Стела Баала с молнией

Исход к Баалу

Книга библеиста Игоря Тантлевского «История Древнего Израиля и Иудеи»

Библиотека

Стела Баала с молнией

Фото: Rama / Wikipedia

История Древнего Израиля и Иудеи началась около XVIII века до нашей эры и длилась вплоть до падения Иерусалима в 586 году до нашей эры. Библеист Игорь Тантлевский написал детальную историю этой «земли пшеницы и ячменя, и виноградной лозы, и смоковницы, и гранатового дерева, земли масличного дерева и меда». Соотнося библейские тексты с данными археологии и эпиграфики Древнего Израиля, Иудеи, Месопотамии, Египта, Угарита и других стран древней Передней Азии, историк отделил легенду от факта и воссоздал образы древних царей Иудеи и Израиля.

С разрешения издательства «Ломоносовъ» «Лента.ру» публикует отрывок из книги Игоря Тантлевского «История Древнего Израиля и Иудеи. От эпохи патриархов до вавилонского изгнания».

Целый ряд вопросов, связанных с библейским описанием обстоятельств Исхода евреев из Египта, представляются, на первый взгляд, крайне трудноразрешимыми. Например, на что рассчитывает Моисей, настойчиво прося фараона отпустить народ в пустыню, на три дня пути, дабы совершить праздничное паломничество (по-еврейски — «хаг»), служение и принести жертвы Господу Богу? Фараон просил их помолиться о нем и благословить его.

Израильтяне не только нашли милость в глазах части египтян (несмотря на поразившие страну катаклизмы в результате казней египетских), но и, уходя, получили от них золотые и серебряные вещи и одежду. Часть подданных фараона боялась Господа, «и множество разноплеменных людей» даже «вышли» с израильтянами из Египта, чтобы совершить с ними паломничество и принести жертвы Богу. В то же время в земле Раамсес проживали и иные египтяне, которые смертельно ненавидели и категорически отвергали религиозные воззрения израильтян.

Оказывается, что религиозная ситуация в Египте (прежде всего в земле Раамсес), нашедшая свое имплицитное отражение в главах 5-12 книги Исхода, вполне соответствует тому, что известно о религиозной политике фараона Рамсеса II. Но прежде чем перейти к ее рассмотрению, отметим, что без разрешения египетских властей выйти большой массе людей с территории столичного округа и окрестных областей, где концентрировались большие воинские подразделения египтян, было практически невозможно.

В этой связи показателен один документ, датирующийся периодом правления фараона Мернептаха (1212-1200 годы до нашей эры) — то есть временем, когда могущество XIX династии уже начало клониться к упадку. Он представляет собой донесение пограничного чиновника, сообщающего, в частности, о пропуске через приграничные крепости группы кочевников из Эдома для прохода в Чеку (регион в восточной части долины Вади-Тумилат в «земле Гошен»), «к водоемам Пер-Атума (библейского Питома)... который в Чеку, чтобы они смогли выжить и скот их выжил».

В другом тексте этого периода сообщается о преследовании двух беглых рабов, которым удалось проскользнуть в пустыню к северу от Мигдола сквозь линию египетских крепостей. Причем пункты Суккот, Этам и Мигдол упоминаются в данном документе в той же последовательности, что и в библейском повествовании об Исходе евреев из Египта. Такой тщательный контроль египтян над малейшими передвижениями групп или даже отдельных лиц в данный период лишний раз свидетельствует о том, что уйти из земли Раамсес в пустыню евреи не могли без разрешения фараона, и такое разрешение было ими получено.

Говоря о религиозной политике Рамсеса II, следует учитывать ее амбивалентный характер. С одной стороны, этот вероятный потомок гиксосов с ярко выраженным семитским профилем (его отлично сохранившаяся мумия находится в Египетском музее в Каире) отдавал явное предпочтение своему родовому богу Сутеху-Баалу. Но в то же время, стремясь соблюсти баланс сил, Рамсес всячески заигрывал с многочисленными сторонниками древнего традиционного культа фиванского бога Амона-Ра. Согласно упоминаниям в различных документах, он возводил в честь него грандиозные сооружения в Фивах.

В столице, Пер-Рамсесе, южная часть города считается «поместьем Сутеха», западная же — «поместьем Амона». Как уже было отмечено, в поэме о Кадешской битве Рамсеса II с хеттами говорится о четырех подразделениях его войска: подразделении Амона, подразделении Ра, подразделении Птаха (мемфисский бог) и подразделении Сутеха. Хотя Рамессидам более или менее удавалось поддерживать баланс сил между сторонниками Амона и многочисленными в северо-восточной части Дельты адептами культа Сутеха (как коренными египтянами, так и азиатами, по большей части семитами), этот религиозный антагонизм иногда, вероятно, выливался в открытые столкновения.

Можно предположить, что прототипом тех обитателей земли Раамсес, которые, согласно сообщениям книги Исхода, благосклонно относились к израильтянам, были не кто иные, как сторонники культа Сутеха-Баала. Именно они могли дать евреям серебро на покупку скота для принесения в жертву Господу и одежду детям, чтобы те не замерзли в пустыне во время холодных весенних ночей во время Исхода. В том числе их золото, вероятно, использовал Аарон при отливке тельца, образ которого символизировал в языческих религиях Восточного Средиземноморья Баала.

Наконец, они могли быть тем «множеством разноплеменных людей» (египтяне, азиаты, пребывавшие в большом количестве в районе Пер-Рамсеса), вышедших с израильтянами для совершения паломничества и принесения жертвы Баалу (Сутеху) в его культовом центре в Баал-Цафоне в пустыне. Этот объект, вероятно, был первоначально объявлен (или же, точнее, воспринят) египтянами как конечный пункт паломничества («в пустыню, на три дня пути»), и у него вышедшие из Египта евреи, а также неевреи сперва расположились станом.

Предлагаются четыре основные локализации Баал-Цафона: 1) традиционная — у северной оконечности Суэцкого залива; 2) Тахпанхес (современный Телль-Дефне) у южной оконечности озера Менцале, приблизительно в 8 километрах к западу от Кантары; 3) район Горьких озер; 4) у египетской горы Касий, в Рас Касруне, к северу от озера Сирбонис. Наиболее вероятными считаются вторая и третья локализации.

Вероятно, библейский фараон, убедившись в результате казней египетских в великом могуществе Господа (отдельные аспекты его действий он мог соотносить, как и другие египтяне, с функциями бога бури и грозы Баала), разрешил евреям и египтянам совершить паломничество — гипотетически в район Баал-Цафона. Там они должны были принести жертвоприношения и помолиться за него самого. Прототипом этого фараона как раз и мог быть почитатель Сутеха-Баала Рамсес II. Наконец, прототипом той части египтян, которые, согласно книге Исхода, смертельно ненавидели религиозные воззрения и обрядность израильтян, могли быть, прежде всего, адепты бога Амона. Для них же был неприемлем и культ Сутеха-Баала.

Станислав Наранович

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности