«Референдум — это флаг, его надо поднять!»

Депутат от КПРФ Валерий Рашкин о том, почему необходимо вернуть памятник Дзержинскому

Библиотека

Фото: Артем Геодакян / ТАСС

КПРФ начала сбор подписей за референдум о возвращении памятника руководителю Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК) Феликсу Дзержинскому на Лубянскую площадь. Сейчас монумент, демонтированный в 1991 году, находится в московском парке «Музеон». «Лента.ру» поговорила с одним из инициаторов восстановления памятника, руководителем московского отделения партии, депутатом Госдумы Валерием Рашкиным о том, почему нужно возвращать именно Дзержинского и не боятся ли в КПРФ, что встанет вопрос о выносе тела Ленина.

После одобрения Мосгоризбиркомом референдума о возвращении памятника Дзержинскому появились публикации со ссылкой на источник в КПРФ, что партия не хочет уже проводить референдум и собирать подписи. Так это или нет? Если есть сомнения, то с чем они связаны?

Рашкин: Я категорически это отвергаю, это политтехнологические вбросы против успеха, которого мы добились за последние пять лет в идее продвижения референдума не только в Москве, а во всех регионах страны. С 1993 года нигде и никакие референдумы не проводились. Этот институт убила власть законом о референдуме, выстроив на его пути заборы и фильтры: сначала избирательная комиссия (в нашем случае это МГИК), потом законодательный орган субъекта надо пройти, потом опять избирательную комиссию, затем собрать подписи, после их проверяют и только тогда дают разрешение проводить референдум. Так замотали данный вопрос, что наш опыт показал: референдума как института просто нет. Хотя Конституция РФ гарантирует право на референдум. Мы, борясь за право провести референдум, выиграли уже пять дел в судах: три — в Верховном и два — в городских. Прошли этап МГИКа, этап Мосгордумы, где сначала нам отказали в проведении референдума по трем вопросам, которые мы хотели вынести на голосование, после этого фракция КПРФ ушла с заседания. Уже без депутатов-коммунистов они вернулись к этом вопросу, были вынуждены согласиться, но оставили только вопрос по памятнику Дзержинскому.

Внутри партии у нас нет никакого сомнения. Референдум даже по одному вопросу тоже нужно проводить. Референдум — это флаг, его надо поднять! Поднять в Москве, а дальше пойдет по всей России. А это самый демократичный институт — прямое волеизъявление народа.

В понедельник, 29 июня, сбор подписей был начат. Утром открыли счет, оплатили и изготовили подписные листы, раздали активу. По предварительным данным, мы собираем 4-4,5 тысячи подписей в день (всего инициативной группе надо собрать 156 тысяч подписей — прим. «Ленты.ру»).

Неужели в КПРФ считают, что москвичей больше всего беспокоит отсутствие Дзержинского на Лубянке, а не другие насущные вопросы?

Нет, вы знаете, мы реалисты. Как я уже говорил, выдвигали три вопроса, первым и самым главным вопросом был вопрос здравоохранения: где у нас сейчас дикий перекос, дикие цены на лекарства, дикие сокращения койко-мест (их сократили уже десять тысяч), к дикому высвобождению работников здравоохранения (их сократили 9 тысяч и еще 14 — на очереди), самое страшное — 26 больниц сократили из 68, которые есть в Москве!

Вторым на референдуме мы хотели поставить вопрос об образовании, когда в конгломераты загнали по пять-шесть школ вместе с детскими садиками. Эти проблемы касаются каждого москвича. Третий вопрос мы включили только потому, что уже много лет его отказывается решать власть. В 1991 году памятник был незаконно демонтирован и никто на это не отреагировал. Молчала прокуратура, когда толпы подогретых пропагандой США бесчинствовали в Москве. Мало кто сейчас вспоминает, но кран для снятия Дзержинского подогнали из посольства США.

Хотя, по моему мнению, вопрос по памятнику не стоит и выеденного яйца...

Что вы имеете в виду?

Достаточно собраться комиссии по памятникам при мэрии Москвы и решить, а я знаю их мнение, они уже высказывались, что памятник должен стоять. Даже Госдума несколько лет назад голосовала по заявлению о возврате памятника и проголосовала «за», только потом, через 10 дней, под давлением из Кремля вернули это заявление и переголосовали. Я считаю, что вопрос решаем без референдума. 14 июля будет заседание комиссии — проголосуйте и восстановите памятник. Я готов из своей зарплаты выделить деньги на его перевозку из «Музеона».

По данным социологических исследований, не мы их проводили, 58 процентов москвичей — за возврат памятника, 45 процентов по России поддерживают такую идею! Можно смело ставить Феликса на место и не проводить референдум по одному этому вопросу.

Если изначально планировалось вынести на референдум три задачи, то кто заблокировал вопросы по здравоохранению и образованию?

Кроме депутатов от КПРФ остальные были против. Они считают, что реформы белые и пушистые, проблем нет, все хорошо. Но статистика показывает обратное: смертность выросла на 9,6 процента по сравнению с прошлым годом. На оккупированных Гитлером территориях смертность была ниже!

Почему памятник Дзержинскому, а не, например, Горькому, который сейчас соседствует с Феликсом в «Музеоне», а раньше стоял на площади Белорусского вокзала?

Я считаю, что все они должны быть восстановлены как память, как история. Уверен, что период разрушения в России закончился и пришел период созидания. Все, что разрушили на волне, на эмоциях, под диктат денег или тех же США. Начнем с Дзержинского, а дальше надо восстанавливать остальные памятники, которые были демонтированы или снесены незаконно. Мы говорим о том, что Украина показала, к чему приводит «ленинопад», как они это называют, а здесь не только памятники Ленину имеются в виду, но и всем героям советского периода, Великой Отечественной войны, нашей общей истории. Это привело к гражданской войне. Если мы восстановим Дзержинского, Горького и остальных, у нас будет больше мира и согласия в обществе. Но восстановление должно сопровождаться объяснением со стороны властных элит, что хватит, насносились, наразделялись, теперь пора созидать.

Есть мнение, что идея с Дзержинским — всего лишь предвыборный ход и пиар, попытка раскрутить партию за счет исторического прошлого.

Это опять переносят с больной головы на здоровую. Мы отстаиваем демократическую процедуру. С 1993 года говорим другим депутатам: не надо бояться волеизъявления народа, хватить надувать из себя пузыри и строить из себя последнюю инстанцию, что только вы решаете и больше никто. Народ имеет последнее слово. Мы все время выступаем за упрощение процедуры выборов, потому что недоверие со стороны граждан к ней каждый год растет. Интерес к выборам у народа на нижайшем уровне...

Вы считаете, что если будут референдумы, то это как-то повлияет на интерес к выборам?

Референдум возродит интерес к выборам! Его решение должны исполнять все, заканчивая президентом. Народ почувствует себя причастным, самостоятельным в своих решениях, увидит, что власть делает то, что он требует. Это мощный стимул народовластия! Меня удручает, когда я вижу, как наши демократы — «Яблоко» и прочие — сегодня завопили: «Не надо референдума по Дзержинскому!» Я обращаюсь к ним: ребята, мы возрождаем демократический институт, но не по нашей вине остался только один вопрос. Если вы демократы, так помогите поднять флаг референдума, помогите собрать подписи. Не надо убивать референдум. Если вы против референдума, якобы он расколет общество, тогда выступайте против всех выборов — они тоже раскалывают общество. Любые выборы — это битва программ, платформ, идеологий и кадров. Вы хотите, чтобы депутатов, мэров и президента назначали? Это не аргумент.

Давайте представим, если все сложится благоприятно для КПРФ и референдум состоится. Не боитесь, что какая-нибудь инициативная группа поднимет там вопрос о выносе из Мавзолея и захоронении тела Ленина? Каждый год это муссируется, и не только на «Эхе Москвы», но и у вас в стенах Госдумы.

Жизнь не остановишь, есть одно мнение, есть другое, но вот вам яркий пример: на радиостанции «Эхо Москвы» недавно призывали на митинг против восстановления Дзержинского на Лубянской площади, тут не только «Эхо» было задействовано, но и друге либеральные СМИ и соцсети, а также телеканал «Дождь». А это все колоссальная аудитория. Знаете, сколько людей пришло на акцию? Я специально ходил посмотреть на них. Пришли 23 человека. Значит, поддержки у них нет, а у нашей позиции я чувствую колоссальную поддержку, мой телефон разрывается, люди звонят, спрашивают, как поддержать инициативу.

А если вынесут вопрос о захоронении тела Ленина, то народ выскажется против, не поддержит, я уверен. Есть и соцопросы на эту тему.

Какое у вас лично мнение о Дзержинском-человеке и о памятнике Дзержинскому работы Евгения Вучетича?

Памятник ему вписан в Лубянскую площадь, он ее украшение, с этим согласны многие архитекторы, с которыми я консультировался. В той же Комиссии по архитектуре звучало предложение восстановить на месте Феликса фонтан, который там был до революции. Но этому возразили другие архитекторы и скульпторы: фонтан там был уместен, когда стояло только одно здание. Теперь же он там будет смотреться жалко, абсолютно неуместно. Фонтан мал размерами... Памятник работы Вучетича вписывается в площадь со всех сторон, заполняет ее.

Для меня Феликс Эдмундович — это символ железной воли, сильной России, борьбы с коррупцией, беспризорностью. Если переносить на современный язык, он был председателем правительства, и при нем закладывались основы России, Советского Союза. Он являлся аскетом, абсолютным трудоголиком. Умер в сапогах и шинельке.

Вы не упомянули, что Дзержинский — еще и символ репрессий. Ваши оппоненты возражают, что так дело дойдет и до восстановления памятника Сталину, который там же, в «Музеоне», стоит.

Эти возражения легко разбиваются: он действовал в революцию, гражданскую войну и умер в 1926 году. Добавлю, что с его именем плотно связаны такие понятия, как порядок, дисциплина, он заложил основы нашей разведки и остальных государственных структур. Ведь если структуры сильные, то и страна сильная. При нем, после его смерти и сейчас уже в ФСБ все учатся на его примере, его крылатом выражении: «У работника ВЧК должны быть чистые руки, горячее сердце и холодная голова». Лучше не скажешь.

Расскажите о процедуре референдума, что партии надо делать дальше и какие проблемы вы видите на пути?

Нужно собрать 156 тысяч подписей и сдать в Мосгоризбирком. Дальше мы будем информировать общество о законности восстановления, о символе России, чтобы москвичи поняли: это созидательный процесс. Затем будем призывать людей прийти проголосовать, а это уже гражданская позиция. У нас на президентские и выборы в Госдуму 50 процентов москвичей не приходят на участки, а здесь надо прийти!

Провокаций не боитесь?

Нет, вы знаете, я бы на месте Путина поднял бы телефонную трубку и сказал Собянину: «Хватить морочить голову, это мой учитель, я на его заповедях выучился и стал президентом России. Поставьте на место Дзержинского и не беспокойте народ».

Алексей Сочнев

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности