Лента добра
Россия

«А теперь в ней водится лосось…»

Победитель конкурса концепций развития Москвы-реки о водной экосистеме и новом линейном центре
Изображение: Проект Меганом

Столичные власти всерьез взялись за благоустройство Москвы-реки и прилегающих территорий. В ближайшие двадцать лет планируется изменить облик набережных в пределах Садового кольца, в районах Строгинской поймы, ММДЦ «Москва-Сити» и промзоны «ЗИЛ». О том, что ожидает москвичей, корреспонденту «Ленты.ру» рассказал руководитель архитектурного бюро «Проект Меганом» Юрий Григорян. Это его «Порты будущего» победили в международном конкурсе концепций развития Москвы-реки.

«Лента.ру»: Юрий Эдуардович, вы представили очень интересную концепцию. Расскажите о ней. Пример какого города вас вдохновил?

Григорян: Мы взяли романтический образец идеального порта — это Венеция, а именно площадь Сан-Марко. Место, где Венеция встречает лагуну. Конечно, мы не собираемся подражать Венеции, это невозможно, да в этом и нет необходимости. Но нам хочется передать дух, настроение, почтение городского пространства перед лагуной — вот где мы черпали вдохновение.

А как вы оцениваете нынешнее состояние набережных Москвы?

Я бы хотел сразу сказать, что в данном случае правильнее говорить не только о благоустройстве набережных, а о концепции развития Москвы-реки в целом. В настоящий момент город достаточно четко разделен на центр и периферию. Центр — в пределах Третьего транспортного кольца — это искусственные гранитные набережные, построенные в основном при советской власти. Река как монумент. Доля таких набережных не превышает 10-15 процентов. Остальное — окраины. Зачастую набережные там не оформлены, их просто нет или они закрыты для доступа промзонами. Отсюда и задачи, которые мы поставили перед собой, — сделать реку чистой, доступной и активной, включить ее в городскую жизнь.

И как вы планируете это реализовать?

У нас две стратегии. Первая — это активация периферии, для чего мы и придумали концепцию «портов будущего». «Порты будущего» — это общественные пространства, вынесенные на реку. Они стягивают микрорайоны и превращают Москву-реку в линейный новый центр города.

Вторая стратегия касается центра — концепция смягчения, или концепция островов. Мы хотим впустить живую реку и природу внутрь монументальных советских набережных, которые мы, конечно, трогать не собираемся.

С чего начнете?

На первом этапе самое главное — очищение. Москва-река — это система рек, приходящих в город из Подмосковья, поэтому задача предстоит масштабная.

В первую очередь надо отучиться воспринимать реку как «воду, которая течет в гранитных берегах», вдоль которой приятно прогуляться или вид на которую делает квартиру дороже.

Река — это природный ресурс и относиться к ней необходимо соответствующим образом. Следует прекратить сбрасывать в нее что-либо! Это во-первых. А во-вторых, важно начать высаживать специальные виды растений, способные очищать воду, создавать экосистему реки. Это задача на ближайшие пару десятилетий, однако она совершенно реальная. И в мире множество удачных примеров. Например, Рейн, в котором когда-то вода была, как уголь, а теперь в ней водится лосось.

Как вы относитесь к водному транспорту? В вашей концепции предусмотрены речные трамвайчики?

Река и сейчас успешно используется для водного транспорта: грузового, экскурсионного и пассажирского. Эти три функции планируется сохранить и развивать, поскольку они прекрасно могут быть реализованы даже в зимнее время в Москве.

Москва-река разрезана шлюзами на три части, и в этих трех бассейнах обязательно будут разные виды водного транспорта. Помимо 39 портов районного и городского значения мы планируем около 60 пристаней, на которых организована паромная переправа для пешеходов или велосипедистов. Это прекрасно работает в Венеции, например, и во многих других городах. У каждого порта будет свой цвет корабликов. Например, мы предлагаем оранжевый для порта рядом с Сити.

А что с частным водным транспортом?

Согласно концепции, в городе появятся большие гавани, где стоянки для частного водного транспорта вполне логичны. Например, у «ЗИЛа».

Но я бы не стал забегать вперед, потому что тут важно сначала решить все регулирующие вопросы. Все должно быть в меру. Нельзя, чтобы реку заполонил транспорт, тогда ни о какой рыбе и экосистеме и речи быть не может.

Кстати, а как вы думаете, смогут ли москвичи когда-нибудь ловить рыбу в Москве-реке?

Ловить рыбу можно и сейчас, другой вопрос — насколько ее стоит употреблять в пищу при нынешнем состоянии воды. Но важнее другое: 50 лет назад москвичи купались в Москве-реке, и хотелось бы эту возможность горожанам вернуть. Мы закладываем такие опции в концепцию, но когда они реализуются, пока судить сложно. Необходимо, опять же, очистить воду и обследовать дно.

Как вы относитесь к дебаркадерам? Во многих городах жилье на воде очень популярно. Для Москвы это актуальная проблема. Ваша концепция подразумевает организацию элитного жилья на Москве-реке?

Это мы будем обсуждать в самую последнюю очередь. Уж точно после того, как преодолеем все экологические трудности. Я на эту проблему смотрю оптимистично, но с большой осторожностью. Во-первых, пока дебаркадеры, в основном, имеют достаточно странный внешний вид… Во-вторых, необходимо продумать инфраструктурные проблемы, ведь дом на воде необходимо подключить ко всем коммуникациям. И, конечно, это вопрос культуры. Не хочется, чтобы очередной дебаркадер превратил всю реку в помойку. Так что пока я бы отложил такие проекты.

Значит, жилье на воде в Москве не появится в ближайшие 20 лет… А что появится? Расскажите, какие проекты в рамках вашей концепции планируется реализовать в первую очередь? В промышленных зонах, допустим.

В настоящее время в городе ведется строительство нескольких объектов, которые включены в нашу концепцию. У них свои сроки. Например, «ЗИЛ». Мы на этом проекте работаем уже четыре года. Действительно, достаточно скоро там будет парк на набережной площадью 45 метров на километр с непосредственным выходом к воде. Можно сказать, что этот проект реализуется в первую очередь.

Кроме того, в ближайшее время будет благоустроена территория в районе Серебряного Бора и Мневников. Надеюсь, что там также учтут рекомендации из нашей концепции.

То есть пока четких сроков по конкретным объектам еще нет? Ранее сообщалось, что в апреле представят окончательную версию концепции. Что нового в ней будет?

Конкурс только прошел. Сейчас мы ждем реакцию со стороны города. После Нового года мы планируем совместно с правительством Москвы обсудить, что необходимо включить в концепцию, какие моменты доработать и что реализовать в первую очередь. Нам важно понять, какие задачи реально ставит перед нами город. Как только концепция будет окончательно утверждена, мы определимся с этапами реализации. Горизонт планирования этого проекта — 20 лет, так что время у нас еще есть.

И последний вопрос. Насколько этот проект масштабный для вашего бюро? Гордитесь ли вы победой?

Конечно. Когда был объявлен конкурс, мы поняли, что мы не можем не участвовать. Это наш жест уважения городу. Понятно, что для нас это очень масштабный проект, ведь он масштабен и для города в целом. И здесь речь идет не только о внешнем облике Москвы, но и о новых рабочих местах, например.

Река — самый крупный объект столицы. И мы в рамках нашей концепции предлагаем ежегодно проводить праздник — День реки. 22-23 июля — в самые жаркие дни года можно было бы организовать массовые катания по воде и другие праздничные мероприятия, а также обсуждать с горожанами и столичными властями насущные проблемы реки, что было сделано и что еще важно сделать. Уверен, что праздник стал бы прекрасной традицией для горожан.

< Назад в рубрику
Другие материалы рубрики