Экономика

У края пропасти

Как Венесуэла дожила до статуса провалившегося государства
Фото: Carlos Garcia Rawlins / Reuters

Дефицит всего и вся, километровые очереди, инфляция в сотни и даже тысячи процентов, перманентный политический кризис — будни современной Венесуэлы, когда-то считавшейся одной из самых процветающих стран Латинской Америки. В скором времени к списку «достижений» левого правительства может добавиться еще и дефолт. Золотовалютные резервы местного ЦБ стремительно тают, сократившись за последние пять лет втрое.

В 2011 году, при Уго Чавесе, резервы Венесуэлы превышали 30 миллиардов долларов. Хотя экономические проблемы в стране нарастали, благодаря нефти все было относительно благополучно: за бочку черного золота тогда давали более 100 долларов. Но цены на сырье обвалились.

Впрочем, запасы начали истощаться еще до этого. К концу 2013 года у Каракаса осталось только 20 миллиардов долларов. Экономическая политика Николаса Мадуро привела к тому, что даже с дорогой нефтью государство испытывало финансовые трудности. Что уж говорить о временах, когда черное золото упало в цене в три раза — вместе с прибылями нефтяной госкомпании PdVSA. Пополнять тающие резервы было нечем.

Государственный долг Венесуэлы не так уж велик. Куда больше долгов у PdVSA, которая из-за десятилетий плохого управления не накопила существенных средств (что отличает ее в худшую сторону от других нефтяных корпораций с госучастием по всему миру). В стране, располагающей такими крупными запасами нефти, рентабельность добычи остается сравнительно низкой. И дело не только в том, что у венесуэльской нефти высокая себестоимость из-за условий разработки. Государство год за годом изымало из компании все возможные средства на решение текущих проблем. И именно официальному Каракасу придется отвечать за долги своего нефтяного министерства, формально имеющего статус компании.

Справедливости ради надо сказать, что несмотря на все свои трудности, Венесуэла исправно платила по долгам. Лишь в ноябре 2016 года Каракас попросил кредиторов отложить платежи по одному выпуску облигаций на месяц, но эта проблема носила скорее технический характер. Правительство урезало импорт, обрушило эмиссией курс национальной валюты, допустило дефицит товаров, закрывало глаза на разгул преступности — но взятые за рубежом деньги старательно возвращало.

На сегодняшний день общий объем непогашенных обязательств Венесуэлы составляет 71 миллиард долларов. Из них 10 миллиардов приходятся на 2017 год (3,4 миллиарда должно выплатить государство и еще 6,6 миллиарда — PdVSA). Пик платежей — в апреле.

Многое зависит от того, как сложится платежный баланс страны в этом году. Официальная торговая статистика не публикуется с середины 2015-го. Есть только оценки по косвенным данным.

По подсчетам аналитиков инвестиционного банка Nomura, при средней годовой цене на нефть на уровне 46 долларов за баррель, баланс получится в небольшом плюсе, так что, в принципе, деньги у Венесуэлы на покрытие обязательств найдутся. Учитывая крайне щепетильное отношение Венесуэлы к долговым платежам, есть основания предполагать, что по крайней мере в этом году дефолта удастся избежать.

Но когда речь о Венесуэле, ничего невозможного нет. Страна находится в идеальном шторме. Инфляция в этом году, по прогнозу МВФ, достигнет 1660 процентов, а в следующем приблизится к 3000 процентов. Правда, мозговой центр Torino Capital считает, что ситуация на самом деле не так плоха, гиперинфляции, исчисляющейся тысячами процентов, в Венесуэле не будет (официальные данные по росту цен сейчас тоже не публикуются), а будет просто галопирующая инфляция «всего лишь» в 400 процентов в год.

Инфляция, ограничение импорта и дефицит создают в стране критическую обстановку. По малейшему поводу может возникнуть полномасштабное политическое противостояние, причем с участием армии (Латинской Америке вообще и Венесуэле в частности к такому не привыкать). В этом случае вопрос выплат зависнет надолго. Не исключен вариант, когда отчаявшееся правительство само решит объявить дефолт, не видя другого выхода из тупика. Но при нынешней ситуации в экономике даже ужасный конец не прекратит ужаса без конца, если не будет принято решения о тотальной экономической либерализации. А приверженность сеньора Мадуро боливарианским социалистическим принципам общеизвестна.

Шанс может дать возобновление роста нефтяных цен. Если при 46 долларах за баррель Венесуэла сохраняет положительный платежный баланс, то, скажем, при 66 долларах приток валюты позволит не только вовремя платить по счетам, но и увеличить импорт, наполнив полки магазинов товарами и снизив цены.

Недаром Каракас больше других членов ОПЕК возмущался несправедливостью новой нефтяной реальности и так настойчиво призывал к сделке об ограничении добычи. Однако при всех сложностях, которые испытывают также Ирак, Саудовская Аравия, Иран и Ангола, текущие цены для них не катастрофические. Россия и вовсе пообвыклась с мыслью о 40 долларах за баррель на долгие годы вперед и даже регулярно ищет в этом позитив. Никто из этих игроков не будет совершать резких движений ради спасения Венесуэлы, какие бы симпатии к ней ни испытывали.

Учитывая «правый поворот» в крупнейших странах региона — Аргентине и Бразилии — рассчитывать на поддержку соседей по континенту Каракасу тоже не стоит. Остается Китай, который согласился перенести платежи в размере пяти миллиардов долларов на будущее. Разумеется, КНР надеется получить за свою добрую волю какие-то бонусы, но сейчас Венесуэле определенно не до демонстрации собственной независимости.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики