Лента добра
Наука и техника
Больше интересного — в нашем Telegram

«Эти препараты будто выжигали ткани напалмом»

Медицинский директор концерна Bayer в России Дмитрий Власов о мужском и женском здоровье
Изображение: Bayer

В конце февраля 2015 года международный химико-фармацевтический концерн Bayer представил финансовый отчет о своей деятельности за 2014 год. По его итогам стало известно, что в России продажи фармацевтического отделения компании составили 531 миллион евро и по сравнению с 2013 годом выросли на 20 процентов. «Лента.ру» поговорила с медицинским директором концерна в России, кандидатом медицинских наук Дмитрием Власовым о перспективных разработках концерна.

«Лента.ру»: Расходы Bayer на исследования превышают три миллиарда евро в год, и значительная их часть приходится на фармакологию. Какие направления для компании сегодня считаются приоритетными?

Дмитрий Власов: Наша задача — сделать так, чтобы человек жил долго и с высоким качеством жизни. Мы должны помнить, что существуют основные группы заболеваний, из-за которых люди умирают. В первую очередь это смертность из-за патологии сердца и сосудов, а также онкология. Они входят в пятерку самых частых причин смертности наших сограждан.

Если мы говорим о заболеваниях сердца, то одной из основных причин смертности является инсульт. Если погибает часть мозга, отвечающая за двигательную активность, — человек не может нормально двигаться или будет полностью обездвижен. Поражена часть мозга, отвечающая за речь, — человек не может говорить либо испытывает большие трудности с этим. Это очень большая нагрузка на родственников пациента, на него самого, а также на государство, поскольку траты на социальные пособия и адаптацию инвалида очень высоки.

Одна из основных причин инсультов — это фибрилляция предсердий. В результате несогласованных сокращений мышц сердца образуется тромб, который может оторваться и попасть в головной мозг. Происходит закупорка сосудов, которые питают головной мозг, и в него не поступает кислород. Человек погибает или остается инвалидом. Долгое время единственным «золотым стандартом» лечения и профилактики инсультов при фибрилляции предсердий были препараты с действующим веществом варфарин. Это надежное и хорошее средство до сих пор очень часто используется в России.

Однако у него есть существенный недостаток: зачастую оно несовместимо с другими лекарствами, которые должен принимать пациент. За последние пять лет в этом направлении произведен настоящий прорыв. Несколько ведущих фармкомпаний, включая нашу, вывели на рынок новые средства, которые так же эффективны, как и текущий «золотой стандарт», но более безопасны в отношении побочных эффектов и удобнее для приема пациентами.

Так, если говорить о группе новых оральных антикоагулянтов, созданных компаниями (к ним относится, в частности, препараты на основе активного вещества ривароксабан), то их оказывается достаточно принимать один раз в сутки. Такие препараты снижают частоту развития инсультов у пациентов с фибрилляцией предсердий по сравнению с варфарином на 21 процент.

То есть это профилактическое средство?

Да. В случае с инсультами профилактика имеет гораздо большее значение, чем последующее лечение. При свершившемся инсульте человеку помочь очень сложно, часто невозможно, так как головной мозг почти не восстанавливается. Именно поэтому здесь важна профилактика. И вот здесь — инновация. Это прорыв за последние 50 лет. Сейчас кардиологи позитивно настроены, теперь у них в арсенале есть такие препараты.

Как именно действует новый препарат?

Это действие на молекулярном уровне. Он блокирует фактор свертывания крови. При фибрилляции предсердий кровь свертывается из-за хаотичного движения сердечных мышц и группируется в сгустки (тромбы). Из-за этого кровь в полости сердца сгущается, и тромбы при отрыве от стенки попадают в головной мозг.

Кому предписан прием этих препаратов?

Пациентам с фибрилляцией предсердий. Сегодня она достаточно просто поддается диагностированию, поэтому обычно пациенты знают о своих проблемах с сердцем. Именно в этом инновация: если раньше врач ничего не мог сделать для профилактики либо прописывал старый препарат, имеющий массу побочных эффектов и несовместимый с другими лекарствами (в частности, антибиотиками), то сейчас есть средство, которое можно принимать один раз в день, и оно совместимо с другими лекарствами.

Как медицина объясняет причину возникновения раковых опухолей?

Теорий, которые объясняют причины развития онкологических заболеваний, очень много. И до сих пор ни одна из них не потеряла своей актуальности. Есть теория, которая объясняет развитие опухоли вредными внешними факторами среды. Например, радиацией или химическими выбросами. Организм реагирует на такие внешние факторы развитием болезни.

Вторая — генетическая. Если у человека есть родственники, страдавшие онкологическими заболеваниями, у него достаточно высок риск развития рака. Обычно это так называемые «семейные раки»: если прабабушка страдала раком молочной железы, то есть большая вероятность, что у других женщин в этой семье будет диагностирована опухоль. Здесь важна так называемая онконастороженность.

Кроме того, на данный момент существуют доказательства, что некоторые вирусы, например вирус папилломы человека, приводят к развитию злокачественных новообразований.

То же самое и у мужчин. Каждый уважающий себя мужчина по утрам и вечерам чистит зубы. Он же после 40 лет ежегодно должен посещать уролога. Это очень просто. Обычно специалист делает УЗИ простаты — предстательной железы, рак которой вносит большой вклад в смертность мужчин от онкологии в нашей стране. Достаточно раз в год посетить уролога и, удостоверившись, что все хорошо, продолжать жить спокойно дальше. Это так называемая диспансеризация или профилактический осмотр.

Каковы успехи в лечении и профилактике онкологических заболеваний?

Каждый год появляется все больше лекарств, которые разрушают опухоль на молекулярном уровне. Многие фармацевтические компании, в частности Bayer, представляют в России и за рубежом лекарства (а теперь новые препараты почти синхронно выходят здесь и на Западе), которые позволяют лечить даже ту онкологию, которая раньше считалась смертельным приговором.

Именно лечить, а не замедлять развитие опухоли?

Рак страшен прежде всего тем, что злокачественная опухоль отправляет в разные части тела метастазы. Если мы нейтрализуем опухоль на раннем этапе, метастазы не уйдут в костную ткань, головной мозг и желудок.

Препарат локализует опухоль?

Да. Она может замереть. К примеру, у нашей компании есть препарат, уникальность которого сводится к двойному действию на опухоль. Этот препарат (с активным веществом сорафениб), действуя на внутриклеточные сигнальные пути, подавляет деление раковой клетки. Только ее, а не других клеток организма. Это принцип действия так называемой таргетной (целевой) терапии. Старые препараты просто подавляли деление всех клеток в организме — не только раковых, но и клеток кожи, волос...

То есть их действие не было избирательным?

Да. Эти препараты будто выжигали ткани напалмом. Отсюда и представление об истощенном после химиотерапии онкобольном — лысом и с шелушащейся кожей. Стандартный образ из книг и фильмов. Современные препараты, в том числе и на основе сорафениба, тоже обладают побочными эффектами. Это нормально, потому что средство мощное. Тем не менее оно в первую очередь действует на деление той самой злокачественной клетки и затормаживает процесс появления новых клеток. Опухоль либо не растет, либо развивается медленнее. А в случае с онкологическими пациентами каждые месяц и год жизни очень ценны.

С другой стороны, сорафениб подавляет рост сосудов опухолей (питание клетки). Клетка начинает голодать и становится менее агрессивной. Инновация состоит в том, что это вещество, во-первых, замедляет деление онкологической клетки, а во-вторых, ограничивает ее питание. Это открытие позволило компании Bayer выпустить серию препаратов на основе мультикиназных ингибиторов (к которым относится и сорафениб). Эти препараты, как следует из названия, действуют на разные факторы метастазирования опухоли и предотвращают ее питание.

Этот препарат применяется для различных видов онкологии?

Да. Например, он помогает при раке щитовидной железы и печени. При лечении рака щитовидной железы до настоящего момента существовал «золотой стандарт» — лечение радиоактивным йодом. Но около 10 процентов популяции наших граждан нечувствительны к нему, их опухоли не реагируют на радиоактивный йод.

Эта статистика касается всех пациентов или только жителей России?

В среднем это 10-12 процентов всех людей в разных странах. Это означает, что если у человека рак щитовидной железы и он попал в эти несчастные 10 процентов, в ближайшие пару лет он обречен на смерть. Рак пускает метастазы, которые разрушают организм. Bayer провел исследования и доказал, что сорафениб при своевременном применении снижает смертность этой группы пациентов более чем наполовину.

Если раньше они не имели шансов на выживание, потому что не было лекарств, подходящих их типу рака, то теперь есть препарат (единственный на сегодняшний момент в России), имеющий показания к применению пациентам с устойчивой к терапии йодом опухолью щитовидной железы.

Она страшна, когда ты обречен. Но таких людей, к счастью, немного. Разработка таких препаратов – это скорее вопрос ориентации на нужды общества, нежели коммерческий интерес. В нашей компании работает много врачей, которые по долгу службы постоянно общаются с онкологическими больными. Страшно, когда человеку нельзя помочь из-за того, что нет соответствующего варианта лечения. Нам особенно важно, что теперь и у десяти процентов пациентов есть шанс на жизнь.

Расскажите о новом препарате для лечения рака простаты.

На данный момент существует очень много препаратов для лечения метастатического рака простаты, и гормональная терапия по сей день является «золотым стандартом». Однако через некоторое время такие пациенты становятся нечувствительными к лечению, и для них спектр терапии сильно сужается. Рак простаты в основном метастазирует в кости, с такими метастазами очень сложно бороться. Но сейчас Bayer представляет на рынке препарат (в России его пока нет) на основе дихлорида радия-223.

Препарат с радиоактивным изотопом?

Да. Период полураспада радия-223 не превышает 11,5 суток. Дихлорид радия-223 испускает альфа-частицу, которая действует на расстоянии нескольких миллиметров и поражает именно ткань метастазов, разрушая ее.

Как применяется этот препарат?

Это инъекция. Она стабилизирована. Именно в этом инновация. Все знали, что альфа-частицы могут разрушать опухоль на маленьком расстоянии. Наша компания совершила прорыв в способе стабилизации активной молекулы. В результате она стала доходить до костной ткани, где альфа-частица действует на метастазы. У радия-223 небольшое время жизни, а организм он покидает естественным путем. При этом метастаз разрушен и пациент живет дольше. В этом тоже инновация. Такого раньше не было.

Насколько эффективны противораковые препараты?

Это зависит от стадии заболевания. При ранней, своевременной диагностике и отсутствии метастазов опухоль можно достаточно легко локализовать. Ведь рак страшен не сам по себе, а тем, что в запущенных, как говорят врачи, случаях, он подавляет иммунитет. Человек может погибнуть от сопутствующих заболеваний (например, пневмонии), которые в других ситуациях можно вылечить самым обычным образом.

< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики