Зонтик для президента

Телеканал "Дождь" ждет в гости главу государства

Медиа

Телеканал "Дождь", прослывший у интернет-общественности либерально-оппозиционным, к первой годовщине своего существования приготовил себе поистине царский подарок. Сказать иначе нельзя, ибо заполучить в спикеры не кого-нибудь, а первое лицо государства - это задача, которая оказалась не по зубам и иным, более раскрученным ресурсам.

Репутацию оппозиционеров, хотя его создатель, владелец и гендиректор Наталья Синдеева всячески открещивается от подобного ярлыка, "Дождь" приобретал медленно, но верно. Онлайн-вещание накладывает особую ответственность, так как привлекает к себе пристальное внимание как заинтересованной публики, так и недоброжелателей, мнимых и реальных.

Поначалу "Дождь" держал марку. В декабре 2010 года он первым из телеканалов показал в прямом эфире беспорядки на Манежной, а спустя месяц также первым из телевизионщиков оповестил своих зрителей о теракте в "Домодедово". При том, что федеральные электронные СМИ в это время показывали привычную муть, ожидая реакции сверху, в каком ключе преподносить очередное ЧП.

От трансляции картинки "Дождь" затем перешел и к околополитическим темам. Так, телеканал активно участвовал в освещении благотворительного вечера, который был отмечен дебютом премьера Владимира Путина в ипостаси крунера. Благородное собрание, как известно, обернулось скандалом, ибо собранные для онкобольных детей средства то ли канули в неизвестном направлении, то ли вообще не собирались.

Опять же именно "Дождь" предоставил трибуну помощнице судьи Мосгорсуда Виктора Данилкина, которая поведала о его, скажем так, творческой несостоятельности при написании приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву. Известие вызвало горячий отклик в определенных кругах и, будучи многократно опровергнутым, пусть и не вполне убедительно, добавило ощущения сюрреалистичности в главный судебный процесс года.

Заложенный в основу канала концепт дуалистичности, отраженный в слогане "Дождь. Optimistic Channel", до поры до времени позволял строить вещание на контрастах. Вот развлекалово, а вот и серьезная тема, которую серьезные люди подают в как можно менее официозной манере. И все было хорошо до того момента, когда стало понятно, что игры кончились.

Снятие с эфира сатирического произведения о взаимоотношениях внутри главного в России тандема поделило публику на сочувствующих и осуждающих. Другому, не главному, тандему в лице автора виршей Дмитрия Быкова и их исполнителя Михаила Ефремова удалось продержаться в эфире не более полутора месяцев. Пока их эксперименты с текстом и контекстом не переходили на личности, все было очень неплохо. Но на шестом выпуске "Поэта и гражданина" произошла осечка: лирический субъект стихотворения "Тандем в России больше, чем тандем" Владимир Путин критически отзывался о взглядах лирического же объекта Дмитрия Медведева на военную операцию НАТО в Ливии. Причем отзывался, скажем так, фамильярно.

Синдеева лично приняла решение о запрете программы. И объяснила это тем, что не хочется, мол, обижать президента, причем не как политика, а как человека. Гендиректор "Дождя", по ее словам, руководствовалась исключительно чувствами, поскольку объектом сатиры стали не столько поступки первых лиц государства, сколько личные отношения между ними. Допущенная авторами нетактичность оказалась, как утверждала Синдеева, за пределами "допустимой конструктивной критики".

Будет кстати вспомнить, что Синдеевой уже доводилось демонстрировать, насколько нетрадиционно она умеет подходить к улаживанию конфликтов. В 1999 году, когда она была генпродюсером "Серебряного дождя", кинорежиссер Никита Михалков грозился закрыть радиостанцию за то, что ведущий Александр Гордон нецензурно охарактеризовал его в эфире. Синдеева отправилась на премьеру "Сибирского цирюльника" и, воспользовавшись тем, что она лично не знакома с маэстро, подошла к нему и стала просить "прощения за все". Удивленный режиссер поинтересовался, кто и с какой стати просит у него прощения, и, узнав в чем дело, сменил гнев на милость.

Формальным поводом для закрытия поэтического проекта на "Дожде" стало появление на видеохостинге YouTube попавшей в опалу программы. Вроде бы как ее выложил один из авторов проекта, что, по словам Синдеевой, стало нарушением имевшихся договоренностей. Кроме того, как выяснилось, руководитель телеканала и сама уже подумывала о том, что от проекта надо избавляться. Продюсер "Поэта и гражданина" Андрей Васильев, хоть и находится с владельцем "Дождя" в дружеских отношениях, был опечален таким развитием событий и начал подыскивать своему детищу новое пристанище.

На засветившийся ярким скандалом проект тут же нашлись покупатели, готовые оторвать его чуть ли не с руками. Первую заявку подало "Эхо Москвы", к которому тут же присоединилась медиагруппа "Живи!", издающая журналы "Сноб" и "Русский пионер". Аукциона, впрочем, не вышло, и претенденты на обладание гражданственной лирикой пришли к полюбовному соглашению: с утра очередной выпуск политсатиры можно будет услышать в эфире "Эха", а к вечеру видеоверсия будет появляться на портале F5, опекаемом вышеупомянутой медиагруппой. При этом сам проект еще и сменил название на близкородственное "Гражданин поэт", что как бы символизирует начало нового этапа в его судьбе.

Казалось бы, что на этом все и завершилось, однако как выяснилось, слухами земля полнится. Одним из таких слухов стало резкое несогласие по поводу ситуации с "Поэтом и гражданином" главного режиссера и креативного продюсера телеканала Веры Кричевской, которая в итоге решила покинуть "Дождь". Уход одного из разработчиков нынешней концепции канала может оказаться первым, и к тому же тревожным звоночком для его владельца.

Синдеева настаивает, что оппозиционный имидж "Дождя" складывается просто из-за занимаемой им честной позиции по актуальным проблемам. Но и у честной позиции, безусловно, есть своя цена, и Синдеева, не первый год работающая в медиа-бизнесе, это хорошо понимает. В интервью "Радиопорталу" она сравнила снятие с эфира злополучного стиха с сиюминутной победой, от которой при имеющихся амбициях сложно получить реальное удовлетворение. Никак нельзя поставить в упрек гендиректору вполне закономерные желания: "Я хочу запускать новые проекты, я хочу приглашать талантливых журналистов, которым надо платить зарплату, хочу обновлять техническую базу, чтобы иметь возможность работать оперативно и круглосуточно".

Но резкое расширение сферы влияния телеканала, да еще в предвыборный год, естественно привлекает к себе внимание и тех, кого волнует, что скажут избиратели. Было бы странно со стороны этих людей пустить на самотек раскрутку пусть и небольшого, но амбициозного информационного ресурса.

Синдеева категорически отвергает утверждения о том, что "Дождь" является промедведевским каналом. В то же время, по ее словам, либеральные ценности, воплощением которых в текущем политическом истеблишменте является Медведев, ей близки, да и сам президент по-человечески симпатичен.

Гендиректор "Дождя" всячески дистанцируется от того, что ищет у Кремля взаимности. Она так и говорит журналисту Олегу Кашину, что никаких советов и тем более указаний сверху ей не поступает, признаваясь, что ей известно о пристальном интересе к телеканалу определенных лиц. Отвечая на вопросы читателей в дискуссии на "Снобе", Синдеева вновь подчеркивала, что ее задача состоит в том, "чтобы слово "Кремль" в сознании сотрудников и зрителей ассоциировалось только с музеем и концертным залом".

И вот это подчеркнутое дистанцирование привело, собственно, к закономерной развязке. 25 апреля Дмитрий Медведев приедет в техноцентр "Digital October", где будет проводить очередное заседание Комиссии по модернизации и технологическому развитию. Этот центр разместился в комплексе зданий бывшей кондитерской фабрики "Красный октябрь", расположенной практически напротив Кремля. Там же находится и штаб-квартира "Дождя", который уже проанонсировал интервью с Медведевым.

Главред "Эха Москвы" Алексей Венедиктов, весьма тактично откомментировавший изгнание из эфира крамольных виршей (он тогда назвал шаг Синдеевой не более чем проявлением самоцензуры), на эту новость отреагировал гораздо категоричней. По его мнению, если запрет выпуска "Поэта и гражданина" - "это цена вопроса, которую заплатили владельцы "Дождя" за то, чтобы Медведев дал интервью", то это плохо скажется на репутации телеканала.

В сложившейся ситуации самое малое, чем может отделаться "Дождь", так это повышенной текучкой кадров. Политические же дивиденды хотя и придадут ему вес, но что касается имиджевых потерь, то для канала, ориентирующегося на думающую и весьма щепетильную аудиторию, чрезмерная близость к власти рискует оказаться фатальной.

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности