Путешествия

Вино от истоков

Чем гордятся швейцарские виноделы
Фото: Diego Forte

Благодаря своему расположению в самом сердце Европы Швейцария обречена была стать своеобразным перекрестком самых разных кросс-культурных маршрутов — торговых, политических, языковых, гастрономических. Не стало исключением и виноделие. Более того, в развитии этой отрасли как в капле воды отразились многие глобальные процессы. «Лента.ру» отправилась на швейцарские виноградники, чтобы выяснить подробности.

Между землей и небом

Зимой над Леманом постоянно висит туман. Как ни трудись, за плотной завесой ничего не разглядеть. Остается лишь дорисовывать в воображении рваную линию Альп на горизонте да крутые склоны легендарного виноградника Лаво, занесенного в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Однако едва сворачиваешь в долину Вале, окружающий мир полностью преображается. Для такого времени года здесь неприлично много солнца. Теплые лучи отражаются от снежных вершин и устремляются вниз, к тягучим водам Роны. Именно здесь берет свое начало, может быть, самая известная «винодельческая» река Европы. Но не только река.

Кантон Вале — альма-матер швейцарского виноделия, хранитель его традиций, его подлинный исток в самых разных смыслах слова. В местном кельтском захоронении, датируемом II веком нашей эры, археологи обнаружили керамику со следами винного камня — древнейшее свидетельство того, что вино здесь делали задолго до рождения Христа.

Как и во многих других уголках Европы к северу от Альп, первые лозы появились в Вале вместе с римлянами. С тех пор минуло больше двух тысяч лет, но местные жители никогда не прекращали выращивать виноград. По правде сказать, лоза — то немногое, что вообще способно жить на скудной каменистой почве долины, более того — она отлично плодоносит. С одной стороны, здесь вдоволь солнца, но нет экстремальных температур, с другой — мало влаги. Поэтому лозе приходится изрядно «пострадать», чтобы пробиться сквозь каменную плоть к глубоким грунтовым водам. К этому стоит добавить здоровый микроклимат, который формируется под влиянием сразу нескольких факторов: одновременной близости реки и гор, сухого и теплого ветра «фен», дополнительно оздоравливающего виноградники. На выходе удается собирать урожай исключительно высокого качества, позволяющий создавать серьезные вина.

По ступеням вверх

Огромный вклад в развитие отрасли внесли средневековые монахи, особенно цистерцианцы, имевшие колоссальный опыт организации виноградников в соседней Бургундии. Следы их титанической работы и сегодня видны повсюду — это многочисленные рукотворные террасы, расположенные на крутых склонах. Традиция создавать их благополучно дожила до наших дней, а в технологическом плане практически не изменилась. Сегодня террасные виноградники являются такой же неотъемлемой частью местного пейзажа, как горные вершины. По самым приблизительным подсчетам их общая протяженность составляет три тысячи километров, а это, на секундочку, примерно половина длины Великой Китайской стены, видимой даже из космоса…

Террасы убегают каменными «ступеньками» от самых берегов Роны на несколько сотен метров вверх и достигают высоты 1100 метров над уровнем моря. Местные виноградники считаются самыми высокими в Европе. Отдельные «ступеньки» разнятся по ширине — на самых больших помещается по 10-15 рядов лоз, на самых маленьких бывает и три, и два, и даже один ряд. Чтобы до них добраться, виноградарю приходится в прямом смысле слова карабкаться по краю обрыва. Разумеется, ни о каком использовании машин и речи быть не может, все делается только вручную — от посадки молодой лозы до сбора винограда. Трудоемкий и весьма затратный процесс влияет на конечную стоимость продукта. Этим обстоятельством объясняется высокая цена швейцарских вин даже в базовых линейках.

Национальное достояние

Вале — самый большой винодельческий регион Швейцарии с ежегодным объемом производства около 39 миллионов литров (для сравнения: примерно столько выпускают всего два крупных российских предприятия). Под лозой здесь находится 5 230 гектаров — это примерно третья часть всех виноградников страны и, по мнению многих ведущих международных экспертов, лучшая ее часть. Сегодня виноделие развито во всех кантонах, но по объему, качеству и разнообразию продукции ни один не может конкурировать с Вале.

В Швейцарии насчитывается несколько тысяч виноделен. Речь идет почти исключительно о маленьких и даже крохотных хозяйствах. Если добавить к этому многоплановый терруар и широкий сортовой состав, становится понятно, как трудно говорить о какой-то единой стилистике швейцарских вин. Тем не менее некоторые общие тенденции наметить можно.

Исторически швейцарские вина довольно легкие, с невысоким содержанием алкоголя, яркой кислотностью и нежной фруктовой гаммой. Однако за последние пару десятилетий ситуация существенно изменилась. На виноградниках увеличилась доля Каберне, Мерло и Сиры. Многие виноделы активнее экспериментируют с выдержкой виноматериала в новом дубе, добиваясь более плотной текстуры и более интенсивной ароматики.

С другой стороны, как и везде в мире наблюдается рост интереса к автохтонным сортам, благо таковых в Швейцарии немало. Среди белых следует отметить прежде всего Птит Арвин (великий винодел Дени Дюбурдье считал его лучшим белым сортом в мире), Умань Бланш, Аминь (растущий только в Вале на крохотном клочке в 40 гектаров) и Фандан, более известный как Шасла (на долю этого сорта приходится около 60 процентов всех швейцарских вин). Из красных наиболее интересный результат дают Корнален, Умань Руж и Доль.

Попробовать швейцарские вина за пределами страны удается крайне редко. Причина до смешного банальна: практически все выпивается на месте, а на экспорт отправляют ничтожно мало — примерно 2 процента. По этой причине сегодня эти вина мало известны широкой аудитории, хотя ведущие эксперты, такие как Дженсис Робинсон, Хью Джонсон или Андреас Ларссон давно говорят об их исключительном качестве и относят к числу наиболее недооцененных в мире.

Первый среди равных

Надо отдать должное швейцарским виноделам: в последние годы они начали задумываться о более активном присутствии на международных площадках. Пожалуй, успешнее других в этом направлении удалось продвинуться Chateau Constellation. Это семейное хозяйство из кантона Вале считается очень крупным по швейцарским меркам: ему принадлежит около 300 гектаров великолепных террасных виноградников в долине Роны. Винодельня, что называется, с именем. Прадед нынешнего владельца Доминика Жиру еще в далеком 1910 году получил за свои вина большую золотую медаль на конкурсе в Лозанне. С тех пор копилка наград изрядно пополнилась.

Chateau Constellation считается своего рода визитной карточкой Вале и признается лидером всего региона. Здание винодельни, стилизованное под средневековую крепость, недавно отстроили с учетом новейших технологических разработок. На первом этаже открыли отличную винотеку с дегустационным залом, а на вершине символической башни обустроили смотровую площадку, с которой открывается захватывающая дух панорама долины и окрестных гор. Кроме того, на винодельне есть комфортный конференц-зал, который используется для международных деловых встреч, совсем не обязательно связанных с вином.

Доминик Жиру поставил перед собой стратегическую задачу максимально полно интегрироваться в международное винное сообщество, сохраняя при этом национальную и даже региональную идентичность. Последовательный приверженец автохтонов, возродивший из небытия потрясающий Умань Бланш, он активно сотрудничает с консалтинговой группой Мишеля Роллана. Компанию именитого энолога здесь представляет Стив Блэ, опытный мастер, успевший поработать во Франции, Италии, США, Южной Африке, Венгрии, Греции, Турции и даже Китае. Именно благодаря его усилиям в красных винах замка появилась отчетливо выраженная бордоская стилистика. В белых же, напротив, Стив всячески подчеркивает их персональную неповторимость. Это и понятно. Если говорить в более общем плане, терруар Вале идеален именно для белых сортов.

С другой стороны, господин Жиру пошел по пути привлечения известных швейцарских художников к разработке этикеток топового вина Chateau Constellation. С ним успешно сотрудничали, например, Алоис Лихтштайнер, чьи работы есть в коллекции Музея Гугенхайма; Роджер Пфунд, известный художник-графист, в течение многих лет разрабатывавший изображения для денежных банкнот Франции; Николя Имхоф, создавший цифровые спецэффекты для голливудских блокбастеров «Гарри Поттер» и «Скуби Ду». Более того, презентация каждой новой этикетки обставляется как яркая художественная акция с участием мировых знаменитостей, ведущих экспертов, национальной и международной прессы.

В начале февраля 2017 года в Chateau Constellation состоялась презентация актуального винтажа. На сей раз президентом экспертной комиссии стал Жерар Депардье, друг Доминика и давний поклонник вин Вале. Он представил гостям вино урожая 2015 года, только что вышедшее на рынок. «Я впервые попробовал швейцарские вина более сорока лет назад и с тех пор все время к ним возвращаюсь. Швейцарское виноделие имеет огромный маркетинговый потенциал, — отметил Депардье. — В стране уникальная коллекция автохтонов, которые позволяют получать вина мирового уровня, но со своим неповторимым и одновременно хорошо узнаваемым профилем».

Вина Chateau Constellation уже можно встретить в европейских ресторанах и бутиках. Придут ли они в Россию — покажет время. Но полезные уроки из грамотной маркетинговой стратегии Доминика Жиру вполне по силам извлечь и сегодня.

< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики