было не по душе. Мне лично никто не звонил, шли какие-то письма в разные ведомства. Хотя уверен, что следует сначала с человеком поговорить, а потом уже куда-то на него жаловаться.

А вообще, я театром занимаюсь не первый день, и у нас особенно в последние годы возникает много сложных ситуаций, конфликтов, недопонимания. В случае с «Малышом и Карлсоном» я это даже предвидел. Районное управление образования попросило представить эту постановку в городе. Я им ответил, что, на мой взгляд, спектакль сложный и могут возникнуть проблемы с его восприятием вне гимназической жизни. Отослал видеозапись. Но спектакль все равно выставили, а затем высказали претензии. И я старался по каждому спорному режиссерскому решению дать пояснения.

Была ли все же в этой работе некая борьба за права лиц нетрадиционной сексуальной ориентации?

Я не увидел там того, что так людей задело, таких устремлений, которые мне приписываются. Но я обратил внимание на позицию своих оппонентов и в следующих своих работах, тем более показанных публично, я уже стремился делать так, чтобы не вызывать прежних вопросов.

Ведь если бы речь шла о творческом коллективе взрослых людей, то это одно дело. Но у меня занимались дети, и подставлять их под удар было бы неправильно.

Что это за история с пикетом под лозунгом «Нет содомии в сердце православия» против вашего выдвижения на выборы? Вы знаете, кто стоит за этим?

На видео человек прикрывает себе бумажками лицо, но если вы приглядитесь, то увидите, что вокруг него ходят люди из других предвыборных штабов. Это наводит на определенные мысли, как и сам факт того, что этого человека впустили в здание администрации в тот самый момент, когда я подавал заявку.

Этого пикетчика на видео спрашивают, против кого и чего именно он протестует. Он неправильно называет фамилию и не может обозначить конкретные факты, которые его так возмутили.

Вы родились и всю жизнь провели в Сергиевом Посаде, чем вы здесь занимаетесь еще, кроме преподавания в гимназии?

Я здесь родился, учился и работаю. Но, кроме этого, работаю в Москве и Санкт-Петербурге. В Сергиевом Посаде у меня в последнее время было два больших дела: преподавание в гимназии и арт-кафе «Вишневый сад», где я арт-директор. Это частная площадка, занимающаяся организацией и проведением различных культурных событий в городе: концертов, спектаклей, кинопоказов. Здесь много кто был за два года ее существования из значимых для российской культуры людей.

Ваш город считается столицей православия. Тут находится резиденция патриарха Кирилла. Сотни тысяч паломников прибывают сюда к мощам преподобного Сергия Радонежского. Говорят, в Сергиев Посад перебираются из Москвы особенно воцерковленные семьи. Вы верующий? Как вы оцениваете превращение советского Загорска в православный центр?

Я человек крещеный, православный, но это мое внутреннее дело, то есть неистовым верующим я не являюсь.

Убежден, что Свято-Троицкая Сергиева лавра — это достояние России и всего мира. Но я считаю центром православия лавру, а не весь город. Вот в чем особенность моей позиции. Сам же Сергиев Посад, в светской своей части, должен быть достойным и самодостаточным субъектом, а не просто придатком монастыря. Это то, над чем я пытаюсь работать в образовательной и культурной сфере.

Многие с подачи СМИ воспринимают нападки на режиссеров Кирилла Серебренникова, Алексея Учителя и на вас как звенья одной цепи. Что вы по этому поводу думаете?

Я не хотел бы ставить себя в один ряд с названными вами людьми. Прекрасно понимаю разницу масштабов. То, что с ними происходит, вызывает у меня печаль. Хочется сказать, что культура — это не пропаганда. Если человек о чем-то говорит, то это не значит, что он это поддерживает сам и пропагандирует. Вопрос, насколько талантливо и профессионально он все делает.

Творчество — это способ осмысления истории и сегодняшнего дня, нашего общества. Это еще и повод о чем-то поспорить, обсудить. Мне, в принципе, кажется, что фильмы и спектакли — не самые больные вопросы сегодняшней жизни.

Вы идете на выборы от «Яблока», а насколько велика поддержка этой либеральной партии в Сергиевом Посаде?

Известная особенность маленьких городов в том, что все друг друга знают. Если кандидат идет от какой-то партии, то это говорит о его взглядах, но здесь люди голосуют за конкретного человека, а не за абстрактный образ представителя партии. Поддержка, думаю, такая же, как и в других похожих по численности и структуре городах. Не очень большая, но стабильная. Вместе со мной партия выставила на городские выборы 15 кандидатов (всего в совете депутатов 25 мест). Конкретно в моем округе у меня два конкурента-однопартийца.

С чем вы идете в совет депутатов, чего хотите добиться?

Меня больше волнуют вопросы культуры. Я считаю, что у города есть большой потенциал и много частных инициатив достойны поддержки. Это моя предполагаемая специализация. А еще есть общие для совета депутатов вопросы, требующие внимательного рассмотрения и разрешения. В этом году баллотируется много приличных людей, чтобы принимать там разумные решения.

Но зачем нужно было давить на вас через школу?

Возможно, это связано с тем, что сейчас решается вопрос об административной форме Сергиева Посада. В области обозначилась тенденция по объединению городов и поселков, муниципальных образований. Я не поддерживаю это.

Считаете ли вы себя борцом? Не жалеете о том, что написали в Facebook? Ведь тот ваш пост вызвал скандал.

Нет, борцом я себя не считаю. И я не ожидал столь бурной реакции на простую публикацию в соцсети. Просто я понял, что мне не придется больше работать в той гимназии, которой многое было мною отдано. И я счел нужным поделиться своими мыслями и эмоциями с друзьями и учениками. Там только констатация факта и мое сожаление. Никаких призывов.

А как вы оценили волну поддержки от незнакомых людей?

Я приятно удивлен. Если столько людей на эти события реагируют, то и мне нужно соответствовать их реакции. Теперь я чувствую больше ответственности перед другими.

Вы же понимаете, что сейчас вы переходите с позиции свободного творческого человека на позицию политика, хоть и местного. А значит, придется вступать в компромиссы, интриги, союзы и так далее.

Я искренне не намерен играть в эти игры. Может, я наивен. Если будет так, как вы говорите, то я от политики откажусь. Все-таки творческие и образовательные проекты мне важнее.

Как восприняли историю с вашим увольнением ученики? Не было у них порывов пикетировать администрацию и тому подобное?

Высказывали разные мысли. Мне было приятно слышать выпускников, рассказавших о важности каких-то наших совместных проектов. Устраивать митинги с их помощью я ни в коей мере не собирался и никого провоцировать не хотел.

Какие сейчас дети, чем отличаются от предыдущих поколений?

В чем-то инфантильные, в чем-то более продвинутые. Главное, найти к ним подход, подобрать ключи. Тогда работать очень интересно.

Другое дело, что есть общие для общества тенденции, которые отражаются и на детях. Когда видишь, что некоторые из них готовы оправдать Сталина за репрессии и массовые убийства ради спокойствия в стране... Я не мог себе представить подобной позиции у подростков в 90-е годы. Для меня это звоночек. Значит, на какие-то ценностные ориентиры надо обратить внимание в работе с ними.

Если взрослые сегодня не могут разобраться в ситуации, что говорить о детях? Вот пару лет как появилась формулировка «оскорбление чувств верующих», и у меня прямо на уроке разгорелся конфликт между теми, кто с ней согласен и кто — нет. Мы говорили о средневековой культуре и архитектуре. Я пытался и пытаюсь сделать все для того, чтобы носители полярных позиций могли слушать друг друга и мирно разговаривать.

Вам предложили остаться в гимназии, но если не получится или не захочется, то вы продолжите работу со школьниками в других образовательных учреждениях?

У меня много вариантов, и я успел получить массу предложений за те два дня, что прошли после публикации моего поста в сети. Всех благодарю за это.

Сергей Лютых

< Назад в рубрику
Обсудить

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики