Следственно-оперативное неприятие

Из-за чего ссорятся между собой представители полицейских служб

Силовые структуры

Кадр из сериала «Полицейская академия»

Образ полиции, сформированный в информационном пространстве, ассоциируется с однородной массой людей в форме, которые борются с преступностью и решают проблемы простых горожан (впрочем, иногда их создают). Между тем в полицейской семье, которая сегодня отмечает ведомственный праздник, существует множество служб, представители которых систематически между собой конфликтуют. Отдельные эпизоды противостояний выливаются в скандалы. Чего не могут поделить друг с другом сыщики и следователи, за что участковые в обиде на гаишников и в чем причины интриг в системе внутренних дел, «Лента.ру» постаралась выяснить у самих блюстителей порядка.

Тестостерона через край

Полицейские — ребята не робкого десятка, а куда деваться: каждый день общаются с агрессивными нарушителями. Тут тебе и угрозы нетрезвых собеседников, и потасовки, и вынужденное применение силы. Оборотная сторона такого образа жизни — дефицит адреналина. Как, например, у футбольных фанатов, коих и в рядах полицейских немало. В октябре, например, интернет-сообщество обсуждало новость о массовой драке полицейских в сельском ресторане Омской области.

Рассказывали, что на юбилее уважаемого блюстителя порядка подрались ни много ни мало 60 его коллег. Позже в региональном управлении СКР уточнили, что приглашенных на торжество было всего 20 человек, из которых полицейскими были лишь пятеро. А региональное управление МВД заверило общественность, что погрома в кафе и вовсе не было. Однако вопреки опровержениям инцидента в сети данный факт активно обсуждается, и даже с участием якобы свидетелей драки.

Солидарны в неприязни к руководству

Случаи внутриведомственного рукоприкладства в полиции не единичны. Чаще всего градус напряжения зашкаливает в отношениях «подчиненный — руководитель». Что поделать, дисциплина в ведомстве военная, нормы Трудового кодекса на служивых не распространяются — у полиции свои ведомственные приказы, регламентирующие работу. Не всегда начальник чтит личное время и права работяги в погонах, что создает почву для конфликтов, нередко оканчивающихся побоищем в кабинетах руководителей различного уровня.

Так, в 2011 году во Владимирской области представительница следственного подразделения избила свою начальницу в ее же кабинете. Поводом для схватки стражниц порядка стал вопрос о предоставлении отпуска. После того как старшая по должности девушка не подписала подчиненной заявление об отпуске, исполняющая обязанности начальника следственного отделения при ОВД по Киржачскому району Светлана Б. ударила ее кулаком по голове и пнула коленом в живот.

Со слов сослуживцев Светланы, конфликт между дамами назревал давно: начальница и подчиненная прежде занимали равнозначные посты, к тому же обидчица была старше и требовала к себе более деликатного отношения. Дело кончилось увольнением Б. и привлечением ее к ответственности за побои. Однако Б. своей вины не признала, заявив, что шефиня ее оклеветала.

Мент гаишнику не кент

Отношения сотрудников ДПС с «пешеходными» службами полиции стали сложными. Сегодня на дороге все равны, но тот, кто с жезлом, чуть равнее.

«Лет десять назад можно было засветить гаишнику красную корочку сыщика, следователя, участкового — и лояльность со стороны инспектора гарантирована. Сегодня ситуация изменилась», — говорит представитель регионального подразделения службы участковых уполномоченных. По его словам, госавтоинспекторы регулярно выезжают на охоту за коллегами. «Спецроты и спецбаты ДПС из областного центра пригоняют к нам с разнарядкой: поймать столько-то полицейских, — говорит офицер. — Вот они и караулят нас в кустах и оврагах. Доходит до смешного: у нас трассы безлюдные, полосу разделительную не видно — у конторы стерегут тех, кто дорогу переходит. Стыдно сказать, но некоторые участковые иногда, чтобы без проблем по городу доехать по служебным делам, переодеваются в гражданскую одежду».

По его словам, недавний случай с участковым уполномоченный из Татарстана, которого выгнали из органов за составление протоколов на придирчивых коллег-гаишников, — самая яркая иллюстрация этой несправедливости.

«А все потому, что какая-то умная голова посчитала, что полицейский — сверхчеловек и не должен нарушать ПДД, — рассуждает собеседник «Ленты.ру». — Врачам, спасателям, академикам можно после такого проступка и дальше работать по специальности, а полицейского запросто вышибут с работы. И это помимо административного наказания. Поэтому, даже если сотрудник МВД не виноват, например, в мелком ДТП, он указывает в протоколе, что временно не работает. Самое смешное, что и такие случаи вскрывали и проводили служебную проверку — дескать, а почему не указал, что полицейский?»

Само собой, «карателей» с жезлами полицейские недолюбливают — недаром среди стражей порядка ходит пословица «мент гаишнику не кент».

Тем не менее коллеги отдают должное госавтоинспекторам — это одна из служб, которую сложно взять на пушку, и удостоверений с грозными аббревиатурами они не боятся.

Участковый в ответе за все

Оперативный дежурный — это человек по ту сторону окошечка, в которое граждане протягивают заявление о преступлении. Важная фигура в любом отделе. «Несмотря на разделение обязанностей, нам часто приходится дорабатывать за операми и следователями материалы по заявлениям, за участковыми — административные материалы. В конторе три калеки, а происшествий — вагон и маленькая тележка. Кто-то из коллег с пониманием подходит, все-таки в одной каше варимся — не оставляет нам недоделки, а другие подгадить норовят», — рассказывает дежурный одного из региональных отделений.

По словам собеседника «Ленты.ру», больше всего у дежурных и у других служб претензий к участковым. Порой помощь самого близкого к народу полицейского в расследовании просто необходима, но к поручениям узнать, разыскать, опросить они часто относятся формально, отписываясь рапортами с формулировкой «не представилось возможным».

«Иногда и свинью подложат. К примеру, ночью, чтобы нам служба медом не казалась, притаскивают алкашей оформлять. Вот тебе и работы до утра — пока протокол оформишь с еле мычащим гостем, пока его на освидетельствование направишь... А с участковых взятки гладки — сдал "тело" и домой. Ему — палка, нам — геморрой». — жалуется офицер.

Справедливости ради собеседник отмечает, что на «анискиных» взвалили непомерно много обязанностей: и преступников лови, и оружие проверяй у охотников, и хулиганов с алкашами по подъездам собирай. А еще море бумаг, отчетов, материалов от граждан… И везде, что случись, они крайние. Убили кого-то по пьянке на территории — участковый меры не принял, старушка пенсию шарлатанам отдала — профработу не провел, и так далее.

К слову, о палочках-галочках. Министры меняются, а показатели как были полицейской валютой, так ею и остаются. «Если у служивого с раскрытиями или протоколами (в зависимости от службы) все в порядке — он состоявшийся профессионал. Если нет — он объект для нападок руководства и насмешек со стороны более предприимчивых коллег», — говорит оперативный дежурный.

Правило перевода стрелок

«С соседними отделами частенько в "футбол" играем, когда возникают споры по поводу того, на чьей территории случилось происшествие. В центре города есть четырехполосная дорога, две полосы за одним подразделением закреплены, две другие — за нашим. Так вот, поступило заявление по "02": на дороге лежит пьяный мужик, а где именно — не уточнили. На место выехали патрули из обеих контор. Соседи раньше приехали, как позже выяснилось, и забулдыгу, находившегося в бессознательном состоянии, перетащили на наш край трассы. А потом люди рассказывали — дескать, тело зачем-то люди в форме перетащили и уехали. Тут криминалом не пахло, никто не пострадал, но отношение, конечно, циничное».

Коса на камень

У следствия, по словам представителя службы одного из региональных подразделений, чаще всего возникают претензии к уголовному розыску. Причем это системные конфликты. «Следователи и опера очень плотно работают при раскрытии и расследовании преступлений. Но если для следствия важно направить в суд крепкое дело с доказательствами, чтоб оно не развалилось, то для розыска главное — раскрыть преступление и спихнуть нам. А часто материал собран сырой, с нарушениями, не опрошены свидетели — все недоделки сыщики клятвенно обязуются исправить "завтра-послезавтра", а потом прячутся от нас, если в коридоре увидят, и трубки телефонные не берут. Цирк».

У оперуполномоченных своя правда. Собеседник «Ленты.ру» из отделения УгРо столичного райотдела недоволен тем, что следователи их руками исправляют свои оплошности — в результате сыщик у «следака» как бы на побегушках: «Свидетелей с первого раза толково не допросят, а потом к нам — приведите человека. Или жулика отпустят под подписку о невыезде, а мы потом опять его ищи».

Юбки в законе

К девушкам в полиции отношение специфическое. «Многие считают, что женщине не место в органах, но раз решилась — так работай, милая, на равных с мужиками. Это на гражданке дама в форме вызывает у сильного пола восхищение, а в полиции — иронию. Частенько девчонки сталкиваются и с хамством».

В Петербурге несколько лет назад женщина-офицер пострадала от своего шефа. Майор Надежда Агеева, как писала «Фонтанка.ру», обвиняла в рукоприкладстве начальника Центра профпереподготовки в городе Пушкине Ленинградской области. По ее словам, боссу не понравилось, что преподавательница явилась к нему в кабинет с опозданием на десять минут (офицер задержалась на занятиях). После слов «Ты что, думаешь, ты королева здесь? Тебя целых два полковника ждут, а тебе надо где-то там валандаться» полковник ударил женщину по спине и головой об стену. Чем закончилась история — не сообщалось.

Но ситуация с правами женщин в полиции исправляется. По словам председателя профсоюза сотрудников правоохранительных органов Сахалинской области Александра Гефнидера, в регионе за права дам в погонах боролись в суде. На иск о сокращении рабочего дня для женщин-полицейских ответчик от УМВД заявил, что понятие «сотрудница полиции» законодательно не закреплено. Однако суд, опираясь на Трудовой кодекс, сократил для сахалинских полицейских в юбках рабочую неделю с 40 до 36 часов.

Неприязнь с украинским акцентом

Бывший штабной работник полиции рассказал, что во время командировки в Крым после присоединения полуострова к России столкнулся с неприятным отношением местных блюстителей порядка: «Неписаные правила, принятые в отделе полиции Севастополя, меня просто повергли в шок. При украинской власти участковому, чтобы заштамповать материалы о происшествии и отметить заявление в журнале учета, приходилось платить дежурному. Все это из-за индивидуальной палочной системы, которая была у них в приоритете. Меня они восприняли как "засланного казачка", который приехал им мешать. Как меня видят — сразу переходят на украинскую мову. Но со временем перестроились для работы в команде».

***

Взаимные претензии, по словам опрошенных «Лентой.ру» полицейских, в структуре МВД — дело обыденное. Хотя вряд ли можно найти государственный институт, где такой проблемы нет. Тем не менее в самой многочисленной правоохранительной структуре есть и добрые традиции: перед общей бедой все службы объединяются. «У нас есть понятие "дело чести" — и это не пустые слова. Если пострадал наш товарищ — виновника из-под земли достанут. И для рядовых сотрудников, и для руководства помогать семье погибшего при исполнении коллеги — святое дело. И это не разовая акция милосердия, поддерживают их годами», — заверил офицер столичной полиции.

Олеся Неверова

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности