Лента добра
Россия
Больше интересного — в нашем Telegram

Ближний круг

Что поменялось за год в расстановке российских элит
Владимир Путин, Сергей Шойгу и Сергей Иванов
Фото: Алексей Никольский / РИА Новости

Во вторник, 3 ноября, коммуникационный холдинг «Минченко консалтинг» опубликовал очередной ежегодный доклад «Политбюро 2.0», посвященный неформальной структуре принятия решений в российской элите. Эксперты оценили позиции десяти членов ближнего круга президента Владимира Путина. Тройка лидеров за год осталась неизменной: глава администрации Кремля Сергей Иванов, министр обороны Сергей Шойгу и первый заместитель руководителя администрации президента (АП) Вячеслав Володин. Кроме того, авторы исследования впервые анонсировали появление «Госплана 2.0» — личного кадрового резерва Владимира Путина. «Лента.ру» публикует самые интересные положения доклада.

Лавры от Сирии и камни от Васильевой

Как и год назад, эксперты на первое место среди членов «Политбюро 2.0» ставят Сергея Иванова. Отмечается, что руководитель АП еще больше усилил свое влияние в связи с операцией в Сирии, в силу того что был ее хедлайнером. «Кадровый разведчик Иванов чувствует себя как рыба в воде в условиях многофакторной геополитической игры. А антикоррупционная повестка во внутренней политике (громкие аресты мэров и губернаторов) также усиливает его позицию как естественного куратора силовых структур. Также в июне 2015-го Иванов был избран главой совета директоров "Ростелекома", чем несколько усилил свой финансовый ресурс», — аргументируют авторы.

Глава Минобороны Сергей Шойгу по-прежнему находится на втором месте. У него есть «свой высокий имиджевый ресурс, который он накопил за время руководства МЧС и нарастил благодаря действиям российской армии в ходе украинского кризиса и в Сирии, которые признаны российским общественным мнением в целом успешными». Однако, подчеркивают политологи, история с приговором и быстрым освобождением Евгении Васильевой (бывшая глава департамента имущественных отношений военного ведомства, фигурировавшая в деле о хищениях в "Оборонсервисе" — прим. "Ленты.ру") негативно повлияла на имидж армии в целом. Кроме того, этот эффект усилило недавнее назначение бывшего руководителя военного ведомства Анатолия Сердюкова на высокую должность в корпорацию «Ростех». «Имиджевая реабилитация Сердюкова (с лейтмотивом "создал более эффективную армию, которой теперь руководит Шойгу") может также создать сложности нынешнему министру обороны. Напрямую Шойгу никто из членов "Политбюро 2.0" не критикует, но сфера его полномочий, как представляется, несколько сужается. Он эффективен в экстремальных ситуациях, но их появление вносит в систему слишком большие дисбалансы, что невыгодно всем остальным членам "Политбюро 2.0"», — говорится в исследовании.

Воздействовать на ресурсы Шойгу может и военная операция на Ближнем Востоке. В зависимости от сценария развития ситуации они могут как окрепнуть, так и ослабнуть. «Резкая реакция Турции и негативная позиция ряда суннитских стран и монархий Персидского залива в отношении вмешательства России делают положение военного ведомства уязвимым и зависимым от дипломатических усилий как самого президента, так и главы МИД Сергея Лаврова», — указывают эксперты.

Тройку членов «Политбюро 2.0» по степени влияния замыкает первый замруководителя кремлевской администрации Вячеслав Володин, отвечающий за внутреннюю политику. Авторы доклада отметили укрепление его позиций за счет целого ряда факторов: конкурентности выборов, возросшего влияния Володина на региональные элиты, его роли в работе по регулированию интернет-среды, НКО и по взаимодействию с международным экспертным сообществом. «Когда страна оказалась в непростой международной ситуации, когда есть внешнеполитические вызовы, значение внутренней политики не только не падает, но возрастает. Условно говоря, пока одни разбираются с ИГИЛ (запрещенная на территории России группировка "Исламское государство") в Сирии, другие должны обеспечить прочные тылы и нормальную мирную жизнь. Причем, что характерно, в нашей ситуации при наличии массы внешнеполитических вызовов внутренняя политика не только не была заморожена, но даже наоборот — вполне удачно реализуется курс на конкурентность, легитимность и открытость выборов. Успешная реализация внутренней политики в новых для страны условиях является залогом роста влияния Володина», — считает руководитель Политической экспертной группы Константин Калачев.

Кадры и кандидаты

В нынешнем исследовании эксперты впервые ввели понятие «Госплан 2.0», под которым подразумевается формирование новой модели управления экономикой. «У Владимира Путина есть замысел сделать экономическое планирование более эффективным и менее дорогостоящим. Яркий пример того, что не нравится, — это то, как было у Якунина в РЖД: дорого и неэффективно. Соответственно, президент пытается сейчас сформировать плеяду новых людей, которые будут заниматься текущим менеджментом. Глава государства тестирует их на каких-то позициях, смотрит, как они себя ведут», — поясняет один из авторов доклада Евгений Минченко.

По мнению собеседника, у президента есть два приоритета: номер один — внешняя политика, номер два — секторы, которыми он фактически управляет сам (энергетика, силовой блок и оборонно-промышленный комплекс). Однако, комментирует Минченко, Путин понимает, что есть серьезная проблема с кадрами, поэтому вынужден заниматься своего рода «селекцией». В качестве кузницы кадров все чаще фигурирует Агентство стратегических инициатив (АСИ). «Также президент просматривает людей из окружения членов "Политбюро 2.0" и молодых технократов. Это те люди, которые, как ожидается, в будущем смогут осуществить более качественный менеджмент государственных проектов», — уточняет эксперт.

Вместе с тем политолог выделяет в качестве будущих менеджеров «Госплана 2.0» главу Сбербанка Германа Грефа и вице-премьера Игоря Шувалова. «Система "Политбюро 2.0" в какой-то момент оказалась очень успешной, поскольку она позволила аккумулировать критически важные активы в руках людей, которым Путин лично доверяет. Но при этом у нее есть свои проблемы с менеджментом и с эффективностью. Видимо, президент не будет полностью отказываться от этой системы, но будет ее модифицировать, пытаться дополнять другими проектными структурами. Однако, учитывая остроту внешнеполитической ситуации, проект "Госплана 2.0", скорее всего, будет масштабно реализовываться как повестка дня уже в новом президентском цикле Путина. Сейчас основная игра идет вокруг попытки разрыва внешнеполитической изоляции, с одной стороны, а с другой — вокруг поддержания внутренней стабильности», — полагает Минченко.

Большие шансы в скором времени войти в высший эшелон российских элит, по выводам политологов, имеет директор ФСБ Александр Бортников. «С учетом ухудшившейся внешней конъюнктуры рано или поздно руководитель ФСБ должен войти в члены "Политбюро 2.0". Не как лично Бортников, а как директор Федеральной службы безопасности, которая у нас является самой влиятельной силовой структурой», — уверены специалисты.

Крымский мост в «Политбюро 2.0»

Интересная рокировка произошла в группе близких к власти представителей крупного бизнеса, где на первый план вышли братья Ротенберги. В прошлогоднем докладе авторы оценили степень влияния Аркадия Ротенберга на восьмое место из десяти, в этом году бизнесмен расположился сразу за премьер-министром Дмитрием Медведевым — на пятой строчке.

«Серьезным лоббистским успехом для Аркадия Ротенберга стало назначение Олега Белозерова главой РЖД. Этот кадровый маневр можно считать самым серьезным выигрышем во всем пасьянсе "Политбюро 2.0". Показателем его влияния стала и передача столичного комплекса аэропорта Шереметьево под его управление, и усиление позиции группы на рынке алкогольной продукции», — отмечается в публикации.

Кроме того, солидные политические очки Ротенберг получил, взявшись за проект моста через Керченский пролив, который должен соединить Крым с материковой Россией. Произошло это на фоне того, что Геннадий Тимченко, другой член «Политбюро 2.0», представляющий бизнес, отказался от строительства моста. Резко снизивший, по мнению политологов, активность Тимченко потерял за год сразу несколько позиций и сейчас занимает девятую строчку.

Ротенберг, как уточняют эксперты, весьма «активно пользуется ключевым для себя фактором близости к Владимиру Путину для расширения сферы собственного влияния», а неограниченный финансовый ресурс помогает бизнесмену получать новые инфраструктурные проекты.

В целом, приходят к выводу аналитики, «поскольку практически у всех участников правящей элиты короткая "скамейка запасных", появляется шанс для региональных харизматиков попасть в обоймы больших игроков».

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики