Где посадки?

Кремль открестился от кампанейщины в борьбе с коррупцией

Россия

В последние недели российскую власть сотрясают коррупционные скандалы. Дело "Оборонсервиса" и отставка Анатолия Сердюкова, арест бывшего замминистра регионального развития Романа Панова по подозрению в причастности к хищению средств, выделенных на проведение саммита АТЭС, раскрытие схемы хищения миллиардов рублей, выделенных на создание ГЛОНАСС. Кремль устами пресс-секретаря президента отвергает обвинения в кампанейщине, а аналитики намекают на грядущие "чистки" элиты. Настоящая проблема, однако, заключается в том, что в намерение власти справиться с коррупцией по-прежнему никто не верит.

В минувшую субботу, 10 ноября, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков дал небольшой, но важный комментарий "Интерфаксу". "Некоторые утверждения о том, что последние громкие коррупционные дела направлены на отвлечение внимания населения, смешны и трудно объяснимы. Президент Путин последовательно подчеркивает приоритет темы борьбы с коррупцией", - заявил Песков, добавив, что "намеки на кампанейщину абсолютно не состоятельны, это последовательная, ежедневная работа".

Сутки спустя коллега Пескова по администрации президента Сергей Иванов доверительно рассказал всей стране в эфире Первого канала о том, что о хищениях средств, выделенных на проект ГЛОНАСС, он знает уже не первый год. "Я общаюсь с людьми и слышу от них следующее: ну ладно, вы кого-то поймали, осудили. Он наворовал. Но это все оформлено на жену, на детей - все это как стояло, так и стоит, - сказал Иванов. - Я бы ответил не как глава администрации президента, а просто как гражданин Иванов. По мнению гражданина Иванова, было бы очень хорошо, когда такие преступления заканчивались бы не только судебными приговорами, но и конфискацией всего имущества, нажитого преступным путем". При этом чиновник проигнорировал тот факт, что в российском законодательстве и без того есть норма о конфискации.

"У нас нет никаких абсолютно на этот счет ограничений. И, по-моему, последние дела как раз наглядно показывают, что, несмотря ни на какие чины, звания, у нас нет и не должно быть неприкасаемых", - заявил Иванов. Тем же вечером к кремлевскому коллеге присоединился вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин. "Буду настаивать на том, чтобы коррупцию в государственном оборонном заказе приравнивать к государственной измене", - написал он в своем микроблоге в Твиттере. И добавил: "Страх потеряли? Отыщем!"

С Рогозиным оказались солидарны и справоросы: Сергей Миронов - лидер партии, которая ничего в Думе не решает, - тоже потребовал приравнять преступления, связанные с коррупцией, к государственной измене. Миронов также заявил, что с оптимизмом смотрит на начавшиеся громкие расследования. "Надеюсь, что это начало серьезной борьбы с коррупцией. Нам нужна сингапурская модель, когда перед законом все равны", - заключил он.

Масштабы коррупции в России принято называть гигантскими, а на рейтинги, ежегодно составляемые Transparency International, уже никто не обращает внимания. Иностранные инвесторы называют коррупцию основным препятствием для вложений в Россию, а книги о том, как продаются места в Думе, можно найти в каждом втором магазине. Критики Кремля годами обвиняют его в имитации борьбы с коррупцией, пронизавшей государственную систему и в огромной степени мешающей управлению страной. Но до сих пор, однако, Россия так и не удосужилась хотя бы ратифицировать 20-ю статью Конвенции ООН против коррупции ("Незаконное обогащение"). Данная статья предусматривает признание странами, подписавшими конвенцию, уголовно наказуемым деянием "незаконное обогащение" именно что государственных служащих.

Правящие круги справились с растерянностью, вызванной первыми за правление Владимира Путина массовыми уличными протестами, и перешли в контрнаступление, стремясь заручиться поддержкой инертного и все еще лояльного большинства. И казалось бы - антикоррупционные меры могли бы стать крайне популярными у народа, который все больше устает от действующей власти, регистрируя отсутствие позитивных изменений и экономические неурядицы. Но вопрос о том, получили ли следственные органы карт-бланш на раскулачивание высокопоставленных бюрократов, тонет в конспирологических теориях. В отставке Сердюкова (а президент все-таки не так часто жертвует "своими") российские СМИ и аналитики разглядели все что угодно, кроме решимости Кремля взяться за коррупционеров. Борьба с коррупцией оказывается в разряде формальных поводов, в то время как анализируются якобы посылаемые сигналы о лишении элиты статуса неприкасаемых да разбираются конфликты противоборствующих группировок.

Отчасти такое игнорирование антикоррупционных инициатив - вещь закономерная. Намерение Владимира Путина взяться наконец за коррупцию (мнимое или реальное) для общества в конце концов оказывается не столь важным. Данная ситуация в чем-то схожа с той, в которой в начале 2000-х оказался тогдашний глава МВД Борис Грызлов, объявивший для укрепления имиджа министерства борьбу с "оборотнями". Коррумпированных милиционеров и представителей МЧС посадили, но никакого доверия министерству в народе это не вернуло - слишком уж поражена коррупцией была система. С похожими инициативами Владимира Путина (да и Дмитрия Медведева) выходит та же история: глава государства обращает внимание на проблему, требует принять меры, но сил у подчиненных вычистить всех коррупционеров не оказывается.

Воевать невесть с кем у власти получается плохо: вроде бы все выступают за борьбу с коррупцией, но отсутствие решимости уже привело к тому, что подобные заявления бьют по имиджу самой власти. Вот и получается в итоге как в той истории про пастушка, который в шутку кричал что-то про волков, но так всем надоел, что в момент, когда волки все же объявились, криков уже никто не услышал. Недаром Владимиру Путину постоянно припоминают, что он требовал покончить с коррупцией едва ли не каждый год своего правления, а воз и ныне там. В этом смысле неудивительно, что пресс-секретарь президента всячески отнекивается от очередной антикоррупционной кампании.

Властная вертикаль для борьбы с коррупцией оказалась не только недостаточно вертикальной, но и чрезмерно коррумпированной. Банальная истина о том, что степень присутствия государства в экономике и общественной жизни находится в прямой корреляции с уровнем коррупции у его служащих, в России, с ее разросшимся госсектором, получает яркое подтверждение. Доля тех, кто использует свою свободу действий для наращивания материальных благ, закономерно оказывается выше.

Но вместо посадок людей с верхушки российские правоохранительные органы добираются максимум до второсортных коррупционеров, а близорукие начальники, не сумевшие вовремя разглядеть девиации своих коллег, продолжают пылиться во властных кабинетах. И даже когда их все же отправляют восвояси, максимум, что сообщают из телевизора - Иван Иванович ушел на почетную пенсию. В итоге выгода от участия в коррупционных схемах многократно перевешивает мысли о возможном наказании и суровости кары. В этом смысле хотя бы то, что Путин отправил Сердюкова в отставку именно из-за ситуации в "Оборонсервисе" - беспрецедентный, но уже никому не нужный сигнал. Волки овец уже давно сожрали.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности