Лента добра
Россия

Группа «Юг»

Кубань, Дон, Ставрополье: тройной портрет в интерьере выборов
Казаки в Старочеркасске Ростовской области
Фото: Константин Чалабов / РИА Новости

Краснодар, Ростов-на-Дону, Ставрополь — крупнейшие города юга России готовятся либо к первым за долгие годы губернаторским выборам, либо к баталиям вокруг мест в Госдуме нового созыва. Три системы власти, сложившиеся в трех регионах, представляют совершенно различные возможные пути развития.

Одинокого всадника, установленного двадцать лет назад напротив бывшего крайкома в Краснодаре, здесь так и называют: памятник казаку, не особо употребляя официальное «Казакам — основателям земли кубанской». Перед администрацией Ростовской области с 1972 года расположился «Монумент первоконникам», хоть двое из троих — пешие. Конструкция, похоже, вдохновила раннего Виктора Пелевина: «Трехметровый усатый Бабаясин, занесший над головой легендарную саблю, и худенькие крохотные Сандель и Мундиндель, словно подпирающие его с двух сторон и почти прекрасные в своем романтическом порыве». Порыв всей тройки направлен к полпредству президента по Южному федеральному округу, что строго напротив. В Ставрополе — столице края, где разместилась штаб-квартира Северо-Кавказского федерального округа, все прозаичнее: Ленин. Правда, указывает он на возведенную в новой России двадцатипятиметровую колонну с ангелом-хранителем города наверху.

Столь же различны — без прямых, впрочем, корреляций — и политические системы, сложившиеся в трех регионах двух соседствующих федеральных округов. Кубань и Дон в сентябре пойдут на первые за долгие годы выборы губернаторов. Александр Ткачев, назначенный министром сельского хозяйства страны, уступил главное кресло Краснодара и окрестностей своему многолетнему заместителю, позже — одному из руководителей управления делами президента России Вениамину Кондратьеву. Крепкому хозяйственнику Василию Голубеву, в 2010-м сменившему правившего два десятилетия Владимира Чуба, предстоит защитить перед избирателями результаты своей пятилетки — и, если получится, продлить свое пребывание за спинами пеших конников еще на такой же срок.

В Ставрополье Владимир Владимиров прошел через кампанию год назад — но от этого политики в регионе ничуть не меньше, а пожалуй даже больше, чем в Краснодаре и Ростове. Внимание ОНФ к региону, откуда родом Ольга Тимофеева — депутат Госдумы от края, сопредседатель Центрального штаба Фронта, нельзя назвать благожелательным по отношению к его нынешним властям. В 2013-м ОНФ категорически приветствовал назначение Владимирова, ставшего за минувшие восемь лет четвертым губернатором края (рекорд для нулевых и десятых). Однако отношения Народного фронта и ставропольской администрации сильно испортились. ОНФ на федеральном уровне обращает внимание на затраты местного водоканала (действительно, в Ставрополе у продавцов воды имеется весьма нескромный особняк), на ошибки в программе расселения ветхого жилья, требует проверки расходов всех ГУП и жалуется на давление со стороны местного руководства, собирая по этому поводу специальные заседания. Скорее всего, основные баталии впереди — в 2016 году, перед выборами в Госдуму РФ. К этому времени в регионе, где список «Единой России» на предыдущих думских выборах возглавлял нынешний глава «Роснефти» Игорь Сечин, а актуальное руководство ранее работало в нефтегазоносном Ямале, могут возникнуть новые разногласия с другими политическими игроками — и не только с ОНФ.

«В Ставрополе мечтают о губернаторе типа раннего Ткачева, который наведет порядок, — уверен московский политолог Константин Калачев. — Внутриэлитные отношения там тоже всегда были сложные. Что ни город, то проблема. Владимиров придумал уполномоченных от губернатора на территориях — такие мини-федеральные инспекторы. Но мне кажется, что для начала надо личный рейтинг нарастить».

На этом фоне Краснодар и Ростов-на-Дону выглядят монолитными политико-экономическими структурами — впрочем, всерьез отличающимися друг от друга. В Краснодаре все всегда находилось под жестким авторитарным контролем, тогда как в Ростове Голубев подобную систему предпочел не выстраивать. При этом то, что было в области при Чубе, несколько подрасшаталось — многие представители местных элит ничем Голубеву не обязаны, отчего и сформировался некоторый паритет: они ему не мешают, он им не мешает. Тем не менее возможный второй срок Голубева приведет к тому, что он будет наследовать не Чубу, а самому себе, и в связи с этим может пойти на некоторую вольность с прежними влиятельными игроками.

Наследование в Краснодаре тоже можно назвать скорее условным. Первое, что сделал Вениамин Кондратьев, став и.о. краевого главы, — уволил троих связанных с Ткачевым вице-губернаторов; яркий шаг, призванный расставить точки над i. Следует помнить, что Кубань — территория консервативных ценностей, а крупные проекты вроде Олимпиады уже завершены, и кризис здесь затронул людей не меньше, чем в других регионах страны. Как перестать жить триумфальным экономическим прошлым и объяснить жителям новые приоритеты, более приземленные, — пожалуй, основная задача победителя сентябрьских выборов.

Ошибочно было бы, однако, думать, что ближайшие годы нового краевого правительства должны пройти по консервативному сценарию — включающему, к примеру, обслуживание 140-миллиардного олимпийского долга. Десятки улиц Краснодара изрыты ямами и выбоинами. Учитывая, что нынешние летние потопы в самой большой станице — так в крае называют Краснодар — немногим уступали сочинским, а любой существенный дождь надолго парализует городской трафик, на Кубани определенно будет чем заняться и в отсутствие амбициозных проектов. Тем более что развитие того же сочинского курортного кластера никто не отменял.

А вот развитие Кавминвод сейчас объявлено одной из трех основных задач, поставленных перед Министерством по делам Северного Кавказа. С одной стороны, участие специальной федеральной структуры и обещает многое, и обязывает нижестоящих к соответствию. С другой — столь пристальное внимание центра может означать еще и озабоченность положением дел: порукой тому многочисленные скандалы вокруг курорта — например, сотни гектаров лесов, попавших под своеобычную приватизацию. Но, в конце концов, этот курорт — краса и гордость именно Ставрополья, а не чего-нибудь еще. И жители территории, и центр вправе претендовать на то, чтобы участие края в развитии курорта было бы чуть более очевидным и действенным, чем сейчас. Другого пути, кроме активной работы и в этом направлении, у ставропольской краевой администрации просто нет.

Среди других возможностей отличиться стоит указать на импортозамещение, ведь ключевая отрасль на Ставрополье — сельское хозяйство. Главная проблема там — нехватка перерабатывающих предприятий, особенно мощностей глубокой переработки сырья. Отсюда отсутствие на прилавках российских и даже краевых магазинов брендированной или хотя бы просто маркированной ставропольской продукции — соков, консервов, полуфабрикатов. Сейчас у главы региона есть шанс в рамках импортозамещения прославиться на всю страну. Во всяком случае, если зажиточные граждане Ставрополя перестанут покупать на излишки квартиры в Краснодаре и начнут инвестировать в местную недвижимость, это свидетельствовало бы об оздоровлении ситуации. Равно как и прекращение оттока коренных жителей, чему есть три основные причины — экспансия многочисленных соседей по СКФО, обосновавшихся в крае, отсутствие достойных рабочих мест и обычная для нынешнего декларируемого набора проблем коррупция.

В том, что касается развития в ближайшие годы, наиболее ясные перспективы у Ростовской области. В рамках подготовки к чемпионату мира по футболу-2018 здесь либо уже появились, либо в ближайшее время появятся деньги на многое. На дорожное строительство — чтобы контраст между дорогами Кубани (минус Краснодар) и Дона не был таким разительным. На развитие структуры левого берега Дона. На новый стадион и новый аэропорт Южный за 37 миллиардов рублей. Все, что нужно старому новому руководству, — не упустить шанс на модернизацию, «пристегнув» под имеющиеся средства и дополнительные инвестиции. Рост последних почти на сто миллиардов рублей за последний год — общим объемом под триста миллиардов рублей — обнадеживает.

Очевидно, что в ближайшее время одним предстоит постараться не впасть в социально-экономическую депрессию после окончания дюжины лет бума и общенациональных проектов. Другим — по-хозяйски распорядиться возможностями для подъема в оставшиеся до чемпионата мира годы. Третьим — определиться с тем, чего хочет региональная власть, и для начала прервать цепь многочисленных отставок, подтвердив компетентность на деле. А импортозамещение, модернизация институтов власти и ставка на социальное развитие — абсолютно общее для всех упомянутых регионов. Не только Юга, отнюдь нет.

Ставрополь — Сочи — Краснодар — Ростов-на-Дону — Москва

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики