Лента добра
Россия
Больше интересного — в нашем Facebook

Вышка для "ЮКОСа"

Алексей Пичугин приговорен к пожизненному сроку

Cо второго раза Генпрокуратура добилась своего - 6 августа Мосгорсуд после пяти часов оглашения обвинительного заключения приговорил бывшего сотрудника службы безопасности нефтяной компании "ЮКОС" Алексея Пичугина к пожизненному сроку. Обвинители не скрывали, что дело Пичугина - это начало процесса над совладельцем "ЮКОСа" и соратником осужденного Михаила Ходорковского Леонидом Невзлиным, скрывшемся в Израиле.

Этот судебный процесс над Алексеем Пичугиным - третий по счету. В 2005 году Мосгорсуд приговорил его к 20 годам тюрьмы за организацию убийства тамбовского предпринимателя Сергея Горина и его жены Ольги, а также за покушение на сотрудницу банка "МЕНАТЕП" Ольгу Костину и избиение бывшего управляющего делами ЗАО "Роспром" Сергея Колесова.

В том же году Пичугин был обвинен в убийствах мэра Нефтеюганска Владимира Петухова, владелицы московского магазина "Чай" Валентины Корнеевой и в двух покушениях на управляющего австрийской компании East Petroleum Handelsges Евгения Рыбина.

Вместе с Пичугиным на скамье подсудимых оказались пятеро посредников и исполнителей покушений - Геннадий Цигельник, Михаил Овсянников, Владислав Левин, Владимир Шапиро и Евгений Решетников. Все они в августе 2006 года получили от 7,5 до 19 лет колонии. А сам Пичугин по совокупности с первым приговором получил 24 года строгого режима, хотя Генпрокуратура настаивала на пожизненном заключении.

Гособвинение посчитало, что наказание для Пичугина "чрезмерно мягкое и не соответствует тяжести содеянного", и обжаловало приговор в Верховном суде, который 21 февраля 2007 года вернул второе дело Пичугина на новое рассмотрение в Мосгорсуд. Для других подсудимых приговор оставили в силе, обжаловать дальше они его не стали. Новое рассмотрение длилось почти пять месяцев. В итоге суд вновь признал Алексея Пичугина виновным в организации нескольких убийств и покушений.

Следствием было установлено, что 21 января 1998 года рядом с собственной квартиры была застрелена директор ТОО "Торговая фирма "Феникс"" Валентина Корнеева. Она на протяжении нескольких лет отказывалась продавать "МЕНАТЕПу" свой магазин в центре Москвы, в здании которого банкиры собирались открыть офис. По версии обвинения, именно за несговорчивость Корнееву и устранили. Приятель Пичугина Сергей Горин обратился за помощью к киллеру Владимиру Шапиро. По словам последнего, за убийство ему пообещали 10 тысяч долларов и джип, а в случае отказа пригрозили убить. "Он назвал мне фамилии высокопоставленных людей из "ЮКОСа", которым это нужно", - сказал Шапиро на суде.

В том же 1998 году созрел план убийства мэра Нефтеюганска Владимира Петухова. Чиновник обнаружил, что компания "Юганскнефтегаз", принадлежавшая "ЮКОСу", нескольких лет не платила в городской бюджет налоги, в результате чего долг составил около триллиона неденоминированных рублей. Петухов пытался договориться о выплате этой суммы с руководством компании, однако ему было предложено "забыть" о долге в обмен на взятки или "содержание городской администрации".

Владимир Петухов не согласился, обратившись в прокуратуру и налоговую службу с требованием в случае невыплаты налогов заморозить активы "Юганскнефтегаза" и даже отозвать у компании лицензию. Следствие считает, что по поручению руководства "ЮКОСа" Пичугин снова обратился за помощью к Горину, а тот к Шапиро и волгоградскому криминальному авторитету Владимиру Горитовскому (убит в 2002 году). Они-то и нашли непосредственных исполнителей - Цигельника и Решетникова. Петухов был застрелен по пути на работу. После убийства мэра представители ЮКОСа заявили, что случившееся связано с конфликтом жены чиновника с чеченской мафией.

Следующие эпизоды в деле Пичугина касаются покушения на бизнесмена Евгения Рыбина. Он обвинил руководство "ЮКОСа" в незаконной деятельности и предъявил иски на сумму около 100 миллионов долларов, надеясь взыскать часть прибыли, которую "ЮКОС" получил после совместной с компанией East Petroleum разработки Западно-Полуденного и Крапивинского нефтяных месторождений, но отказался делить со своим партнером.

Первое покушение на Рыбина произошло 24 ноября 1998 года, правда, предпринимателю тогда удалось заметить киллера Решетникова и убежать. 5 марта 1999 года по дороге в загородный дом была подорвана "Волга" Рыбина, в результате чего погиб его водитель Федотов, охранники Филиппов и Иванов выжили. Самого коммерсанта в машине не оказалось, поскольку в тот день из офиса он поехал в гости на день рождения племянника, отпустив перед этим охрану.

Кстати, при доказательстве этого эпизода суд опирался в основном на показания бывшего начальника инвестиционного управления банка "МЕНАТЕП" Алексея Голубовича. Он впервые дал их во время пересмотра дела Пичугина. По словам Голубовича, "Пичугина и Леонида Невзлина связывали неформальные взаимоотношения". Требование Рыбина о возврате денег, как утверждал бывший сотрудник "МЕНАТЕПа", привело бы к краху "ЮКОСа", который в то время испытывал финансовые трудности.

Голубович рассказывал, что Михаил Ходорковский и Леонид Невзлин проводили совещания "по проблеме Рыбина" с сотрудниками службы безопасности, на которых Невзлин говорил: "Дайте мне пару месяцев, и я все решу". А после покушения на Рыбина Леонид Невзлин заявил сотрудникам "ЮКОСа", что случившееся связано с другими финансовыми неурядицами предпринимателя.

Таким образом, в общей сложности, суд установил причастность Алексея Пичугина к пяти убийствам (включая погибшего при взрыве водителя Рыбина) и к трем покушениям на убийство. Несмотря на смягчающие обстоятельства - удовлетворительная характеристика по месту работы и то, что на иждивении Пичугина находятся двое детей, Мосгорсуд признал его представляющим "исключительную опасность для общества".

Помимо отбывания пожизенного срока в колонии особого режима, Пичугин должен будет выплатить компенсацию охраннику Рыбина Иванову в размере 2,6 миллиона рублей и вдове мэра Нефтеюганска Владимира Петухова - в три миллиона рублей.

Адвокат Пичугина Георгий Каганер заявил, что "защита считает приговор неправосудным". "Многие обстоятельства дела, изложенные в приговоре, не происходили в действительности. Судом так и не была доказана причастность Пичугина к преступлениям", - пояснил он. Еще в самом начале процесса адвокат утверждал, что бывшему сотруднику службы безопасности "ЮКОСа" грозят пожизненным сроком, требуя, чтобы он дал показания против руководства нефтяной компании.

Каганер говорил, что у следствия был и запасной вариант на тот случай, если бы Верховный суд не отменил первый приговор. "В Генпрокуратуре, по моим предположениям, есть третье уголовное дело против Алексея Пичугина, где он проходит подозреваемым в организации убийства в сентябре 1998 года главы компаний "Томскнефтепродукт" и "Томскнефть-Восток" Александра Берлянда и отравлении ртутью топ-менеджера ЮКОСа Алексея Голубовича", - пояснил тогда адвокат.

Сомнения адвоката о правомочности приговора в своем блоге поддержала и журналистка Вера Васильева. Она отмечает, что исполнители убийств, на показания которых опирался суд, узнали о "роли" Алексея Пичугина и Леонида Невзлина от посредников в совершении преступлений - Горина и Горитовского. Последний, как уже отмечалось, был ранее убит, а доказательством связи Пичугина и Горина стало то, что бывший сотрудник СБ "ЮКОСа" был крестным отцом сына Гориных.

Васильева отмечает, что суд счел не заслуживающими доверия заявление Овсянникова о том, что он лжесвидетельствовал против Невзлина и Пичугина, и показания Шапиро, в которых он говорил о том, что не знает этих представителей "ЮКОСа". Судья утверждал, что Шапиро ранее не давал показаний против руководства компании, поскольку опасался за свою жизнь. Однако, когда ему предоставили госзащиту, он заговорил. Журналистка пишет, что защита Шапиро была предоставлена еще во время первого рассмотрения этого дела, однако тогда подсудимый подобных показаний почему-то не дал.

Участников процесса, как отмечает Васильева, удивило заявление судьи Петра Штундера, который назвал несостоятельными утверждения адвокатов Пичугина о том, что Горин организовал преступления в отношении Петухова и Рыбина по собственной инициативе. По словам журналистки, адвокаты таких заявлений никогда не делали.

Кроме того, по утверждению Веры Васильевой, текст приговора содержал фактические ошибки - например, вместо фамилии "Овсянников" звучала фамилия "Овчинников". А полное название компании Рыбина East Petroleum Handelsgas GmbH "судья всякий раз затруднялся произнести, будто видел его впервые".

Очевидно, что все эти неточности и огрехи адвокаты Пичугина смогут использовать при обжаловании приговора в Верховном суде РФ, а также в Европейском суде по правам человека, куда уже поступили необходимые документы. У Генпрокуратуры, добившейся своего, необходимость использовать какой-либо "страховочный вариант" отпала, поэтому ей можно поразмышлять о перспективах.

Гособвинитель Камиль Кашаев подчеркнул, что дело Алексея Пичугина - это начало процесса над Леонидом Невзлиным, который, скорее всего, будет проходить заочно. "Многое в приговоре говорит о том, что Пичугин действовал по указанию Невзлина и других лиц из руководства компании", - отметил прокурор.

Добиться экстрадиции одного из бывших совладельцев "ЮКОСа" России вряд ли удастся, поскольку Израиль не выдает своих граждан. Правда, и сам прокурор пока затруднился назвать дату, когда дело Невзлина будет передано в суд.

Руслан Кадрматов

< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики