Трава у дома

Россия озаботилась национализацией чиновников

Россия

Российским чиновникам сделают прививку лояльности: Госдума готовит законопроект, запрещающий чиновникам владеть недвижимостью за рубежом. Документ вызвал бурную дискуссию во властных коридорах. Совет Федерации, к примеру, грозится заблокировать законопроект. Возвращение в Россию офшорной бюрократии, если только это не окажется пустым трепом, грозит стать крупнейшим идеологическим сдвигом в политике Кремля.

Скандал, связанный с поисками зарубежной недвижимости у руководителя Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина, никак не желает утихать. "Новая газета" выяснила, что жена Бастрыкина владела квартирой в Испании с 2007 по 2011 год, причем этот объект недвижимости глава ведомства не указал ни в одной декларации, оформленной за тот период. Ранее, напомним, блогер Алексей Навальный обвинял Бастрыкина в том, что тот купил квартиру в Чехии, для чего даже получил вид на жительство в этой стране. Никаких мер к Бастрыкину тогда принято не было, поскольку российское законодательство запрещает владеть недвижимостью за рубежом лишь сотрудникам ФСБ. Но ситуация меняется: Москва намерена установить дополнительный контроль над бюрократией.

В августе 2012 года в Госдуму, напомним, был внесен законопроект, запрещающий госслужащим владеть недвижимостью за границей и открывать счета в иностранных банках. Авторами законопроекта выступили депутаты от всех четырех фракций, работающих в нижней палате парламента. В соответствии с документом, запрет распространяется на чиновников, а также лиц, замещающих государственные должности (то есть депутатов, сенаторов, президента, премьера). Запрет распространяется (с рядом оговорок) и на супругов служащих. Как говорится в законопроекте, они должны избавиться от имущества за полгода. В качестве наказания за сокрытие имущества предусмотрено лишение свободы на срок до пяти лет либо штраф до 10 миллионов рублей.

В ходе интервью телеканалу Russia Today в преддверии саммита АТЭС во Владивостоке с комментарием данной инициативы выступил президент Владимир Путин. "Это, конечно, определенные ограничения для граждан, которые занимаются государственной деятельностью, потому что сегодня в соответствии с нашим законодательством любой гражданин Российской Федерации имеет право иметь счет в иностранном банке, иметь недвижимость. Но для чиновников, особенно чиновников высокого ранга, могут быть введены ограничения", - сказал Путин, подчеркнув, что депутаты должны будут сперва детально проработать этот законопроект. Глава государства признал, что не видит здесь ничего необычного, "особенно для наших реалий и нашей действительности", а сам законопроект "в какой-то части, конечно, будет способствовать и борьбе с коррупцией".

"Законопроект четырех", однако, вызвал целый ряд критических замечаний. Премьер-министр России Дмитрий Медведев 12 сентября высказался против полного запрета на владение недвижимостью за рубежом, отметив, впрочем, что чиновникам следует хранить деньги в российских банках, чтобы "разделять риски со страной". При этом председатель "Единой России" отметил, что запрещать чиновникам иметь недвижимость за рубежом бессмысленно. "Если мы будем таким образом пугать бизнес, говорить ему: "если ты хочешь прийти на государственную службу, то ты все спрячь куда-нибудь, а потом мы тебя примем", - я не думаю, что это укрепит нашу государственную службу и в конечном счете будет способствовать правопорядку в нашей стране", - сказал Медведев. По мнению премьера, наиболее оптимальным вариантом для контроля госслужащих является "декларирование доходов и декларирование ряда расходов".

С аналогичным комментарием выступил глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас, сам владеющий особняком в Швейцарии. По мнению сенатора, такой закон нарушает права граждан, а также исключает бывших бизнесменов (да и не только) из числа потенциальных кандидатов на вакансии в Думе. Его поддержали и другие сенаторы, владеющие недвижимостью за рубежом. Их аргумент звучит просто: нельзя запрещать людям тратить честно заработанные деньги.

Бывший министр финансов, глава Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин, также полагает, что несколько министров федерального правительства могут выйти из его состава, если закон, запрещающий госчиновникам владеть собственностью за рубежом, вступит в силу. "Я знаю, что сегодня несколько членов правительства имеют свои, пусть и небольшие, квартирки за рубежом... Я знаю, что у них настроение скорее уйти, чем продать..." - утверждает он. Надо полагать, что и депутатам Думы от "Единой России", владеющим заграничным жильем, подобная инициатива коллег не близка.

Стоит отметить, что хотя сейчас вокруг "законопроекта четырех" развернулась бурная дискуссия, в Думе давно уже лежат два аналогичных документа, которые, по большему счету, различаются лишь предлагаемой суровостью наказания: от многомиллионных штрафов до тюремных сроков. И в Госдуму, как утверждает газета "Ведомости", уже поступил отрицательный отзыв правительства на инициативу единороса Евгения Федорова, который еще в июне предложил обязать чиновников избавиться от зарубежных объектов недвижимости и банковских счетов (коллеги по Думе тот документ не поддержали, но он так и не был отозван). В отзыве на инициативу Федорова, подписанном вице-премьером Владиславом Сурковым, говорится, что запрещать чиновникам владеть зарубежным имуществом - неоправданно, так как, согласно статье 35 Конституции РФ, каждый гражданин имеет право на частную собственность и не может быть его лишен, кроме как по решению суда. Кроме того, многие чиновники, в силу исторических обстоятельств, располагают недвижимостью на территории бывших республик СССР.

"Единая Россия", обладающая большинством в Госдуме, пока вырабатывает позицию (основным при обсуждении, очевидно, станет "законопроект четырех"), но так просто сдаваться депутаты не намерены. Лидер парламентской фракции "Единой России" Андрей Воробьев уже пообещал, что чиновников и депутатов не станут заставлять избавляться от всей недвижимости за рубежом. По его словам, в первоначальный вариант законопроекта будут внесены соответствующие изменения. "Если недвижимость, которой ты владеешь за рубежом, не представляет какие-то роскошные хоромы, а весьма скромное жилище, то может быть установлен какой-то предел, который позволит сохранить скромную недвижимость за рубежом", - уверяет он.

Офшорная бюрократия

Инвестиции чиновников как в российскую, так и зарубежную недвижимость ни для кого не являются секретом. По оценкам агентства Gordon Rock, в 2012 году совокупный объем инвестиций россиян в недвижимость за рубежом составит примерно 12 миллиардов долларов. В прошлом году этот показатель находился на уровне примерно 15 миллиардов долларов. Риелторы полагают, что на чиновников приходится до 60 процентов этих трат, но в случае принятия закона, лишающего их прав на теплые страны, массовой распродажи активов за рубежом ждать не стоит. Все оформлено так, чтобы не возникало никаких подозрений. То есть казус Бастрыкина, у которого едва ли не каждый месяц обнаруживается очередная квартира за рубежом, скорее исключение, чем правило.

Стремление принять такой законопроект, но при этом сопроводить его оговорками, чтобы не вызвать гнев элит, отчасти лишает смысла саму инициативу. Ведь найти законодательную формулу, которая позволит надежно блокировать приобретение недвижимости на имя дальних родственников или еще какие-нибудь подобные ходы, довольно затруднительно. Среди самих чиновников этот закон вряд ли будет популярен, денег он не вернет, да и способствовать борьбе с коррупцией, как того хотелось бы президенту Путину, тоже не будет.

Дело в том, что в России частенько путают казнокрадство с коррупцией. Разница между этими понятиями, между тем, огромна. Если прямое воровство можно рассматривать (исключительно в качестве упражнения в софистике) как перераспределение ресурсов в рамках неэффективно работающего государства, то коррупция не столько перераспределяет ресурсы, сколько создает барьеры, разбор которых со временем обойдется обществу в гораздо большие деньги, чем те, что попали в карман коррупционера. В России же авторы антикоррупционных инициатив часто бросают все усилия на борьбу с казнокрадством через создание новых обременяющих процедур. Результат подобной политики частенько бывает обратным желаемому, то есть приводит к росту коррупции.

Но запрет для чиновников на владение недвижимостью и счетами в банках за рубежом направлен вовсе не на искоренение коррупции. И даже не на искоренение казнокрадства. Документ преследует своей целью лишь ограничение ареала чиновничьих капиталов российской границей.

В середине 2000-х кремлевские идеологи (авторство приписывают Владиславу Суркову) родили термин "офшорная аристократия", обозначив им прослойку бизнесменов, растрачивающих заработанные в России капиталы за рубежом. Режиму Владимира Путина, соответственно, ставилось в заслугу то, что он смог добиться национализации части аристократов и изоляции тех, кто национализироваться отказался. Отношения к реальности подобные рассуждения имели мало, но емкий термин не сгинул втуне. В 2006 году Сурков в своей статье "Национализация будущего" (той самой, что про суверенную демократию) в журнале "Эксперт" "самозванству офшорной аристократии с ее пораженческой психологией" противопоставил "синергию креативных гражданских групп в общих (значит, национальных) интересах". Короче говоря, суверенной российской демократии наличие офшорной аристократии было противопоказано идеологически.

К началу 2010-х годов термин-пустышка "офшорная аристократия" вновь оказался востребован, только вряд ли его авторы предполагали, что на новом историческом этапе он охватит уже все российское чиновничество. "Если мы говорим о запрете владения имуществом чиновниками за рубежом, то это касается всех государств, кроме России. В целом, есть четкий запрос общества на введение определенных ограничений для представителей власти. Вообще наша задача - сделать так, чтобы формировать национально ориентированные элиты, а владение имуществом за рубежом, конечно, делает чиновника менее свободным и ориентированным на интересы страны в своих решениях", - полагает зампред Госдумы Сергей Железняк, один из соавторов законопроекта. Его коллеги не исключают, что для возвращения активов в РФ возможно амнистировать тех, кто готов обнародовать ранее неизвестные данные о своих зарубежных приобретениях.

Кремль, в своем стремлении восстановить контроль над бюрократией (а сомнений в том, что инициатива по возвращению офшорной бюрократии в родные пенаты, родилась именно там, практически нет), нарушает негласный контракт, на котором держалась лояльность чиновничьей массы нынешнему режиму. В случае, если "законопроект четырех" будет принят, это будет означать, что власть отказывается от схемы "привилегии в обмен на лояльность к режиму". Данный шаг, однако, представляется непродуманным и чересчур поспешным, так как совершенно неясно, чего ради вороватые элиты с радостью полезут в петлю, которой их в случае чего и удавят. Разве что ради березок и травы у дома.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности