Заместитель главного врача больницы Петр Петрович Костюченков и хирург больницы Вера Васильевна Чепурина

«Устранить Басаева было очень легко, но команды не поступило»

Спецпроект к 20-летию начала российской войны с терроризмом

Буденновск

Заместитель главного врача больницы Петр Петрович Костюченков и хирург больницы Вера Васильевна Чепурина

Фото: Величкин Сергей,Малышев Николай / ТАСС

О событиях в Буденновске рассказывает Анатолий Ермолин, подполковник спецподразделения «Вымпел» в отставке, депутат Госдумы 4-го созыва, участник штурма. Чтобы посмотреть все материалы спецпроекта «Буденновск. Хроника» нужно пройти по ссылке.

Почему штурм не получился?

Ермолин: Штурм не то чтобы не получился. Просто в момент, когда задача была уже почти выполнена, приняли политическое решение прекратить штурм, бойцов отозвали. И это говорит о том, что у нас нет документов, регламентирующих порядок взаимодействия лиц, принимающих политические решения, и лиц, отвечающих за тактическую часть спецопераций.

Анатолий Ермолин

Анатолий Ермолин

Фото: Михаил Галустов / «Коммерсантъ»

Например, в США такого бы не было никогда. Там есть такое понятие, как линия разграничения полномочий. Если политик говорит «вперед» и командир переводит своих бойцов через реальный тактический рубеж на местности, то им уже никто не командует. Дальше он отвечает за исход операции сам как человек военный, понимающий, как надо действовать.

И все-таки надо было или нет вести группы на штурм?

Если говорить о целесообразности штурма при таком количестве заложников… Тогда мы набивали себе первые шишки. В тот момент, как и сейчас, было популярно мнение, что с террористами переговоры вести нельзя. Если ты один раз пойдешь на уступки, то в следующий раз они предъявят в десять раз более жесткие требования, будет эскалация насилия.

Надо идти на штурм или нет — решение и выбор стояли перед политическим руководством. С моей точки зрения, наверное, надо было. И если решение принято, то нужно доводить его до конца, а получилось ни два ни полтора. В ситуации, когда террористы были практически сломлены, оставалось совсем чуть-чуть, было принято решение отвести спецподразделения. Зачем тогда принимать решение о штурме?

То есть все уперлось в политическую волю, и это дало Басаеву возможность уйти?

Когда команда Басаева ехала назад, было огромное количество ситуаций, когда террористов можно было уничтожить. Технически устранить Басаева на пути из больницы было очень легко. И я знаю офицеров, которые реально могли это сделать, снайперы ждали команду. Команды не поступило. Это говорит о том, что было принято некое политическое решение. Наше руководство, приняв это решение, довело его до конца.

Этот материал является частью совместного проекта «Буденновск. Хроника» «Ленты.ру» и Speakercom.ru

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности