Лента добра
Наука и техника

Пар уходит в свисток

В Москве запрещают генетически модифицированные продукты

5 июля в Московской городской думе будут обсуждаться пути решения проблемы использования генетически модифицированных организмов (ГМО). Проще говоря, нас опять хотят заставить есть гнилую морковь под соусом из стерильного мракобесия.

Знакомые все лица

Председатель комиссии МГД по здравоохранению и охране общественного здоровья Людмила Стебенкова предложила ввести жесткий государственный контроль за использованием ГМО и принять соответствующее законодательство по биологической безопасности.

Людмила Стебенкова - известный радетель за общественное благо. Она является сторонником "абсолютного воздержания до брака" и отрицательно относится к пропаганде презервативов. При этом, как уже писала Lenta.Ru, по мнению специалистов по борьбе со СПИДом, важнейший способ сдерживать эпидемию – обеспечение свободного доступа к качественным презервативам.

Теперь на повестке дня у Стебенковой борьба с картошкой, которую не поражает колорадский жук, и пшеницей, которая дает в несколько раз больше "центнеров с гектара".

На борьбу с ГМО Стебенкова предлагает выделить государственные средства из бюджета, то есть, извините, отобрать деньги у жирующих пенсионеров и бюджетников. Высвобожденные активы предлагается пустить на независимые крупномасштабные научные исследования.

Более того, предлагается создать "совместную российско-американскую комиссию по биологической безопасности и органической пище", а для начала - ввести мораторий на "дальнейшее агрессивное внедрение ГМО и существующие культуры".

Существующие культуры

"Нельзя себе даже представить претендента на "звание" культурного человека, не могущего назвать авторов "Евгения Онегина" или "Войны и мира". А вот абсолютная безграмотность в области естествознания не смущает: "ах, ах, у меня нет способностей к математике!", а такое восклицание многократно приходилось слышать. При чем здесь математика, это же научные азы", – писал несколько лет назад Виталий Гинзбург, лауреат Нобелевской премии. Не мудрено, что за такие речи Союз православных хоругвеносцев называет его "наглым зарвавшимся ученым".

На фоне прошедшего в Питере "обезьяньего процесса" это даже не кажется немыслимым хамством по отношению к последним мастодонтам великой российской науки.

Современная наука дала нам обеспечивающую нынешнее экономическое "благоденствие" России энергетику, связь, транспорт, освободила миллионы людей от тупого физического труда. Теперь явились генетически модифицированные сельскохозяйственные культуры, которые могут избавить человечество от голода (или хотя бы значительно уменьшить масштабы этого бедствия).

Как выразился несколько лет назад посол США в Ватикане Фрэнсис Руни (Francis Rooney), "для сложной проблемы мирового голода нет единого решения, но нельзя позволить иррациональным страхам помешать нам исследовать технологии, способные стать частью этого решения".

Заботы о хлебе насущном беспокоят, видимо, не всех.

Не помрем

Директор Общенациональной ассоциации генетической безопасности Елена Шаройкина и вовсе выступила со следующим заявлением: "Россия совершенно точно не умрет сегодня от голода, если продукты с ГМО будут запрещены".

Это, надо понимать, говорится в стране, в общем-то не способной себя прокормить в силу банальных географических причин и импортирующей массу продовольствия (на фоне разговоров о защите суверенитета).

В настоящее время НИИ питания РАМН разрешает использовать в пищевой индустрии 13 видов генно-модифицированных источников, включающих три сорта сои, пять - кукурузы, два - сахарной свеклы, два - картофеля и один - риса. Экологические организации, в частности российское отделение "Гринписа", много лет ведут кампанию по запрещению продажи продуктов с трансгенами, однако их вредность до сих пор научно не доказана.

Крылья, ноги и хвосты

Согласно опросам, многие россияне пребывают в заблуждении, что гены содержатся, собственно, только в модифицированных продуктах. Поэтому возникают суеверия: люди опасаются, будто от риса, в наследственный материал которого добавлены несколько генов другого вида, можно "подхватить" перенесенные в этот самый рис свойства.

При этом очевидно, что от поедания, скажем, рыбы, у людей не вырастают жабры. Так почему же от поедания риса с геном, увеличивающим размер рисинки, вся его наследственная информация, естественно, не проникает из пищеварительного тракта в наши клетки, а вот именно этот новый ген, внедренный в лабораторных условиях в новый сорт, каким-то Штирлицем вкрутится в нашу ДНК?

Ученые же, в принципе, давно занимаются этим вопросом. Определенные риски, связанные с ГМО, существуют. Как существуют риски, связанные с любым новым сортом сельскохозяйственного растения, новым лекарством, новой синтетической тканью, новой заборной краской.

Существует и научная система проверки и контроля данных рисков. Как в России, так и в масштабах планеты проводится проверка безопасности всех создаваемых наукой новинок. Это скучные лабораторные тесты, долгие и не слишком увлекательные исследования.

Срочная денежная помощь необходима многим отраслям нашей науки и медицины. Государству не удается, например, обеспечить лекарствами даже одно отделение детской онкогематологии в РДКБ. Однако московская Дума, видимо, предпочитает попиариться на неведомой, а потому беспроигрышной угрозе, нагнать панику вместо того, чтобы спасти от реальной гибели хотя бы еще одного человека.

Евгений Паперный

< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики