Монополия на смерть

Власти Москвы отказались от частных кладбищ

Экономика

В московской мэрии 20 июня сообщили, что в столице нет места для частных кладбищ. Впрочем, они все же могут появиться на территориях, которые с 1 июля присоединят к Москве. Появление коммерческих захоронений больше всего ударит по бизнесу "черных" риелторов, торгующих участками на престижных кладбищах столицы. Навряд ли спрос на места на Ваганьковском исчезнет совсем, но их прибыль все же снизится.

В настоящее время в России участки под захоронение предоставляются бесплатно в бессрочное пользование и только определенного размера. Под так называемой "покупкой места" понимается, как правило, комплекс услуг, связанных с захоронением, однако в ближайшем будущем торговать землей на кладбище можно будет в буквальном смысле. Как заявил глава департамента торговли и услуг города Алексей Немерюк, коммерческие захоронения могут появиться на территориях, которые планируется присоединить к столице; в самой Москве места для них нет.

"Вторичка" на кладбище

Дефицит свободных участков и ограниченность во времени для их поиска создают благоприятные условия для всякого рода махинаций. Всегда найдется человек, готовый "войти в положение". В Москве, к примеру, услуги таких "риелторов" оцениваются в 50-150 тысяч долларов - учитывая, что все столичные кладбища являются закрытыми для захоронения, цены вполне оправданные (особенно если рядом расположены могилы знаменитостей).

Все столичные кладбища (71) общей площадью около 1,8 тысячи гектаров находятся в ведении ГУП "Ритуал", которому также принадлежит 50-55 процентов рынка похоронных услуг (его объем по оценке на 2009 год - 5,7 миллиарда рублей).

Купить место на кладбище нельзя, но разрешено захоронение в уже имеющуюся могилу покойного родственника, если родство подтверждается документами (на этом этапе как раз и открывается "окно" для коррупции). Злоумышленники договариваются с родственниками умерших, чьи могилы находятся на одном из престижных кладбищ, и ищут клиента. Схема продажи как правило выглядит следующим образом: участники сделки идут к нотариусу, владелец говорит, что уезжает и хочет доверить уход за могилой покупателю. Оформляются документы, последний получает право ухода за могилой и, если удается "доказать" родство с умершим, право захоронения в эту же могилу. Посредники получают деньги, отдают часть продавцу (зачастую гораздо меньшую сумму, чем оставляют себе), а также выплачивают вознаграждения чиновникам, которые способствовали успешному завершению сделки.

У москвичей есть альтернатива - кремация, однако многие стараются не допустить столь кощунственного, как им кажется, обращения с телом покойного. Можно организовать похороны и за городом, однако монополизированный рынок давно захватил и Подмосковье. Ситуация с землей в пригородах также напряженная; место на кладбище, конечно, стоит дешевле, чем в столице, однако с учетом транспортных услуг расходы будут значительными, и плата за место на кладбище где-нибудь на окраине Москвы может показаться не такой уж большой.

Появление частных кладбищ может повысить конкуренцию и снизить запредельные цены в прейскурантах похоронных контор. Что касается кладбищенских риелторов, то спрос на их услуги если и не пропадет вовсе, то как минимум снизится, так как у граждан появится возможность организовать похороны пусть и далеко, но по человеческим ценам. Само собой, такие продавцы не исчезнут совсем: желающие похоронить умершего на одном из престижных кладбищ найдутся всегда.

Частная собственность

Коммерческие захоронения действительно могут исправить ситуацию на рынке, однако их появление пока противоречит закону.

В российском законодательстве пока отсутствует понятие частного кладбища. ФАС уже подготовила законопроект, призванный исправить этот недочет. Документ предлагает сдавать землю в аренду на 49 лет и запретить передавать участки в субаренду, выкупать или менять их целевое назначение. В случае банкротства собственника кладбища, землю предлагается передавать органам местного самоуправления. Владелец будет сам определять порядок инвентаризации и повторного использования мест для захоронения (сейчас санитарный срок для московских кладбищ составляет 13,5 лет).

Как рассказывал глава департамента торговли и услуг города Алексей Немерюк, даже если эти поправки примут быстро, коммерческие захоронения в России появятся не раньше 2015 года: сначала необходимо выбрать участки, выставить их на торги, а затем обустроить.

Бизнес против

В Минэкономразвития предупредили, что бизнес будет против таких изменений. Вице-президент Союза похоронных организаций и крематориев Николай Артамонов подтвердил предположения ведомства. "В России они [частные кладбища] не нужны", - заявил представитель похоронного бизнеса.

В рамках демонополизации столичного рынка похоронных услуг ФАС ратует еще и за реформирование "Ритуала", который, по мнению антимонопольщиков, не должен обладать одновременно государственными и коммерческими функциями. До конца этого года, как заявлял глава столичного департамента торговли и услуг Алексей Немерюк, предприятие избавится от "кучи несвойственных функций": предоставления транспортных услуг, продажи ритуальных принадлежностей и услуг по сооружению памятников. Функции "Ритуала" будут ограничены только ведением архива умерших граждан и уходом за кладбищами.

У этих планов также нашлись противники. В похоронных конторах считают, что реформа приведет к путанице, так как осложнится работа единой диспетчерской службы "Ритуала", через которую идут все захоронения. Служба была создана в 2008 году, когда к родственникам умершего могли приехать сразу несколько агентов, купивших информацию у милиции или медиков. Сами конторы в силу своих скромных возможностей вряд ли "потянут" частные кладбища, так что сложившаяся ситуация их устраивает, пусть им и приходится довольствоваться информацией, полученной от крупнейшего конкурента.

Компании вроде бы должны поддерживать попытки ограничить монополию государства, но они протестуют. Возможное объяснение этому противоречию есть у начальника управления контроля социальной сферы и торговли ФАС Тимофея Нижегородцева. "Мы-то знаем, кто это будет [против], как раз те компании, которые работают при общественных кладбищах, фактически управляя ими и имея с них нелегальные доходы", - считает представитель службы. Кроме того, конторы явно боятся прихода на рынок действительно крупных игроков, которые могут заинтересоваться новой возможностью заработать.

ФАС выступает за демонополизацию отрасли как минимум с 2010 года. Разработку законопроекта о частных кладбищах можно назвать первым успехом - ранее дальше обсуждения дело не заходило. Навряд ли службе удастся справиться с теневым оборотом похоронной отрасли собственными силами. "Бизнес на слезах" дело прибыльное; ни частные компании, ни корпорация чиновников от своих доходов просто так не откажутся.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности