Лента добра
Бывший СССР
Больше интересного — в нашем Twitter

Избавиться от лукавого

Как в Белоруссии власть и оппозиция готовятся к минскому Майдану
Александр Лукашенко
Фото: Сергей Гриц / AP

На субботу, 25 марта, в Минске назначен митинг с повесткой, как утверждает оппозиция, смены власти в стране. А за несколько дней до этого президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что в республике предотвращены вооруженные выступления боевиков. Сотрудники госбезопасности предъявили изъятый у экстремистов арсенал. «Лента.ру» разбиралась, насколько вероятны вооруженные провокации в ходе готовящегося минского Майдана.

Доказательства «измышлений»

Во вторник, 21 марта, в Могилеве на встрече с трудовым коллективом одного из предприятий Лукашенко сообщил, что «буквально в эти часы задержали пару десятков боевиков, которые готовили провокацию с оружием». По его словам, экстремисты тренировались в лагерях под Бобруйском и Осиповичами. «Остальные лагеря — на Украине, в Литве или Польше — не буду утверждать, но где-то там. Деньги шли через Польшу и Литву», — уточнил он. Днем ранее белорусский президент говорил о нескольких серьезных попытках проверить систему безопасности страны на прочность. Лукашенко рассказал о попытке неизвестных вооруженных людей прорваться на автомобиле в Белоруссию и о подозрительном радиоактивном грузе в самолете, следовавшем из Армении в одну из стран Евросоюза.

Слова белорусского лидера вызвали скепсис у оппозиционных политиков республики. Все это расценили как попытку запугать население перед назначенным на 25 марта массовым митингом в Минске и получить право на применение силы против протестующих. «Сбрендил», — так охарактеризовал высказывания президента один из его оппонентов, политолог Александр Федута.

В Вильнюсе и Киеве тоже отреагировали довольно резко. Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс назвал прозвучавшие обвинения «высосанными из пальца измышлениями» и призвал власти соседней страны не искать врагов в республике и за ее пределами из-за нестабильной ситуации во внутренних делах.

Посольство Украины в Минске расценило выступление Лукашенко как оскорбление чести и достоинства украинцев. Дипломаты отметили, что подобные высказывания Лукашенко не способствуют сохранению авторитета Минска как «миролюбивой площадки для развития конструктивного диалога, нацеленного на поддержку добрососедских отношений с Украиной». А в погранслужбе Украины подчеркнули, что информация о попытке прорыва вооруженных людей на автомобиле в Белоруссию не подтверждается.

В ответ в Минск сначала опубликовал видеозапись, где некая автомашина действительно на скорости проезжает контрольно-пропускной пункт. Показали и кадры обыска автомобиля, в котором нашли оружие. А затем Комитет госбезопасности республики вопреки традициям скрытности подробно рассказал о задержанных.

Это члены группировок «Белый легион» и «Молодой фронт». У них изъяты автомат Калашникова, карабины, пистолеты, патроны, гранаты, дубинки, метательные ножи и топоры, предметы и вещества для изготовления самодельных взрывных устройств, военная форма, пособия по ведению боевых действий в городских условиях. Соответствующие видеокадры были предъявлены общественности. В КГБ уточнили, что у экстремистов были связи с боевиками запрещенной в России украинской националистической организации УНА-УНСО. По мнению сотрудников спецслужбы, белорусские активисты могли готовить массовые беспорядки 25 марта и ждали помощи от украинских единомышленников.

Праздник оппозиции

Лукашенко всегда отличался экстравагантными и провокационными высказываниями, но в данном случае власти республики продемонстрировали, что за словами президента стоят реальные факты. К тому же информация об угрозе вооруженных выступлений распространилась на фоне недвусмысленно агрессивных заявлений оппозиции. 25 марта «национально сознательные» в Белоруссии отмечают День воли — годовщину провозглашения Белорусской народной республики в 1918-м. В этот день оппозиционные активисты обычно проводят демонстрацию, перерастающую в стычки с милицией и завершающуюся задержаниями активистов. Участники акций в последние три года громко восхищались успехами оппозиции в соседней стране — на Украине, где в результате протестов, так называемого Майдана, произошел госпереворот.

На этот раз белорусские несогласные пригрозили, что повесткой назначенного на грядущий День воли митинга будет смещение правительства. Лидер оппозиционного Белорусского национального конгресса Николай Статкевич прямо указал на сценарий киевского Майдана — в случае необходимости активисты останутся в центре столицы (в Киеве в 2014-м протест перерос в вооруженное противостояние, кто стрелял в силы правопорядка и митингующих, неясно до сих пор). Соратник Статкевича в борьбе с «режимом Лукашенко», координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрий Бондаренко выразил уверенность, что в результате волнений нынешний президент Белоруссии будет смещен со своего поста. Да и о том, что ситуация в мартовском Минске предреволюционная, СМИ писали еще до того, как оппозиция огласила свои планы давления на власть.

И это не пустые угрозы: база для массовых антиправительственных акций уже сформирована. С февраля волна протестов идет по всей Белоруссии — не только в политически активной столице. Граждане недовольны «декретом о тунеядстве», возмущены ухудшением экономической ситуации в стране. Все это подогревает протестные настроения лучше самых зажигательных ораторов.

«Минск дал слабину»

На этом фоне заявление Лукашенко о десятках готовых к выступлению вооруженных боевиков и угрозы оппозиции звучат очень тревожно. Минск дает понять, что готов расценивать ситуацию в стране как близкую к военному положению. Оппозиция не скрывает, что намерена предпринять решительную атаку на власть и мобилизует своих сторонников.

Политолог из Минска Валерий Карбалевич уверен, что Лукашенко обращался в первую очередь к согражданам — президент Белоруссии учитывает негативную реакцию соседних государств на свои слова, но внутренняя политика для него важнее. «Самый главный фактор реакции властей на протесты, кроме репрессий (250 человек за этот месяц задержано), — запугивание населения повторением киевского Майдана: дескать, оппозиция готовит кровавую кашу, готовит провокаторов, террористов. На риторику властей надо смотреть с точки зрения пропаганды, а не какой-то реальности», — отмечает эксперт.

О том, что власти Белоруссии в запале пропагандистской борьбы не особенно обращают внимание на внешний резонанс, свидетельствует и то, что Лукашенко меняет адресатов своих обвинений, тех, кто «раскачивает лодку» в стране. «В самом начале этих протестов и официальная газета "Советская Беларусь", и сам Лукашенко, вернувшись из Сочи, намекали, что за митингами угадывается рука Москвы, а теперь выяснилось, что за беспорядками стоят западные фонды», — напоминает Карбалевич.

В то же время заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин полагает, что высказывания белорусского лидера основаны на реальных операциях правоохранительных органов. «У меня нет оснований не верить Лукашенко по поводу этих событий. По той простой причине, что аналогичные события происходили на Украине. Там тоже готовились отряды, которые потом использовались на Майдане. То, о чем говорит президент Белоруссии, — вполне вероятно, такое уже было в соседней стране», — подчеркивает он.

Примечательно, что на фоне кризиса во внутренней политике Лукашенко в начале года сделал несколько выпадов в адрес союзника — России, упомянув даже конкретных официальных лиц. Похоже, что белорусский лидер чувствует себя неуверенно. И на Западе, по мнению Жарихина, уже поняли, что Минск теряет почву под ногами. «Минск хочет, чтобы экономика была единой, а в политике Лукашенко вел бы себя как пожелает. Подобная неопределенность между Россией и Белоруссией была приемлемой, когда в Европе все было спокойно. Когда не требовалось делать однозначный выбор, можно было не признавать Южную Осетию и Абхазию, рассуждать о российских олигархах, и это сходило с рук. А сейчас возникла проблема выбора, и президент Белоруссии, так сказать, задергался. Запад почувствовал, что Минск дал слабину и стал нарезать, как акула, круги вокруг страны. Вдруг пошли митинги по пустячному поводу, связанному с неуклюжим законом», — поясняет собеседник.

Замдиректора Института стран СНГ также констатирует, что долгое время Минск исповедовал экономический эгоизм в отношениях с Россией. «И никто, кроме нас, в этом не виноват, развратили Украину, теперь развращаем Белоруссию», — считает Жарихин.

Для полноты сходства: между Москвой и Минском с начала года шел газовый спор, при этом атакующей стороной был президент Белоруссии. Лукашенко высказывал свои претензии российским официальным лицам поименно, Москва тактично сделала вид, что этого не заметила. Нападки на Россию не помогли белорусскому лидеру улучшить ситуацию в экономике, и ясности в вопросе о том, кто окажет помощь Минску в случае сильного политического кризиса, не добавили. В общем, Минск весной 2017-го очень похож на Киев конца 2013-го. Поэтому все совпадения вряд ли случайны. Видимо, у Лукашенко сложилось такое же мнение. 23 марта он решил поговорить по телефону с президентом Украины Петром Порошенко. Главы государств обсудили перспективы двусторонних отношений.

< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики