Имарат Канзас

Почему в США поднялась волна исламофобии и кому она выгодна

Мир

Фото: James Lawler Duggan / Reuters

Бесчисленные сообщения о зверствах, творимых «Исламским государством» (ИГ), теракты в Париже, стрельба в калифорнийском городке Сан-Бернардино — все это заставляет американцев задуматься о роли ислама в сегодняшнем мире. Неудивительно, что «исламский вопрос» оказался в центре одного из главных предвыборных скандалов последнего времени. «Лента.ру» постаралась разобраться, много ли можно набрать политических очков с помощью антимусульманской риторики и насколько сильна исламофобия в Соединенных Штатах.

«Что же, черт возьми, происходит»

«Дональд Трамп призывает ко всеобщему и полному запрету на въезд мусульман в США, пока власти нашей страны не поймут, что же, черт возьми, происходит», — заявил под одобрительные возгласы публики сам мультимиллиардер во время выступления перед своими сторонниками 7 декабря.

За эти слова Трамп получил отповедь и со стороны демократов, и от однопартийцев-республиканцев. Высказались и его конкуренты по предвыборной гонке. Джеб Буш назвал инициативу Трампа несерьезной, а Марко Рубио счел ее «оскорбительной» и «бредовой». Даже ультраконсерватор Тед Круз осудил Трампа, призвав сосредоточиться на борьбе с исламским террором, но не исламом. Юристы, в свою очередь, предупредили, что инициатива Трампа противоречит конституции и поэтому неосуществима. А спикер Палаты представителей Пол Райан вообще заявил, что предложение миллиардера — «это не консерватизм».

Еще большую сумятицу вызвали разъяснения Трампа о том, как именно он планирует претворять в жизнь свое обещание. Идентификация мусульманина происходила бы в устной форме: у каждого прибывшего на границе спрашивали бы, не исповедует ли он ислам. Положительный ответ означал бы запрет на въезд, причем и гражданам США, и иностранцам.

Спустя неделю после скандального заявления тональность обсуждения трамповской идеи изменилась. Эксперты по иммиграции отметили, что, безусловно, гражданам США, исповедующим ислам, во въезде на родину отказать нельзя, однако у федерального правительства есть исключительное право из соображений национальной безопасности закрывать границы для той или иной категории иностранцев. Штаб Трампа пояснил, что как раз мусульман из других стран политик и имел в виду.

Между тем социологи обнаружили, что у предложения Трампа хватает сторонников среди граждан США. Вопреки мнению Пола Райна закрытие границ для мусульман поддерживают преимущественно консерваторы. Согласно данным опроса, проведенного ABC News и Washington Post, 68 процентов консерваторов одобрили инициативу Трампа, в то время как в целом она пользуется поддержкой 36 процентов респондентов. Больше половины опрошенных также высказали мнение, что мусульмане подвергаются дискриминации, но только 14 процентов сочли ее оправданной.

Реальность угрозы

Вашингтонский исследовательский центр New America ведет подсчет убийств, совершенных экстремистами различного толка в США. Согласно данным экспертов, после терактов 11 сентября 2001 года джихадисты убили 45 человек, в то время как крайне правые экстремисты — на три человека больше.

Больше всего восторга вызвали слова Трампа у ультраправых радикалов. Так, в интервью Politico Дон Блэк, лидер организации сторонников расового превосходства белых людей Stormfront, похвалил магната за популяризацию близких ему идей. Блэк отметил, что веб-сайт группировки вынужден был перейти на новое оборудование, чтобы справиться с наплывом посетителей. «Трамп поднял бунт, и я не думаю, что он закончится в обозримом будущем», — сказал Блэк.

Атмосфера нетерпимости

«Группировки вроде ИГ или “Аль-Каиды” пытаются разделить нас и запугать с помощью террора. Но мы говорим проповедникам ненависти, пытающимся использовать страх и истерию, что им не удастся напугать нас», — заявил Салам аль-Марьяти, глава Мусульманского совета по связям с общественностью, после того как стало известно, что стрельбу в Сан-Бернардино устроили последователи Пророка.

Подобные заявления стали обыденностью: как только в преступлении обнаруживается «исламский след», мусульманские проповедники появляются перед телекамерами в окружении американских флагов и рассказывают, что террористы на самом деле «неправильные мусульмане». Однако верят им все меньше и меньше.

Официальных данных о так называемых hate crimes — преступлениях, совершенных по мотивам расовой, религиозной или иной ненависти, — за 2015 год ФБР пока не публиковало, но мусульмане США жалуются на резкий всплеск насилия, имамы мечетей получают угрозы в письменном виде и через интернет.

Совет по американо-исламским отношениям отметил, что в конце ноября 2015 года он получил больше заявлений о фактах исламофобской дискриминации, запугивания, угроз и насилия от американских мусульман и исламских учреждений, чем когда-либо со времен атак 11 сентября 2001.

Американская пресса пестрит сообщениями о проявлениях религиозной нетерпимости. Например, в одном из районов Бруклина представившийся почтальоном мужчина напал на двух мусульманок, ударил одну локтем, плюнул в лицо и пригрозил сжечь их храм. Посетители мечети в техасском городе Флугервил однажды утром обнаружили перед входом в здание следы экскрементов и испачканные ими страницы Корана.

Жертвами исламофобии становятся и дети-мусульмане: их все чаще обижают одноклассники в школах, а один из жителей Канзаса на покрытом антиисламскими надписями внедорожнике насмерть сбил 15-летнего сомалийца около местной мечети. В Джорджии учителя спросили у 13-летней мусульманки, нет ли в ее рюкзаке бомбы.

Все чаще американцы устраивают антиисламские демонстрации. Например, группа жителей Далласа, прочитав в интернете о появлении в городе шариатского суда, вышла с оружием на акцию протеста. По словам специалистов, такие манифестации при всей их нескоординированности и маргинальности достигли значительных масштабов.

Мусульмане пытаются приспособиться к новой ситуации: кто-то уповает на благоразумие соотечественников, кто-то переходит к более решительным мерам. В интервью The New York Times техасец Омар Сиддики (Omair Siddiqi) рассказал, как на парковке торгового центра к нему подошел человек с пистолетом в руках и сказал: «Если бы я захотел, то мог бы убить тебя прямо сейчас». Мусульманин промолчал, и неизвестный оставил его в покое. «В такие времена становится очень страшно», — признался Сиддики, добавив, что теперь планирует получить разрешение на ношение оружия.

Поступь Пророка в Новом Свете

При этом нельзя сказать, что ислам — совершенно чуждая США религия. Почти 20 процентов рабов, насильно ввезенных на территорию Северной Америки, были мусульманами. Правда, зачастую им запрещали исповедовать свою веру.

Один из отцов-основателей США Джон Адамс считал Мохаммеда «искателем истины» и ставил его в один ряд с Конфуцием, Сократом и Заратустрой. Когда Адамс стал президентом, между США и османской Триполитанией был подписан договор о мире и дружбе, в котором отмечалось, что «Соединенные Штаты не испытывают неприязни по отношению к законам, религии и порядку мусульман».

Бенджамин Франклин, тоже стоявший у истоков государственности Соединенных Штатов, в автобиографии писал, что «даже если бы муфтии Константинополя послали нам миссионера для проповедования магометанства, ему была бы предоставлена кафедра».

В ходе гражданской войны между Севером и Югом по обе стороны фронта воевали 292 мусульманина. С исламом связана и одна примечательная легенда: когда северяне, проводя политику «выжженной земли», решили уничтожить библиотеку университета Алабамы, они разрешили сотрудникам спасти от пожара лишь одну книгу — и те выбрали редкое издание Корана.

Первая волна массовой миграции мусульман в США началась еще до Первой мировой войны — в страну ехали малообразованные крестьяне из оттоманской Сирии (территории, которая в будущем будет разделена на современные Сирию, Ливан, Иорданию, Палестину и Израиль) в поисках заработка. Изначально многие из них хотели вернуться домой, но наиболее удачливые остались на своей новой родине.

Вторая волна пришлась на период мировых войн — из-за жестких миграционных законов многих потенциальных американцев из стран Ближнего Востока отправляли на родину. Предпочтение отдавалось родственникам тех, кто мигрировал с «первой волной».

Третья волна случилась после Второй мировой войны и крушения колониальных режимов. Многие мусульмане — хорошо образованные, из влиятельных семей — стремились покинуть родные страны, спасаясь от произвола новых политических режимов. В США приехали египтяне, пострадавшие от проводимой Гамалем Абделем Насером национализации земли, выселенные со своих земель палестинцы и жители Ирака, бегущие от антимонархической революции 1958 года.

Четвертая волна, начавшаяся в 1960-х годах, продолжается до сих пор: в Америку стремятся в основном образованные и вестернизированные мусульмане, знающие английский. Причинами для миграции становятся жесткие политические режимы на родине и стремление к лучшей жизни. Исключение составляют беженцы, которые спасаются от разрухи и вооруженных конфликтов.

Страх по-американски

Ключевое событие, развившее в обычном американце страх перед мусульманами, — теракты 11 сентября 2001 года. Многие жители страны, привыкшие к этническому и культурному разнообразию, не обращали внимания на верования и обычаи своих сограждан. Для большого числа американцев взрыв башен-близнецов стал первым и единственным знакомством с исламом: образ врага после этого сформировался молниеносно.

Последовавшая за атаками «война с терроризмом» лишь подлила масла в огонь: если до терактов, по данным ФБР, каждый год совершалось 20-30 преступлений против мусульман на почве религиозной ненависти, то после 11 сентября их количество возросло до 100-150 ежегодно.

Сегодня радикальный исламизм наносит новые удары по цивилизации, и мусульмане США вновь становятся жертвами немотивированной агрессии. Современная американская исламофобия базируется на сочетании объективных мировых процессов — усилении радикального ислама, подъеме ИГ — и застарелых стереотипов малообразованных жителей страны.

Не отрицая усиления антимусульманских настроений, все же необходимо обратить внимание на то, что их проявления в большей степени маргинальны и несистемны. Хотя политики и разыгрывают «мусульманскую карту», желая повысить свой рейтинг за счет фобий простых граждан, американское общество пока больше озабочено проблемами экономики и полицейской жестокости по отношению к чернокожим. Мировой подъем радикального исламизма не создал новых проблем, а лишь усугубил старые, которые в обязательном порядке придется решать новому главе Белого дома.

Деятельность ИГ и «Аль-Каиды» запрещена на территории России.

Алексей Наумов

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности