Лента добра
Культура

Скорбная педагогическая гримаса

Кризис в ГИТИСе стих, но не разрешен

История с увольнением Марины Хмельницкой, многолетнего ректора Российской академии театрального искусства (ГИТИСа), силами Министерства культуры больше всего напоминает трагикомедию. Сначала внезапно увольняют ректора. Все в ужасе. Тут же назначают и.о. Все в шоке. Мотивы обоих кадровых решений сокрыты густым туманом. Новый и.о. спустя сутки добровольно отказывается от должности. Министерство драматически сообщает о "серьезных" нарушениях в работе вуза, затем оказывается, что нарушения были "административные". На сцене появляется новый и.о.: проректор ГИТИСа по научной работе. Все вытирают пот со лба, понимая, что никаких нормальных разъяснений от чиновников не получат никогда. Еще через несколько дней министерство вдруг публикует список прегрешений, найденных в работе вуза.

Сергей Женовач, профессор ГИТИСа, завкафедрой режиссуры драмы, в интервью "Русскому журналу" описывает наш главный театральный вуз так: "ГИТИС - это отдельная семья, отдельный дом со своим уставом. Такой своеобразный часовой механизм, где любой винтик или болтик годами, десятилетиями притирается". Это - очень дружная и большая семья, поэтому незаметно влезть в ее дом - задача непосильная, особенно для неуклюжих чиновников. Близкие к ГИТИСу люди все без исключения отмечают, что ситуация с увольнением Марины Юльевны Хмельницкой - сущая фантасмагория. Никто не припоминает ни подковерных игр, в которых рокировка ректоров была бы частью многоходовой партии, ни тлеющих скандалов, ни монументальных проблем. "Вне логики", - подчеркивает Женовач.

За последнюю неделю не раз вспоминались две крупные вузовские драмы последнего времени. Во-первых, уже год без ректора живет Петербургская консерватория: там были финансовый скандал и открытое противостояние педсостава. Во-вторых, "без объявления войны" вдруг был уволен ректор московской консерватории Тигран Алиханов, а исполняющим обязанности назначен Александр Соколов, в прошлом и ректор консерватории, и министр культуры. В этой ситуации ничего толком неясно. Например, Алена Солнцева в статье во "Времени новостей" предполагает, что министерству "надо было трудоустроить отставленного министра культуры Александра Соколова". Кроме того, над консерваторией уже несколько лет висят аж два Дамокловых меча - ремонт Большого зала и очередной конкурс имени Чайковского. Там хотя бы большие деньги замешаны, следовательно, можно предположить некую многоходовку. Как бы то ни было, но министерские чиновники твердо заявили, что никакой связи между тремя ректорскими отставками нет, ни о каких "чистках" речь не идет, и все это - совпадения.

Допустим, совпадения, и необъяснимые. Во всяком случае, очень трудно объяснить, почему из длиннейшего списка заслуженных деятелей искусств России на пост исполняющего обязанности ректора ГИТИСа чиновники выбрали Юрия Шерлинга. Малоаппетитные подробности его биографии немедленно всплыли в прессе, и журналисты бросились их обсуждать с малоприличной яростью ("фарс" и "гиньоль" - это слабые слова из колонки критика Марины Давыдовой на OpenSpace.ru). Представитель министерства - Олег Неретин, директор министерского департамента науки и образования - сказал, что ведомство искало кого-то, далекого от ГИТИСа. Варяга главный театральный вуз страны и дружная театральная пресса осудили незамедлительно, и Шерлинг 15 мая отказался от должности. По данным "Новой газеты", сутки унижений Минкульт ему компенсировал "тремя месячными окладами".

Самое странное во всей ситуации было то, что никто толком не знал, за что собственно сняли Марину Хмельницкую. Олег Неретин на пресс-конференции 15 мая не вдавался в подробности, сказав только, что ее уволили после плановой проверки, выявившей административные нарушения. Этот список появился на сайте Минкульта только 18 мая. Скорбный перечень, чистейшей прелести образчик культурно-бюрократической лексики, состоит из 20 пунктов. Там есть, к примеру, такой пункт: "В нарушение пункта 2 статьи 12 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании", п.57 Типового положения об образовательном учреждении высшего профессионального образования (высшего учебного заведения), Устава Академии в состав Ученого совета Академии введены работники вуза без избрания на Общем собрании (конференции)". Интересно, что во время проверки ведомство читало устав очень внимательно. Однако на пресс-конференции представителей Минкульта 15 мая оказалось, что чиновники более чем спокойно относятся к содержанию устава, и пробелы, то есть несоответствия федеральному законодательству, в нем считают ошибками ныне не существующего Федерального агентства по культуре и кинематографии, функции которого перешли министерству.

В списке нарушений, найденных при проверке ГИТИСа, оказались, главным образом, "вольности", вроде "выплаты студентам из стипендиального фонда и внебюджетных средств Академии осуществляются без имеющихся к приказам Академии оснований". Трудно не припомнить здесь страшные упреки в адрес "Саханефтегаза", подразделения ЮКОСА: "В свинарнике подсосные свиноматки находятся в общих станках, что является недопустимым нарушением технологического процесса. Крольчихи содержаться вместе с кролами по 3-4 головы… Случка бессистемная, зоотехнический учет отсутствует".

Впрочем, шутки в сторону.. Очевидно, что в ГИТИСе были допущены административные ошибки. Но почему, вместо того, чтобы обнародовать итоги ревизии, надо сначала уволить ректора? И почему только через пять дней появляется приказ министра, в котором содержатся требования исправить недочеты? Да, у вуза есть сейчас достойный и.о. ректора - Карина Мелик-Пашаева, и, значит, учебный год завершится более или менее нормально, и ГИТИС сможет выпустить нынешних студентов и набрать новых. Тем не менее, ситуация больше всего напоминает сценарий Юрия Арабова "Ужас, который всегда с тобой". Завязка ужаса выглядит так:

[Марксен Иванович] подошел к своей однокомнатной квартире и вдруг понял, что дверь не заперта. Толкнул ее… Медовый электрический свет от абажура вылился на порог.
- Привет, - помахал рукой Марксену совершенно незнакомый мужчина, который находился в прихожей.
- Здравствуйте, - машинально откликнулся Марксен Иванович в полном замешательстве.
- Ты заходи, заходи! - радушно позвал его незнакомец. - Чего на сквозняке стоять? Сейчас ужинать будем. Твоя жена сготовит.
Был он высок и крепок. Серый вязаный свитер заправлен в армейские пятнистые штаны защитного цвета. Высокие кожаные ботинки на шнурках. Глаз весел и сер, как у волка. Здоровый румянец. Короткие русые волосы. Торчат клочками. Через его плечо на кухне Марксен увидел еще одного. Толстый. В камуфляжной форме. Расставляет на столе фарфоровые чашки.

< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики