Казус Чудновец

Чем закончится дело жительницы Катайска, осужденной за репост. Репортаж

Россия

Фото: Nacho Doce / Reuters

Генпрокуратура РФ вышла с кассацией в Верховный суд РФ по делу жительницы Курганской области Евгении Чудновец, отбывающей наказание в колонии общего режима за репост порнографического ролика. Прокуроры предлагают отменить приговор и прекратить уголовное дело за отсутствием состава преступления. Накануне корреспондент «Ленты.ру» побывал в Кургане — где областные депутаты, прокуроры и другие официальные лица приступили к подготовке законодательной инициативы по смягчению ответственности за публикации в соцсетях.

«Одна просьба: не пишите, пожалуйста, что Чудновец — воспитатель детсада, как все пишут. Это неправильно», — говорит Василий Шалай, официальный представитель Курганского областного суда.

Осужденная — Евгения Чудновец, согласно приговору, — «уборщица в детском саду №124» уже около месяца сидит в колонии Нижнего Тагила. Статья — 242.1 УК РФ «Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних». Ее преступление — возмущенный репост в одном из закрытых интернет-сообществ города Катайска, где живет Евгения. Трехсекундный ролик: обнаженный подросток стоит в углу, между ягодицами зажат карандаш. Позиция защиты: «Желание привлечь внимание к тому, что происходит в детском лагере». Позиция суда: «Распространение с целью публичной демонстрации» — указано в приговоре.

Василий Шалай объясняет корреспонденту «Ленты.ру» причины, по которым президиум суда не принял поданную в начале февраля кассацию областной прокуратуры. В ней содержалась просьба отменить апелляционное определение, по которому Евгения ныне отбывает пять месяцев общего режима и назначить новое рассмотрение с учетом всех аргументов защиты. «Новых обстоятельств и веских аргументов суд не выявил», — формулирует Василий Сергеевич. «Обжаловать? Пожалуйста, в Верховный суд».

Что, собственно, и произошло на днях. Как сообщила «Ленте.ру» пресс-служба Генпрокуратуры РФ, заместитель Генерального прокурора Леонид Коржинек «внес в Верховный суд кассационное представление на приговор по уголовному делу в отношении жительницы Курганской области Евгении Чудновец, ранее осужденной за репост видеозаписи порнографического содержания». Прокуратура ставит вопрос уже не о смягчении, а об отмене приговора «и прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления». «Данное решение может принять Курганский областной суд, если Верховный суд согласится с предложением заместителя генпрокурора и возбудит кассационное производство», — поясняют представители надзорного ведомства.

Накануне именно Леонид Коржинек попросил отменить приговор оппозиционеру Ильдару Дадину, осужденному за неоднократные нарушения правил пикетирования. Формулировки те же: отсутствие состава преступления. Дело Чудновец — не менее громкое. Сработает ли еще раз?

Катайские хроники

В ожидании реакции Верховного суда вполне уместно вспомнить ключевые моменты дела Евгении Чудновец — ответвления другого процесса, об издевательствах над тем самым подростком с видеоролика.

Летом 2015 года предприниматель из Катайска Эрнест Данелян, в чьем распоряжении оказалось видео, первым выложил его в сеть. Затем удалил и обратился к правоохранителям. «В этом лагере многие наши дети отдыхают летом, — объясняют в прокуратуре Катайского района. — Город маленький, и тринадцати тысяч жителей нет. Данелян — человек семейный, у него тоже есть дети. Конечно, он очень возмутился». В результате двое воспитателей детского лагеря «Красные орлы», которые решили таким образом наказать трудновоспитуемого К., прошлым летом были приговорены к трем и шести годам.

Почему дело по факту первой публикации заведено не было — а ее репост в исполнении Чудновец привлек внимание катайского подразделения Следственного комитета уже после вынесения приговора воспитателям? Возможно, это вскоре выяснится. Постановление Курганской облпрокуратуры «об отмене незаконного (необоснованного) постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела» вышло в конце января. Эрнест Данелян для комментариев стабильно недоступен. Следователям в Катайске тоже нечего сказать: полное молчание — до результатов проверки, инициированной Александром Бастрыкиным по всем обстоятельствам дела Чудновец.

Остальные стороны первого процесса по делу Чудновец — он закончился в ноябре прошлого года — более открыты. «Мы просили пять лет, — вспоминает Денис Попов, прокурор Катайского района. — Верхний предел по этой статье — десять, нижний — три. Подсудимая не признавала вину, поэтому пять».

Председатель Катайского районного суда Владимир Борычев, в принципе не общающийся с прессой, согласился ответить лишь на один вопрос — почему назначил не пять лет, а полгода: «Наличие ребенка трех лет, впервые привлекалась, имеет ряд смягчающих обстоятельств». К таковым, по мнению судьи Борычева, относятся «цели и мотивы преступления». Но главным образом — то, что Чудновец, как считает Владимир Иванович, все же призналась: «Она дала в суде изобличающие себя показания, не имея юридического понимания того, что тем самым признает свою вину».

Евгения Чудновец подтвердила, что сама запостила ролик. Этого оказалось достаточно для срока — с одной стороны, но ниже низшего предела — с другой.

В декабре на апелляции первый заместитель прокурора Курганской области Олег Седельников определил наказание Евгении Чудновец как чрезмерно суровое — и попросил назначить ей другое, не связанное с лишением свободы. Областной суд отказал. Зато учел положительную характеристику с места работы и снял с учета отрицательную — от участкового по месту жительства. Все вместе потянуло на месяц скидки — 5 месяцев вместо полугода. «Спасибо и на этом», — вполне искренне говорит Андрей Мясников, муж Евгении Чудновец.

Основы безопасного репоста

«Комментировать решение суда не стану: приговор вынесен и вступил в законную силу. Но очевидно, что дело Евгении Чудновец требует более взвешенного и объективного подхода, — подчеркнул в ответе «Ленте.ру» полномочный представитель президента в Уральском федеральном округе Игорь Холманских. — Неслучайно обвинительный приговор вызвал такой резонанс».

Сюжет из серии «Дело Чудновец как зеркало гражданского общества» вполне может потянуть на очень пухлый и драматичный том. Если кто-то задастся целью его собрать, чтобы описать редкий по нынешним временам случай единства мнений людей и большинства институтов власти. Здесь найдется место и для многочисленных правозащитных публикаций, и для документов Общественной палаты, вступившейся за Чудновец сразу и всерьез, и для высказываний чиновников. Того же Холманских, например. Или губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева, вызвавшегося просить о помиловании осужденной.

И, разумеется, отдельным разделом — правовые последствия.

Председатель Курганской областной думы Дмитрий Фролов протягивает корреспонденту «Ленты.ру» два листка на скрепке. Региональный парламент создает рабочую группу. Цель — выяснить возможность «разработки федерального закона о внесении изменений в УК РФ в части конкретизации уголовной ответственности за “репосты” либо в части установления альтернативных видов наказания». Проще говоря, подготовить законодательную инициативу и смягчить статьи о репостах.

Состав — депутаты, прежде всего из «Единой России», Следственный комитет, судьи. В областной прокуратуре уже определились со своими представителями. «Предлагаем в комиссию начальника уголовно-судебного отдела и старшего помощника по взаимодействию с исполнительной властью и местным самоуправлением», — говорит Игорь Ткачев, прокурор Курганской области.

Фамилии заключенной Чудновец в документе нет. «Здесь речь уже не о ней, а о том, чтобы такие случаи больше не вставали в повестку», — объясняют в областной думе. «Общественность совершенно справедливо отмечает: водитель нарушил правила движения, погиб человек — водителю дают до восьми лет. А статья, по которой сидит Евгения, предусматривает до десяти, — указывает Дмитрий Фролов. — Наверное, тут есть над чем подумать».

Есть и постановление пленума Верховного суда. В ноябре, рассматривая смежные с делом Чудновец составы — преступления экстремистской направленности, в том числе те же репосты в сети, — судьи пришли к выводу: в решениях следует учитывать «контекст, форму и содержание размещенной информации, наличие и содержание комментариев или иного выражения отношения к ней». Гражданскую позицию, если суммировать.

В случае Чудновец эта позиция хорошо прослеживается в ее комментарии под роликом — сохраненном на скриншотах: они — цитата из кассации прокуратуры — «выражают возмущение издевательством над ребенком и сделаны с целью пресечь его».

Впрочем, до возможных предложений по «закону Чудновец» еще очень далеко. Куда дальше, чем до ее освобождения — хоть по звонку или даже раньше, если вдруг. Пока что — первые подходы, первые запросы, первые формулировки. С необходимыми, по мнению чиновников, отсылками и цитатами.

«Очень подходящая цитата Владимира Владимировича», — обращает внимание спикер Фролов на документ рабочей группы. «Закон должен быть суров к тем, кто совершил тяжкие преступления, и более гуманен к тем, кто оступился». Послание к Федеральному собранию, 2015 год.

Крохотная любовь

«Tiny Love», — говорит Андрей Мясников, раскладывая вынутые из шкафа игрушки — персонажи популярного мультсериала. Сшиты Евгенией Чудновец под собственным брендом «Шью Игрушевна». В августе, когда Андрей и Евгения только познакомились, ее небольшая игрушечная торговля через социальные сети уже шла на десятки отправленных посылок. Еще больше — невыполненных заказов, которые она успела собрать перед арестом.

«Мы больше времени уделяли этому делу, чем уголовному, — признается Андрей. — Зарегистрировать малое предприятие, найти еще одну швею — нашли, кстати, — заняться авторскими правами, чтобы все по закону... Женя до последнего не верила, что за репост посадят. Думала, ерунда какая-то. Мы все так думали».

* * *

Из письма Евгении Чудновец Андрею Мясникову (опубликовано адресатом в социальных сетях):

«Милый мой дорогой. <…> Я рада, что ты сейчас в Москве (Андрей участвует в ток-шоу, где рассматривается дело Чудновец — прим. «Ленты.ру») и желаю тебе успехов в ее покорении. Думаю, что в скором времени тебе удастся также и мое освобождение, которое я жду каждый день, не теряя надежды на то, что справедливость восторжествует, а с ней и здравый смысл нашего правительства. Спасибо за то, что ты делаешь для моего спасения, и огромное «благодарю» Мерзляковой Татьяне Георгиевне (омбудсмен Свердловской области, с самого начала выступала за освобождение Евгении — прим. «Ленты.ру») за ее добрую волю и желание помочь трем девочкам (заключенным той же колонии, которым Евгения Чудновец решила помочь выйти на свободу — прим. «Ленты.ру»). Девчонки хорошие, достойные помилования. <…> Благодарю всех, кто неравнодушен к нашей истории, кто поддерживает меня письмами, а тебя лайками! Мой лайк принадлежит валентинке, которую ты прислал».

Курган — Катайск — Москва.

Юрий Васильев

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности