Июнь в "Октябре"

Интервью с программным директором ММКФ Кириллом Разлоговым

Культура

21 июня показом фильма Романа Прыгунова "Духless" открылся 34-й Московский международный кинофестиваль. Мероприятие продлится до 30 июня. В его рамках будут показаны более 200 фильмов, разбитых на 20 с лишним программ.

Программный директор ММКФ Кирилл Разлогов рассказал "Ленте.ру" о том, как отбираются фестивальные ленты, на что стоит обратить внимание зрителям и чего бы он хотел от дворца кинофестивалей, который намеревается построить Никита Михалков.

"Лента.ру": Каковы, если коротко, функции программного директора ММКФ? У вас же есть определенный штат отборщиков, вы не формируете программу от и до?

Кирилл Разлогов: Я курирую и руковожу всеми программами, штат отборщиков мне подчиняется. У нас есть относительно автономные и центральные программы. К относительно автономным относится российская программа, где главный человек - Ирина Павлова. Еще одна относительно автономная программа - это программа документального кино, где Сергей Мирошниченко и Гриша Либергал (и еще другие люди). Относительно автономная программа - "Медиа Форум", где Ольга Шишко. Эти программы я курирую в общих чертах, доверяя тем людям, которые их делают, потому что во все влезть невозможно. И есть блок основных программ, среди которых есть конкурсная программа и внеконкурсная программа. По конкурсной программе... Кроме конкурса "Короткометражный фильм", который мы ввели в этом году, короткометражками тоже занимается специальный отборщик, которого я не очень курирую, потому что там огромный поток фильмов, не успеваешь все смотреть. Так вот, по конкурсу "Перспективы" и основному конкурсу, по крайней мере, несколько главных отборщиков должны согласиться с тем, что картина должна войти в программу. По внеконкурсным программам, как правило, достаточно одного-двух мнений.

Моя задача - формировать программу в целом, смотреть, как соотносятся разные ее части, насколько они представительны, и принимать решения по спорным вопросам. Есть три позиции, условно говоря, которые согласуются с руководством фестиваля в целом - с главным продюсером Леонидом Верещагиным, генеральным директором Натальей Семиной и, в конечном итоге, с президентом Никитой Сергеевичем Михалковым. Это фильм открытия, фильм закрытия, и приз Станиславского, который курирует уже лично Михалков, то есть без его согласия… Мы можем предлагать что-то, но он принимает окончательное решение.

Сколько в общей сложности фильмов входит в этом году в программу ММКФ?

Порядка 250-ти. Для сравнения: в Берлине показывается около 400, в Каннах основная программа - 150 фильмов. Но надо иметь в виду, что в Каннах есть еще кинорынок, а там показывается тысяча фильмов, поэтому здесь прямые аналогии нельзя проводить. В Венеции было порядка 300 фильмов, но сейчас новый директор в Венеции Альберто Барбера сказал, что он сократит количество фильмов. Мы тоже каждый год хотим сократить количество фильмов, но каждый год у нас это не получается.

То есть количество фильмов продолжает расти?

Нет, оно более-менее стабильное.

И сколько фильмов лично вы отсматриваете?

Я отсматриваю порядка тысячи фильмов. Конечно, не все фильмы отсматриваются полностью. В этом я согласен с президентом Каннского фестиваля Жилем Жакобом, который говорил, что смотрит фильм до того момента, как ему становится ясно, что он его не возьмет. А вот если возьмет, то он смотрит его до конца.

А есть какой-то общий момент - то есть, например, на 15 минуте вы понимаете, что не возьмете фильм?

Это может наступить на второй минуте, а может наступить на 50-й минуте. Там может появиться какой-то эпизод, который мне кажется по каким-то причинам недопустимым для показа. Я могу с третьей минуты понять, что это полное барахло и смотреть это необязательно.

Вы при формировании программы ММКФ пытаетесь ей какую-то общую тему задать?

Раньше был девиз - "За гуманизм киноискусства, за мир и дружбу между народами", потом он исчез. ММКФ по статусу принадлежит к фестивалям общего профиля, к так называемым фестивалям класса А. Они отличаются от других тем, что у них нет идеологии, у них нет специализации. Другое дело, что по списку стран, которые к участию в ММКФ тяготеют, конечно, фестиваль отличается от параллельных фестивалей класса А. Признак фестивалей класса А - это премьерные показы. Именно они - главная проблема и главный объект конкуренции. Всего фестивалей класса А по классификации Ассоциации кинопродюсеров 14, из них три считаются основными: Канны, Берлин и Венеция. А потом идет группа фестивалей примерно одного уровня - в нее входят Москва, Локарно, Сан-Себастьян, Монреаль и Карловы Вары. Каннам, Берлину и Венеции мы всегда проигрываем, потому что им отдается предпочтение.

В прошлом году ММКФ открывался "Трансформерами", в этом - фильмом "Духless". Мне кажется, что это картины для принципиально разной аудитории.

Не бывает такого, чтобы одноплановые картины все время открывали фестиваль. "Трансформеры" относятся к разряду суперкоммерческих фильмов для подростков. Они были нам дороги в прошлом году, потому что в Москве состоялась мировая премьера. Таких премьер голливудских фильмов относительно мало, приехали и режиссер, и исполнитель главной роли. В этом году мы решили открыть фестиваль отечественной картиной, и не просто отечественной картиной, а фильмом о современности, чего давно не было. Кроме того, мне кажется, что картина "Духless" рассчитана как раз на тех людей, которых обычно приглашают на разного рода премьеры, презентации и так далее. Она сделана на их языке, с понятной тематикой. Поэтому опасений, что она плохо пройдет, у меня нет. Эта картина с кинематографической точки зрения сделана блестяще, хотя к литературной основе можно предъявлять претензии, и многие мои коллеги это делают.

У вас есть фильмы-фавориты в какой-либо из программ?

О конкурсных программах я не имею права говорить, потому что это может быть воспринято как давление на жюри. Во внеконкурсных программах я могу это делать спокойно, но я не могу что-то рекомендовать зрителям вообще. Потому что вкусы у зрителей разные. Те, кого интересует традиционное арт-хаусное высококачественное кино, могут смело идти на программу "8 1/2 фильмов". Да, конечно, какие-то фильмы могут зрителей шокировать, но в целом они получат то, что хотели.

Те, кто ищут шоковые и скандальные ощущения, могут идти на программу "Секс, еда, культура, смерть". Это такие экстремистские картины. Тем, кого интересует история кино, я рекомендую ретроспективные показы: и по немецкому кино, и ретроспективу Любича, и очень сильную ретроспективу "Золотая коллекция 'Юниверсaл Пикчерз'". Тем, кого интересует экспериментальное молодежное кино, могу посоветовать либо программу короткометражных фильмов, либо программу "49 мест", либо программу "Lone Star представляет" - это совсем молодое американское кино.

Как меняется зрительский интерес к ММКФ со временем? Посещаемость растет?

Последние годы растет. Потому что сформировался постоянный зритель на базе кинотеатра "Октябрь", сейчас люди здесь живут, переходят из зала в зал. Они не просто приходят на какой-то конкретный фильм, они приходят на фестиваль и там уже выбирают, что посмотреть. Есть стабильная аудитория, которая просто не выходит из кинотеатра, а это очень важно. Не только люди, которые аккредитованы, или пресса, для которой это работа. Но и те зрители, которые на Западе называются кинофилами, а у нас - киноманами. То есть люди, которые просто любят разного рода кино.

Можно ли сказать, что "Октябрь" стал постоянной площадкой ММКФ? Раньше какие-то мероприятия проводились в "Пушкинском", а сейчас его переделывают в мюзик-холл.

Есть еще кинотеатр "Художественный", который тоже, вроде, закроется, где пресс-центр и просмотр для профессионалов. Есть постоянная точка "Дом кино", который тоже, вроде бы, будет реконструироваться, где показывается российская программа. И появилась летняя площадка кинотеатра "Пионер" в Парке культуры, новая площадка, где мы стремимся привлечь какую-то новую аудиторию, непохожую на ту, что тусуется здесь. Но на самом деле для ММКФ нужен дворец фестивалей. Специально построенное здание, без тех недостатков, которые имеет постоянно действующий коммерческий кинотеатр. Где принципы фестивального просмотра не вызывали бы шоковой реакции. Например, такой принцип, согласно которому после третьего звонка зрители не допускаются в зал. Люди спрашивают в обычных кинотеатрах - как же не допускаются, если они купили билеты за 300 рублей. Или другой пример - мы несколько лет боролись за то, чтобы на фестивальные просмотры были билеты без мест. Потому что приходили люди с местами в разгар сеанса и начинали прогонять со своих мест других зрителей. Это полный бардак. На кинофестивалях такого нет, там продаются билеты без мест, и если ты опоздал, пришел поздно, то, даже если тебя пускают, ты садишься на боковое место.

Не могу обойти вниманием тот факт, что за день до открытия фестиваля в Мосгордуме было зачитано письмо, обращенное как раз к Михалкову. Речь в документе шла о том, что современные молодые кинематографисты почему-то предпочитают снимать чернуху. Более того, по мнению авторов письма, именно такие фильмы почему-то предпочитают отборщики фестивалей.

Я знаю, я письмо читал.

Вы можете его как-то прокомментировать?

Как сказала моя приятельница Марина Разбежкина, интересно было бы посмотреть на людей, которые это реально подписали. Это явно заказное письмо, под которое потом планируется принимать меры. Это часть общей политической ситуации - именно поэтому мне интересно было бы посмотреть в глаза тем людям, которые такое подписали, и тем людям, которые это написали.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности