Мир
00:13, 21 марта 2017

Парное выступление

Министры России и Японии обсудили безопасность в формате «два плюс два»
Фото: Александр Щербак / ТАСС

В Японии четверка, будучи омофоном слова «смерть», считается крайне несчастливым числом. Относясь серьезно к традиционной нумерологии, японцы всячески стараются избегать этой сулящей неприятности цифры. В российско-японских отношениях четверка также играет деструктивную роль: Москва и Токио уже 70 лет живут без мирного договора, поскольку не могут урегулировать территориальный спор из-за четырех островов Курильской гряды. Между тем на фоне продолжающегося сближения России и Японии был восстановлен формат «два плюс два» — встреча глав оборонных и дипломатических ведомств. За тем, повлияла ли магия чисел на ход переговоров Сергея Лаврова и Сергея Шойгу с их японскими коллегами, в Токио наблюдал корреспондент «Ленты.ру».

«Возобновление сегодня нашего диалога в формате "два плюс два" в соответствии с договоренностью лидеров по итогам визита президента России Путина в Японию в декабре прошлого года говорит об обоюдном стремлении вывести российско-японские отношения на качественно новый уровень, укрепить взаимное доверие и расширить сотрудничество по вопросам глобальной и региональной безопасности. Мы убеждены, что такой диалог, его углубление и интенсификация в полной мере отвечают интересам наших двух стран и могут играть важную роль в обеспечении стабильности в АТР. Мы готовы к предметному и доверительному разговору».

Эти слова в понедельник, 20 марта, произнес глава МИД России Сергей Лавров на открытии встречи в формате «два плюс два». Похоже, разговор получился действительно предметным и обстоятельным, поскольку на итоговую пресс-конференцию ее участники вышли с часовым опозданием.

Привилегированная форма диалога

Первая встреча в формате «два плюс два» состоялась в 2013 году. Инициатором выступил премьер Японии Синдзо Абэ. «Формат "два плюс два" — это особая, можно сказать, привилегированная форма диалога, предусматривающая партнерский, доверительный обмен мнениями по ключевым вопросам обороны и безопасности», — высказался тогда по этому поводу замглавы МИД Игорь Моргулов. Действительно, разговор в данном формате Россия вела еще только с США — главным мировым игроком в сфере международной безопасности. Однако после начала украинского кризиса все контакты подобного рода прекратились. Япония, будучи союзником Соединенных Штатов и членом G7, присоединилась к антироссийским санкциям.

Хотя Япония и проявила солидарность с западными партнерами, санкционной войной в Токио явно тяготились и ограничительные меры ввели чисто формальные. Гораздо больше, чем происходящее на востоке Украины, Японию волновало сближение России и Китая, в чьем растущем могуществе Токио видит угрозу. Неудивительно, что Абэ последовательно старается наладить диалог с Москвой, хотя это и вызывает раздражение в Вашингтоне: известно, что Барак Обама настоятельно не рекомендовал японскому премьеру посещать Россию, однако тот совет проигнорировал, отправившись в мае 2016-го в Сочи. Еще одним элементом курса Абэ на сближение с Москвой стало возрождение формата «два плюс два».

«В случае с Японией создание формата "два плюс два" обусловлено тем, что это государство находится в регионе, который сегодня и в обозримой перспективе будет центром стратегически важных событий. И экономических, и политических. Токио хочет быть самостоятельным игроком на этой арене. Но для него это связано с определенными сложностями: Японии надо сохранить незыблемость альянса с США и в то же время высвободить себе пространство для налаживания отношений с другими акторами (прежде всего с Россией). Возобновление "два плюс два" — это довольно серьезный шаг для Токио: у России такого формата больше ни с кем нет, поскольку для союзников США взаимодействие с Россией по линии оборонных ведомств неприемлемо до выполнения минских договоренностей, — пояснил в беседе с «Лентой.ру» глава Совета по внешней и оборонной политике (СВОП) Федор Лукьянов. — Для нас это все тоже интересно, поскольку Япония как самостоятельный игрок в АТР нужна России в качестве экономического партнера, а также для того, чтобы сбалансировать отношения с Китаем».

Разговор про безопасность

Слово «безопасность» на пресс-конференции, завершавшей встречу «два плюс два», звучало часто. А за закрытыми для прессы дверями, очевидно, еще чаще. И наверняка в сочетании с еще двумя словами — «Северная Корея».

Ракетно-ядерная программа КНДР сегодня тема №1 не только в Японии, но и во многих других странах АТР. Три из четырех северокорейских ракет, запущенных 6 марта, упали в исключительной экономической зоне Японии — так близко ракеты к японскому побережью еще не подлетали. Пхеньян продолжает взвинчивать ставки, проводя новые испытания (одно из них состоялось буквально накануне встречи «два плюс два»). Ситуация усугубляется тем, что пока непонятно, как на поведение КНДР будет реагировать администрация Трампа. Ряд наблюдателей сразу же после его избрания предположили, что он может попытаться силовым путем решить северокорейскую проблему. Аргументов сторонникам этой точки зрения добавил госсекретарь США Рекс Тиллерсон, во время визита в Сеул прямо заявивший, что «стратегическое терпение в отношении КНДР исчерпано».

«По логике Трампа, никакие северокорейцы с их недоразвитым ядерным оружием не смеют угрожать союзникам США и уж тем более самой Америке. У части политиков в Вашингтоне есть желание показать даже не столько КНДР, сколько Китаю, кто в доме хозяин. Японию это очень беспокоит, так как конфликт США и КНДР ее безусловно затронет. Токио хочет, чтобы Москва надавила на Пхеньян или хотя бы договорилась с Пекином, чтобы тот, как патрон КНДР, объяснил северокорейцам: пора разрядить атмосферу», — считает Лукьянов.

Москва, в свою очередь, без восторга смотрит как на эскапады Пхеньяна, так и на обусловленные ими шаги Вашингтона. В Токио Лавров напомнил, что Россия, как и Япония, убеждена: Северная Корея должна неукоснительно выполнять все резолюции СБ ООН. «Считаем при этом, что санкции, которые СБ ввел в отношении Пхеньяна, должны рассматриваться не как инструмент наказания, а как стимул для того, чтобы вернуть ситуацию в политико-переговорное русло», — добавил министр. И подчеркнул: развертывание в АТР элементов глобальной противоракетной обороны США чревато серьезными рисками. «Если речь идет о противодействии угрозам, исходящим от Корейской Народно-Демократической Республики, то создание подобной системы ПРО, равно как и накачивание региона вооружением, является ответом совсем не пропорциональным», — констатировал Лавров.

Атмосфера взаимного доверия

Поскольку прямого отношения к безопасности неурегулированный территориальный спор России и Японии не имеет, обсуждать его в формате «два плюс два» нет смысла — для этого достаточно переговоров глав дипломатических ведомств. Тем не менее курильский вопрос витал над Домом приемов российского посольства, где проходила встреча Сергея Лаврова и Сергея Шойгу с Фумио Кисидой и Томоми Инадой.

До начала встречи в формате «два плюс два» министры обороны провели встречу без коллег из внешнеполитических ведомств. В ходе этого разговора стороны «обменялись любезностями»: Шойгу заметил, что, если Япония разместит у себя элементы американской ПРО (для защиты от северокорейской угрозы), это изменит стратегический баланс в АТР. В ответ Инада напомнила, что Россия разместила на южнокурильских островах Итуруп и Кунашир ракеты: в минувшем году там были развернуты береговые ракетные комплексы «Бастион» и «Бал», а в 2015-м поставлены на боевое дежурство зенитные ракетные комплексы «Тор-М2У». Еще раз к этой теме Шойгу пришлось вернуться на пресс-конференции, отвечая на вопрос японского журналиста. Лаконично и спокойно министр заверил представителя прессы, что ракеты были отправлены на Курилы «не против кого-то, а для защиты России». «Они нужны, чтобы защищать весь периметр Российской Федерации с моря и воздуха. Делать для какого-то одного места исключение было бы странно», — констатировал Шойгу. При этом он заверил, что Россия и Япония намерены углублять сотрудничество в сфере безопасности.

Что же касается самих Курил, то, как сказал Лавров, проведение встреч в формате «два плюс два» помогает создать доверительную атмосферу в российско-японском диалоге, а это «способствует решению любых вопросов».

Артем А. Кобзев (Токио)

< Назад в рубрику
Обсудить

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики