Вводная картинка

Тоже в некотором роде курорт Феодосия: в темные ночи здесь являются тени умерших от скуки туристов

Феодосия — тоже в некотором роде курорт. Здесь есть виноград и купанье. На феодосийских берегах местами рассыпаны цветные камни замечательной красоты, пестрые, радужные; но купаться здесь плохо.

Феодосия — торговый порт, и вода ее загрязнена судами. Местность чуть холмистая — небольшое кольцо гор, голых и бесплодных. В городе есть гостиницы, жиденький бульвар, иногда появляется какой-нибудь заезжий цирк или бродячий зверинец, иногда — музей с «анатомическим кабинетом». Это все развлечения Феодосии, когда-то знаменитого генуэзского порта Каффы. Теперь Феодосия — торговый порт, важный, как и прежде, своей удобной для стоянки бухтой. У Феодосии и Керчи, о которой я не буду говорить отдельно, так как значения курорта она не имеет, много общего: та же тоскливая скука. Если Керчь замечательна своей горой царя Митридата, то Феодосия — своим Айвазовским.

Наш знаменитый маринист И.К. Айвазовский, в сущности, единственная достопримечательность Феодосии, и многие путники являются к нему на поклон в его изящную виллу, известную своей картинной галереей. Иван Константинович царит здесь над своим Черным морем, подобный Нептуну: с кистью вместо трезубца. Проведет он кистью по морю — и начинается буря; дунет — грозный шквал, улыбнется — полный штиль.

Так, по крайней мере, выходит на его картинах. Из глубины морской к нему выплывают сирены с рыбьими хвостами и, подобно музам, вдохновляют его созидать новые картинные выставки, которые прямо из Феодосии являются к нам в Петербург, еще свежие, пахнущие масляной краской и брызгами феодосийских волн.

Кроме Айвазовского, в Феодосии, как везде в Крыму, есть, разумеется, развалина — древняя крепость с огромной башней. На стенах этой развалины в темные ночи являются тени умерших здесь от скуки туристов. Местные жители говорят, будто это живые, подлинные туристы, но я плохо этому верю. Легенда о призраках кажется мне правдоподобнее.