Лента добра
Интернет и СМИ
Больше интересного — в нашем Telegram

Желтые страницы

Почему в Китае запрещают все иностранные онлайн-издания
Фото: Globallookpress.com

С 10 марта в Китае вступит в силу запрет на деятельность всех иностранных онлайн-СМИ, а китайские издания обяжут пристальнее следить за публикуемыми материалами. За последний год власти Поднебесной усиливают контроль за интернетом, на чем настаивает лично председатель КНР Си Цзиньпин. «Лента.ру» выяснила, как будет действовать новый запрет, и сравнила китайские нововведения с российской действительностью.

Редакционная политика

Автор законопроекта — Министерство промышленности и информатизации КНР, отвечающее за регулирование интернета, теле- и радиовещания, а также производство контента и софта. Документ был опубликован на официальном сайте ведомства в воскресенье, 14 февраля. За его исполнение отвечает Главное управление КНР по делам прессы, печати, радио, кинематографа и телевидения.

С 10 марта все иностранные и находящиеся в совместном владении интернет-издания не смогут публиковать свои материалы в китайском сегменте интернета. Помимо статей, под запрет подпадают изображения, карты, игры, мультипликация, аудио- и видеофайлы.

Для сотрудничества с иностранными коллегами китайским СМИ придется каждый раз запрашивать разрешение у чиновников. Кроме того, все издания Поднебесной отныне должны предоставлять данные об источниках финансирования. Возглавлять СМИ имеют право только граждане Китая, редакция и технический персонал тоже должны состоять из китайцев. Все оборудование и серверы должны находиться на территории КНР. После вступления закона в силу онлайн-СМИ пройдут перерегистрацию в надзорных органах, которые затем будут ежегодно проверять качество их работы.

Изданиям также предписывается публиковать материалы в сети на условиях строгой самоцензуры, а для дополнительного контроля все новости, статьи и видео будут мониториться местными органами власти.

Новый закон продолжает курс китайских властей на усиление контроля за интернетом. По слухам, на этом настаивает лично председатель КНР Си Цзиньпин. В декабре 2015 года он выступил на конференции по вопросам развития интернета в Учжэне, призвав мировое сообщество «уважать право каждой страны выбирать собственный подход к управлению в интернет-сфере».

В июле 2015 года в КНР также был опубликован проект нового закона о кибербезопасности. Под предлогом защиты персональных данных власти планируют окончательно установить контроль не только над всеми интернет-провайдерами, но и над владельцами и администраторами популярных онлайн-площадок.

По мнению политолога Алексея Макаркина, у Си Цзиньпина есть сразу несколько причин для таких действий. В первую очередь он опасается, что иностранные онлайн-СМИ окажут негативное влияние на настроения быстрорастущего в стране среднего класса. Эти люди и без того симпатизируют западной культуре, а многие из них даже получили образование в США и Европе. Поэтому руководство страны стремится ограничить им доступ к иностранной прессе, где в последнее время усиливается критика китайской экономической модели и политических инициатив КНР.

«Во-вторых, Си Цзиньпин пытается позиционировать себя как великого правителя Китая. По негласным законам правящих страной элит, уже через пять с лишним лет он должен найти себе замену и уйти на покой. Но непохоже, что он так поступит», — объясняет Макаркин. Более того, он активно усиливает свое политическое влияние и избавляется от всех, кто пытается ему помешать. А негативные публикации в западных СМИ могут серьезно ударить по создаваемому им образу.

«Си Цзиньпин хочет предстать перед народом как героический борец с коррупцией. Именно поэтому он добился казни миллиардера Лю Ханя и ареста члена политбюро и бывшего министра общественной безопасности Чжоу Юнканя. И продвижение к единоличной власти не должно сопровождаться порочащими его материалами в прессе и в интернете», — подытоживает эксперт.

Контроль ради контроля

Принимаемые китайскими властями меры приведут к практически тотальному контролю государства над местным сегментом глобальной сети. В Поднебесной за интернет отвечают сразу несколько ведомств, среди которых специальный отдел ЦК КПК, Министерство науки и технологий, Министерство общественной безопасности и аналог российского Роскомнадзора — Главное управление КНР по делам прессы, печати, радио, кинематографа и телевидения.

Непосредственный ежедневный контроль сети также осуществляет специальная Комиссия по управлению киберпространством. Кроме того, действует уникальная система фильтрации контента «Золотой щит». Ее разрабатывали более пяти лет, и с 2003 года она введена в эксплуатацию на всей территории Китая, за исключением Гонконга и Макао. С помощью системы серверов, установленных между международными сетями и местными провайдерами, фильтруется абсолютно весь интернет-трафик в КНР. К тому же еще в 2009 году на территории Китая был заблокирован доступ к Facebook, Twitter и YouTube. Также блокируются многие сервисы Google, включая почтовый клиент Gmail и магазин приложений Google Play.

За всей информацией в сети следят многочисленные цензоры, а борьбой с «клеветой и дезинформацией» занимаются несколько групп специалистов. В 2013 году правительство КНР наняло два миллиона человек для отслеживания неугодных комментариев в соцсетях и на форумах. В Sina Weibo — китайском аналоге Twitter — негативные записи порой удаляются за считанные секунды.

Есть еще так называемая «50-центовая армия» — обычные пользователи пишут позитивные комментарии о властях, получая за это зарплату. Помимо государственной «50-центовой», имеется и частная «водная армия» — тысячи компаний, зарабатывающих на фальшивых комментариях или отзывах на товары и услуги.

«Таким образом, онлайн-издания с иностранным участием оставались одной из немногих сфер, где власти Поднебесной не имели тотального контроля над информацией», — рассказал «Ленте.ру» ведущий аналитик РАЭК Карен Казарян.

По мнению эксперта, вступающий в силу в марте закон — своего рода подстраховка и желание обезопасить наиболее образованную, но и склонную к диссидентству часть общества от негативных веяний.

Соседский опыт

Китай — далеко не единственная страна в мире, где власти стараются контролировать распространяемую в интернете и СМИ информацию. За последние несколько лет ряд резонансных законов по регулированию сети и медиаотрасли были приняты и в России.

С 1 января 2016 года гражданин другой страны не может учреждать издания, а также владеть и контролировать более 20 процентов их капитала. Авторы этой законодательной инициативы объясняли ее необходимостью защитить российские СМИ от иностранного влияния.

По мнению Макаркина, российские власти тоже стремятся противостоять негативному отражению российской экономической и политической ситуации в западной прессе. «Но цели у двух стран все же разные. Если Россия через СМИ старается доказать правильность своей позиции и опровергнуть заявления иностранных изданий, то китайские власти прежде всего заботятся о сохранении имиджа Си Цзиньпина и ограничением доступа среднего класса к порочащей государство информации».

Другие цели преследуют и российские меры по контролю над интернетом. По мнению Казаряна, они в разы менее жесткие, чем в Китае. «Да, в России создан единый реестр запрещенных сайтов. Автоматической блокировке подлежат ресурсы, пропагандирующие терроризм, самоубийства, а также распространение наркотиков и детской порнографии. Остальные сайты могут быть заблокированы Роскомнадзором лишь по решению суда, а их владельцы имеют право оспорить вынесенный вердикт», — отмечает эксперт.

С 1 сентября 2015 года вступил в силу резонансный закон о персональных данных, обязывающий все компании хранить и обрабатывать данные россиян на территории России. Несмотря на недовольство многих иностранных IT-гигантов, эта мера главным образом направлена на защиту личной информации жителей страны от посягательств третьих лиц. С конца сентября 2015 года схожую инициативу продвигают и в Евросоюзе. Европейский суд намерен аннулировать закон Safe Harbor, позволяющий Facebook, Twitter и другим американским сервисам хранить данные европейцев на серверах в США. Опасения у европейских стран все те же — доступ американских спецслужб к личной информации граждан ЕС.

С января 2016 года в России действует закон о «праве на забвение», позволяющий гражданам удалить порочащие их репутацию публикации из интернет-поисковиков. Похожие правила есть и в Европе, правда, там компании могут отказаться подчистить общественно значимую или связанную с профессиональной деятельностью заявителя информацию.

В то же время Казарян напоминает, что российские власти недавно озаботились вопросом контроля за трансграничными каналами передачи данных, а также строительством дублирующей инфраструктуры российского интернета, и в этой области отечественные эксперты опираются на опыт китайских коллег.

Рунет планируется сделать устойчивым к серьезным атакам или отключению извне, попутно собрав полную информацию об устройстве отечественного сегмента сети и основных маршрутах интернет-трафика на территории страны. По сути, власти хотят подготовить базу для превращения рунета в независимую внутреннюю сеть. Казарян приветствует желание правительства упрочить безопасность российского сегмента сети. Однако эксперт признает, что это сделает более реальной теоретическую возможность отключения рунета от мировой сети.

< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики