Лента добра
Мир
Больше интересного — в нашем Telegram

Тонкая работа

Ким Чен Ир отдал Биллу Клинтону двух американских журналисток

Стремительный визит в Северную Корею бывшего президента США Билла Клинтона, завершившийся освобождением двух журналисток американского телеканала из корейской тюрьмы, не оставил сомнений - двусторонние контакты между США и КНДР идут и уже принесли конкретные результаты. Совершенно ясно, что "победа" Клинтона стала результатом торга и предварительных договоренностей, детали которых пока неизвестны.

Похоже, один из "козырей" в колоде Ким Чен Ира сработал, хотя визит бывшего американского президента и не был официальным - Клинтон не занимает никакого поста в нынешней администрации США. Но учитывая, что ранее Пхеньян неоднократно и безрезультатно порывался вступить в двусторонние переговоры с Америкой, склоняя к этому Вашингтон уговорами и шантажом, результат можно счесть удовлетворительным.

Началось все в декабре 2008 года, когда фактически безрезультатно закончился очередной, на данный момент последний, раунд шестисторонних переговоров по безъядерному статусу Корейского полуострова. Формальной причиной срыва переговоров стало несогласие Пхеньяна с предложенными механизмами контроля за его ядерной программой. С другой стороны, США, Япония, Южная Корея, Россия и Китай по многим вопросам так и не смогли выработать единую позицию.

Как механизм "выбивания" экономической помощи извне, а без такой поддержки Северная Корея просто не может существовать, шестисторонний процесс становился для Пхеньяна все менее эффективным. Япония, например, отказалась участвовать в поставках мазута, жесткую позицию заняло и новое руководство Южной Кореи.

Срыв шестистороннего процесса еще и ознаменовал собой провал политики Джорджа Буша, объявившего КНДР частью "оси зла". Возникла неопределенность, связанная со сменой администрации в Вашингтоне и с упорными слухами о тяжелой болезни и даже смерти Ким Чен Ира. Пхеньян решил по-старинке прибегнуть к шантажу - в начале 2009 года последовало обострение отношений с Югом, сопровождавшееся заявлениями о выходе из всех достигнутых ранее договоренностей.

После этого КНДР снова оказалась в центре внимания мировых СМИ. Первый международный вояж новый госсекретарь США Хиллари Клинтон совершила именно в Юго-Восточную Азию, однако по ее речам в Токио и Сеуле стало понятно, что администрация Барака Обамы еще не только не имеет четкого плана действий в отношении Пхеньяна, но и вообще слабо разбирается в ситуации.

Американцев следовало "поторопить". Последовали новые громкие демарши северокорейского руководства: запуск баллистической ракеты 5 апреля, вызвавший противоречивые оценки, заявления о выходе из шестисторонних переговоров и возобновлении ядерной программы, угрозы начать войну, множество воинственных заявлений меньшего масштаба и, наконец, 25 мая были проведены повторные ядерные испытания.

Все это сопровождалось "фейерверком" запусков ракет малой и средней дальности и возвращением в публичную политику Ким Чен Ира - его снова стали показывать по телевидению. В рамках этой кампании демонстрации силы и давления на мировое сообщество как нельзя кстати оказался и арест в марте 2009 года на границе с Китаем двух журналисток американского телеканала Current TV.

Поскольку официальный Вашингтон продолжал призывать КНДР вернуться к шестистороннему процессу и выполнять все резолюции Совбеза ООН, то есть на двусторонние контакты идти не желал, Лору Лин и Юну Ли обвинили в "в тяжком преступлении против государства" и в нарушении границы. Вялые усилия американцев по освобождению журналисток в КНДР явно сочли недостаточными, и 8 июня их приговорили к 12 годам трудовых лагерей. В то же время северокорейское руководство продолжало подавать недвусмысленные сигналы о готовности к двусторонним переговорам с США.

Символ былого

Билл Клинтон прилетел в Пхеньян 4 августа 2009 года (в КНДР в это время уже наступило 5 августа). Визит завершился тем, что в тот же день он вылетел в США с обеими освобожденными журналистками на борту. Выбор для этой миссии кандидатуры 42-го президента США глубоко символичен - именно время его президентства называют "золотым веком" в американо-северокорейских отношениях.

Клинтон занял знаменитый Овальный кабинет Белого дома в 1993 году, как раз на пике очередного северокорейского кризиса - страна отказалась от инспекций МАГАТЭ и заявила о выходе из Договора о нераспространении ядерного оружия. Новая администрация нашла свои подходы, и начались переговоры. Впрочем, ничего оригинального стороны не придумали - после развала СССР Северной Корее очень нужны были новые спонсоры, и в обмен на каждую уступку Пхеньян получал так необходимые "пряники".

Уже в 1994 году США и КНДР договорились о замораживании реактора в Йонбене, в том же году было подписано Рамочное соглашение по ядерной проблеме и урегулировании взаимоотношений между США и Северной Кореей. Американцы предложили КНДР поставки топочного мазута и, сверх того, постройку двух АЭС на легководных реакторах.

В следующем году Пхеньян снял запрет на заходы американских судов в северокорейские порты и ввоз американских товаров, в столице КНДР впервые выступили джазовые исполнители из Лос-Анджелеса. Потепление шло по всем фронтам, и несколько мелких инцидентов дело не испортили.

Апофеозом политики Клинтона стал визит в КНДР в 2000 году главы американского Госдепа, жесткой и несгибаемой Мадлен Олбрайт. Обсуждались, ни много ни мало, вопросы открытия дипломатических представительств двух стран. Фотографии распивающих шампанское Ким Чен Ира и Олбрайт стали символом дипломатического искусства администрации Клинтона.

Выбрав для визита в Пхеньян именно Клинтона, Барак Обама точь-в-точь повторил прием самого экс-президента. В 1994 году "зондировать обстановку" в Пхеньян отправился 39-й президент Соединенных Штатов Джимми Картер. Именно его визит и стал отправной точкой дальнейшего прорыва. Для полноты картины осталось только упомянуть, что Обама, Клинтон и Картер представляли в Белом доме Демократическую партию.

Такое количество совпадений позволило наблюдателям заговорить о "новой странице" в отношениях между США и КНДР и попутно в очередной раз посетовать на недальновидную политику республиканца Буша, разрушившего все достижения своего предшественника.

Большая разница

Однако, несмотря на все совпадения и символы, отличий между визитами Картера и Клинтона много. В 1994 году каждое незначительное продвижение преподносилось как успех. На этот раз в своих комментариях Белый дом, наоборот, постарался как можно дальше дистанцироваться от миссии экс-президента. Так, в Вашингтоне поспешили опровергнуть сообщения СМИ о том, что Клинтон якобы передал Ким Чен Иру личное послание президента Обамы.

Барак Обама похвалил Клинтона за "очень тонкую работу" по освобождению журналисток, а официальные представители администрации в то же время заявили, что визит в Пхеньян не означает смены курса, и призвали КНДР вернуться к шестистороннему процессу. Успех миссии постарались приписать лично Биллу Клинтону, хотя операция принесла большой бонус нынешнему президенту США.

Официальный выход один на один в переговорах с Северной Кореей, как того добивается Пхеньян, означал бы для Обамы принятие на себя всей полноты ответственности за урегулирование на Корейском полуострове. А это, в свою очередь, дало бы Ким Чен Иру прекрасный повод для шантажа, ведь провал процесса стал бы очень сильным ударом по репутации Белого дома.

Кроме того, против старой политики подачек в обмен на уступки выступают и многие в самих США. Да и здоровье самого северокорейского лидера продолжает внушать опасения. С его уходом, скорее всего, неопределенность только увеличится, и все нужно будет начинать сначала. С другой стороны, Джордж Буш уже попался в эту ловушку - он рассчитывал на скорое падение режима, а Ким Чен Ир по-прежнему остается у власти.

Так что сейчас определенно оценить итоги визита Клинтона в Пхеньян еще невозможно. Закрытые двусторонние консультации наверняка имели место. Соответствующие договоренности, видимо, были достигнуты заранее. Если все обстояло действительно так, как заявляет Белый дом, и Пхеньян освободил журналисток в качестве жеста доброй воли, то это может означать поворот в политике КНДР. Или, по крайней мере, передышку. Ведь бесконечно пугать невозможно.

Последние акции северокорейского руководства уже несли в себе явный оттенок истеричности. Ядерные испытания сами по себе - сильный фактор воздействия, однако они сопровождались еще и серией ракетных пусков. В любом случае, следующим шагом должно было быть объявление войны или другая реальная угроза, например радиоактивного заражения. Но открытый конфликт вряд ли входит в планы руководства КНДР, там прекрасно понимают, чем это закончится лично для них.

Возможно, что "неофициальный" визит Клинтона - это дипломатическая хитрость. Более прагматичные аналитики считают, что Ким Чен Иру все-таки удалось выторговать за журналисток какие-то преференции, просто мы еще не знаем, какие. Ведь в этом году в КНДР довольно сносная ситуация с продовольствием. То есть его, конечно, не хватает, но от голода население страны не умирает. Поэтому так уж спешить и отказываться от своей проверенной годами практики Ким Чен Иру нет необходимости.

В любом случае, КНДР продемонстрировала всему миру, что в двусторонние контакты с Америкой могут быть продуктивными. Америка освободила двух журналисток и при этом не потеряла лица. Это и называется дипломатией, которая действительно, дело очень тонкое.

Владислав Гордеев

< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики