Вводная картинка

«Татуировщик — это вторая древнейшая профессия» Мастера студии Magnum помогают детям наколками

Ценности

Татуировка постепенно становится частью массовой культуры. При помощи рисунков на коже можно не только выразить свою индивидуальность или украсить тело, но и поддержать благотворительные инициативы. Мастера из московской студии Magnum Tattoo Александр Мосолов (А.М.) и Ольга Есина (О.Е.) рассказали «Ленте.ру», как наколками можно помочь детям, и объяснили, почему тату никогда не выйдет из моды.

Уже два года в студии проводится марафон-лотерея под названием «Старая школа». Участники вытягивают номера из барабана и делают себе татуировку. Вырученные средства направляются на нужды благотворительного фонда «Подари жизнь». По результатам акции, прошедшей в сентябре 2016 года, за день было собрано более 50 тысяч рублей.

О помощи детям

О.Е.: Идея акции «Старая школа» пошла от нашего друга, одного из «динозавров» татуировки, Дмитрия Кузьмичева. Пришел он как-то к нам в студию и сказал: «Ребята, скучно мне, давайте что-нибудь придумаем, у вас есть все ресурсы».

А.М.: На носу как раз было 1 сентября, так что вопрос с датой тут же отвалился. Изначально была мысль покуролесить как-то, приурочив событие ко Дню знаний. С другой стороны, возник вопрос: а что полезного мы можем сделать? И акция стала благотворительной, так еще интереснее.

О.Е.: Мы каждый год ее проводим и планируем делать еще. В этот раз акция была популярнее, пришло больше людей, мы отправили больше денег деткам. Меня это воодушевило, и я поняла, что с каждым разом это будет давать все больший и больший отклик. Я и сама себе сделала татуировки. Порчу себе руку, потому что необдуманно забиваю ее кусками.

А.М.: В плане социальной значимости подобных мероприятий тоже нужно понимать, что мы художники, и достаточно впечатлительные. Мы хотим в чем-то помочь детям, но я лично не готов ехать в детдом по своим личным психологическим соображениям. Я не готов слишком сильно окунаться в это и должен это признать. Но вот какую-то завертеть движуху и как-то пользу принести, это уже другое, это не вопрос.

О.Е.: Мы не бесчувственные, мы, наоборот, слишком чувствительные. Я вот, например, тоже не смогла бы поехать. Мне будет плохо морально потом, я не буду спать.

О месте татуировки в жизни

А.М.: Татуировка — это увлечение, которое стало большой частью моей жизни. Ну а культура, искусство как-то сами со временем прилепились. Изначально это было все-таки занятие, которое понравилось. А сейчас — вся наша жизнь. Такая же, как семья, пожалуй.

О.Е.: Ну да, для меня это образ жизни, и другого сказать нечего. Мы живем этим, наша семья живет этим.

О концепции и внутренней кухне студии

У студии есть свой канал на YouTube, там регулярно появляются ролики о повседневной работе мастеров, обзоры технических новинок и даются советы начинающим татуировщикам.

О.Е.: У нас вообще изначально концепция была другая, нежели чем у всех студий. Я разработала ее уже очень давно. Все наши мастера работали в разных стилях, которые не перекликаются, а потом мы начали снимать ролики о повседневной жизни студии. Изначально все задумывалось так, чтобы мы не играли на камеру, а вели себя как в обычной жизни.

А.М.: Лет 10 назад человек приходил в тату-студию и не знал, чего ожидать. Стереотипы у него в голове были какие-то: брутальные дядьки, тяжелая музыка или, наоборот, какая-то разнузданная тусовка: панк, хардкор и все такое. После того как мы начали видео снимать, человек, когда приходит сюда, уже не боится, ему заранее многие вещи понятны. Какое-то более открытое общение начинается. Почему бы это и не дать людям, если им интересно, если это позволит им расслабиться и чуть больше доверять нам.

О.Е.: Все больше людей в последнее время приходят и говорят: «Ничего себе, мы вас видим!», на фестивалях узнают. Мы пока сами не можем для себя осознать и поверить, что мы для кого-то те самые «люди с экрана». Звезду, может, не словили.

А.М.: Аудитория у нас все-таки разношерстная. Молодежь жаждет какой-то панковатости и в толк не возьмет, что в видео показывается рабочая обстановка студии. Мы работаем и впахиваем тут, черт побери, нам некогда здесь на ушах ходить. У нас нет того бедлама, какой устраивают на камеру другие студии. Что они там только не вытворяют! Такое ощущение, что у них каждый день там такое шапито происходит. А нам некогда, мы работаем.

А.М.: А ролики с советами начинающим — некая благодарность тату-культуре, которая меня вытащила из хулиганских движух и поместила в плоскость искусства. Я вещаю в одностороннем порядке, кому надо — тот найдет для себя какие-то интересности. Тут, наверное, имеет смысл посмотреть в сторону моего татуировочного детства. Очень мало было источников информации, соответственно, развитие мое сильно замедлялось из-за этого. Через некоторое время в моих руках появились медийные рычаги, которые позволили мне сбавить у юных татуировщиков вот этот хардкор.

О клиентах

О.Е.: Люди делают татуировки по разным причинам: кому-то долго не разрешали, кто-то не зависит от общего мнения, кто-то для того, чтобы выделиться, а кому-то это просто нравится.

А.М.: Клиенты разнообразные. Все возраста, все категории, все есть. Году в 2007, по-моему, забивался у нас парнишка. Чуть ли не 12 лет ему тогда было. Он весь густо запортаченный, там парусники, орлы, все это в олдскуле прям традик-традик. А история там такая: он приходил со своими родителями. Супружеская чета, хардкорщики такие, усыновила из детдома пацаненка 10-летнего. И разрешили ему делать все, что хочет. При этом видно было, что он нормально развивается, учится, но весь в наколках ходит. Самый старый наш клиент... ему где-то сейчас 70-71 год. Когда я его начал забивать, ему было 64.

Большинство моих клиентов идут, четко обладая желанием сделать татуировку. Представляют, какая она должна быть, и для них она нечто большее, чем просто украшательство. Среди моих заказчиков много состоявшихся дядек. Для них важными являются какие-то семейные или философские ценности. Прежде всего, именно это они и стараются на себе изобразить. Такие глубокомысленные работы в основном.

О.Е.: А если человек приходит и настаивает на какой-то «шняге», то мы долго-долго его отговариваем. Есть такие люди, которым мы говорим, что не будем делать. Они просто уходят, и все. С одной стороны, коммерчески это нам невыгодно, потому что он перейдет через дорогу и сделает в другой студии. С другой — когда ты понимаешь, что молодой мальчик или молодая девочка хочет себе явную гадость сделать, которую всю жизнь будет носить. Зачем портить человеку жизнь?

А.М.: Зачем нам в этом участвовать? Еще пошлятину не хочется делать. Мы же все равно стараемся как-то подбить человека на то, что выгодно нам в плане визуально-эстетического содержания. Вряд ли нормальный мастер будет делать откровенно унизительные вещи.

О самых популярных рисунках

О.Е.: Самые популярные татуировки за последнее время — лисы и маки.

А.М.: А я бы сказал, что карпы и драконы. Хотя лисы и маки тоже красивы и достойны татуировки.

О.Е.: Безумное количество лис, маков в любых проявлениях и космоса. В разных стилях сделаны эти татуировки: реализм, дотворк, акварель, графика и прочие. Я думаю, что популярность таких рисунков связана с женским фактором. То есть девушки, которые сидят смотрят в интернет, видят много маков и считают, что это красиво. Есть же еще часть девушек, пусть будет 30 процентов, они приходят и спрашивают, а что сейчас модно. У них нет своей идеи или замысла, им интересно то, что модно. Так было с татуировками как у Анджелины Джоли. Символы у нее там какие-то.

О моде

А.М.: Мода на татуировки не пройдет. Я не сильно разбираюсь в определениях и понятиях и что есть мода, я до конца вообще сам не понимаю. В текущее время это всплеск. Но в каждой шутке есть доля шутки: вторая древнейшая профессия — это татуировщик. Наколки сопровождают нас издревле с самых вот пещерных времен. Когда только первые рубцы там с сажей были сделаны, тогда уже понеслось. И в каждом племени был человек, владеющий этим искусством. Долгоиграющая мода получается, несколько тысячелетий уже занимающая. И конца-края этому нет.

Да, могут какие-то текущие репрессии, связанные с политической обстановкой в государстве, возникнуть. На примере Японии той же самой, когда там запрещают татуировки и люди вынуждены их скрывать. Но татуировки как были популярными, так и остаются. Сейчас какой-то бум в России, даже, на мой взгляд, все немного идет на спад и вступает в более умеренное русло.

Искусство в любой стране становится популярным и востребованным тогда, когда в этой стране царит спокойствие и достаток. Поэтому татуировка в нашем случае является каким-то маркером, что последние 20 лет в России жить более-менее приятно и прилично. Какие-то социальные проблемы есть, но у людей появилось время и деньги на то, чтобы начать интересоваться искусством. Это не мое утверждение, эти выводы давно уже сделаны великими людьми от искусства. А я всего лишь это цитирую. Мы сейчас живем в таком государстве, где люди начали интересоваться искусством — и татуировкой в том числе.