Лента добра
Мир
Больше интересного — в нашем Facebook

Пепел Франции

Подростки из неблагополучных кварталов жгут автомобили и охотятся за полицейскими

За последние несколько недель во Франции резко участились случаи поджогов машин и нападения на полицейских. Конечно, то, что происходит сейчас, не носит столь массового характера, как это было в ноябре 2005 года, когда по предместьям французских городов прокатилась волна погромов и бесчинств, в которых участвовали молодые выходцы из бедных иммигрантских семей. Хотя правильнее все же будет сказать, пока не носит.

Тлеющий пожар

Нынешние события разворачиваются по тому же сценарию, что и год назад, и ничто, как кажется, не помешает им вылиться в массовые беспорядки. Не изменилось практически ничего. Место действия - все те же пригороды французских городов, населенные преимущественно иммигрантами. Участники все те же: с одной стороны, подростки и молодые люди африканского или магрибского происхождения, которых "левые" СМИ называют "мультикультурной молодежью", с другой - полиция, жандармерия и пожарные, а также владельцы разбитых или сожженных легковых автомашин, водители автобусов и пассажиры - они же случайные жертвы погромщиков.

Разумеется, какие-то подвижки все же произошли. В частности, у молодежи из неблагополучных пригородов появился опыт борьбы и безнаказанности. Многочисленные дискуссии в среде французских политиков и интеллектуалов по вопросу об "образовательной и социальной фрустрации, препятствующей процессу интеграции" предоставили хулиганам необходимый словарный и идейный запас, которым, как листом лопуха, можно прикрыть все что угодно. (Читателям Булгакова это знакомо: Шариков, профессор Преображенский, "Переписка Энгельса с Каутским".) И наконец, как отметил французский социолог Себастьян Роше (Sebastian Roche), в молодых людях растет "желание убивать". Иными словами, если прошлогодние беспорядки все же повторятся, они будут носить более организованный характер, в том числе и в политическом плане, а последствия могут оказаться куда более значительными.

Если произошедшие в течение последних трех недель события свести воедино и обратиться к деталям, то картина получается действительно удручающая. Факты говорят сами за себя.

Первые искры: Нантер, Ати-Мон, Баньеле

В ночь с 25 на 26 октября в парижских пригородах Нантер и Баньёле группы агрессивно настроенных молодых людей, многие из которых были в масках, сожгли два рейсовых автобуса. Еще одна попытка сжечь автобус была предпринята в пригороде Ати-Мон (Athis-Mons).

В Нантере около 22 часов на остановке "Жорж Клемансо" молодые люди (по сведениям префектуры, их было от 6 до 10 человек), разделившись на две группы, вошли в автобус 258 и стали поливать его горючим веществом. Затем они подожгли автобус, не дождавшись, пока пассажиры покинут салон. Сообщается, что один из пассажиров был вынужден выбить окно, чтобы выбраться наружу и не сгореть заживо. Полиция начала расследование инцидента, однако никого из участников нападения задержать пока не удалось.

В Ати-Мон три человека с натянутыми на голову капюшонами вошли в автобус и приказали пассажирам убираться. Потом они бросили в салон бутылку с "коктейлем Молотова" и скрылись. Водителю удалось потушить начавшийся пожар. Хулиганов пока не нашли.

В Баньеле в 00:45 около 12 человек в масках, многие их которых были вооружены пистолетами, захватили автобус, следовавший по маршруту 122. Приставив пистолет к голове водителя, они потребовали освободить салон, после чего устроили ночные гонки по улицам маленького городка Ла-Ну (La Noue). Наутро полиция нашла лишь обгоревший остов автобуса. Никто из пассажиров не пострадал. Водитель в шоковом состоянии доставлен в больницу.

Представители Коммунистической партии Франции, которые занимают основные посты в муниципалитетах Нантер и Баньеле, резко осудили поджоги автобусов. В обнародованном коммюнике они заявили, что "проведенные акции, безо всяких сомнений, были четко организованы", и возложили всю ответственность за произошедшее на правительство, которое "ничего не сделало" для разрешения проблем, "существующих в неблагополучных районах". Со своей стороны, министр обороны Мишель Альо-Мари (Michele Alliot-Marie) интерпретировала ночные события по-военному лаконично: "Кому-то просто очень хочется убивать", - заявила она.

Первые искры: Гриньи

За несколько дней до событий в Нантере, Ати-Мон и Баньеле, в воскресенье 22 октября, в городе Гриньи (Grigny), расположенном под Парижем, банда подростков из 30-40 человек сожгла три легковых автомобиля и пассажирский автобус. Сперва толпа подростков, многие в масках, подожгла припаркованный автомобиль, а затем выволокла его обгоревший каркас на проезжую часть, блокировав движение. Ехавший по дороге пассажирский автобус вынужден был остановиться. Хулиганы ворвались в салон и стали поливать сиденья и пол горючей смесью. "Один из них разбрызгивал горючее, другой все это время держал наготове горящую зажигалку. Ни один из них не сказал пассажирам выйти",- рассказал в интервью газете Le Parisien водитель автобуса. Когда огонь вспыхнул, пассажиры все еще находились в салоне. "Нам просто повезло, что мы смогли вырваться наружу, - вспоминает водитель. - Сам я спасся просто чудом. Если бы в автобусе находился инвалид или пожилой человек, он сгорел бы на месте".

Прибывший на место наряд полиции попытался задержать по горячим следам одного из участников нападения - 13-летнего подростка. Однако вскоре полицейских окружила толпа из 50 человек, вооруженных стальными прутьями. Их лица были скрыты масками. Служителей порядка забросали камнями. По счастью, никто из них при этом не пострадал. К месту происшествия были стянуты дополнительные силы правопорядка. В результате проведенной операции были задержаны двое молодых людей 13 и 18 лет, один из которых, предположительно, лично поджег автобус. Против них выдвинуто обвинение "в разрушении, вызванном поджогом, осуществленным группой лиц". Старший из задержанных взят под стражу, второй, по причине малолетства, отпущен на свободу под подписку о невыезде.

Первые искры: Орлеан

Еще днем раньше, в субботу 21 октября, в Орлеане подвергся нападению автомобиль с сотрудниками "Подразделения по борьбе с преступностью" (Brigade anticriminalite). Служители правопорядка прибыли по вызову в один из неблагополучных кварталов города. Их автомобиль забросали камнями и бутылками с зажигательной смесью. Один из камней разбил ветровое стекло и задел находящегося на переднем сиденье полицейского. Чтобы освободиться, полицейские вынуждены были стрелять в воздух.

Первые искры: Ольне-су-Буа

20 октября. В пригороде Парижа Ольне-су-Буа (Aulnay-sous-Bois) поздно ночью нападению подвергся полицейский патруль. Две полицейские машины направлялись по вызову в неблагополучный район, когда дорогу им преградил автомобиль. Служителей порядка немедленно окружила толпа людей в масках с кусками арматуры, которые забросали их камнями и бутылками с зажигательной смесью. Один из полицейских получил ранения.

Первые искры: Эпине-сюр-Сен

По такому же сценарию развивались события в парижском пригороде Эпине-сюр-Сен (Epinay-sur-Seine) в пятницу 13 октября. Наряд полиции попал в засаду. На узкой улице автомобиль служителей порядка спереди и сзади заблокировали две машины. Сразу после этого в полицейских полетели камни и бутылки с зажигательной смесью. По некоторым данным, чтобы освободиться, полицейские применили против нападавших резиновые пули, а когда и это не помогло, стали стрелять в воздух из табельного оружия. В результате столкновения один из полицейских, 30-летний Кристоф Этев (Christophe Esteve), был тяжело ранен. Камень попал ему в висок. Он был доставлен в больницу, где ему наложили 30 швов.

Поджог Пятой Республики

Все, что происходит в парижских пригородах, так или иначе напоминает партизанскую войну - ночь, ложный вызов, засада, внезапная атака, после которой нападающие мгновенно рассеиваются. Только вот не стреляют: в ход идут в основном камни, бутылки с "коктейлем Молотова", куски стальной арматуры. Однако все чаще у "мультикультурной молодежи" в руках появляется огнестрельное оружие. Полиция, со своей стороны, действует так, будто находится на оккупированной территории. Чтобы поймать хулиганов, покалечивших полицейского в Эпине-сюр-Сен, полиция с помощью спецслужб провела "полностью засекреченную" операцию, в результате которой "люди в штатском" задержали пятерых человек в возрасте от 18 до 22 лет. Это больше напоминает действия ШАБАКа или МОССАДа против палестинцев где-нибудь на Западном берегу Иордана или в Бейруте.

Несмотря на то, что многие представители нынешнего политического истеблишмента Франции склонны видеть в происходящем некую форму стихийного протеста молодых против косности властей и борьбу за лучшую жизнь (должно быть, это напоминает им о собственной молодости, о левацкой революции 1968 года), - полиция высказалась однозначно. "То, что происходит, не имеет ничего общего с действиями молодежи, требующей улучшения своего социального положения, - говорится в официальном обращении полицейского профсоюза Action police. - Речь идет о людях, объявивших войну Республике". Как сказал один из руководителей полицейского профсоюза Alliance Лоик Лекуплие (Loic Lecouplier): "Полицейские ходят по лезвию бритвы". "За последние месяцы ситуация значительно ухудшилась, - заявил, со своей стороны, другой член объединения Бруно Бешицца (Bruno Beschizza). - Они [погромщики. - Прим. Ленты.ру] одержимы желанием убивать полицейских, рвать их на части". Общенациональный профсоюз офицеров полиции (SNOP) потребовал предоставить полицейским в пригороде Сен-Дени подкрепления, утверждая, что живущая там молодежь готовится к массовым беспорядкам в честь годовщины событий осени 2005 года.

Слова вместо воды

То, что кажется очевидным людям на местах, в высоких политических сферах приобретает характер непреодолимой проблемы. Порой возникает ощущение, что для французских политиков нет ничего страшней, чем принять определенное решение. Стремление сгладить острые углы, удовлетворить все стороны, остаться на плаву, заручиться поддержкой общественного мнения, в котором существуют взаимоисключающие течения, приводит к отсутствию конкретных действий, к напряженному "танцу на одном месте", за что многие французские политики получили прозвище "плясунов". Все это обостряется грядущими в 2007 президентскими выборами. Сделать неверное па - значит проиграть. В результате правительство отделывается полумерами, которые, хотя и предполагают некий консенсус, никого не удовлетворяют. Начиная с 2002 года ни правительство Жан-Пьера Раффарена, ни правительство Доминика де Вильпена не смогли настоять ни на одной из задуманных реформ, уступив давлению улицы. Ряд французских политологов увидели в сложившейся ситуации системный кризис, который состоит в том, что во Франции невозможно вообще ничего реформировать. Ситуация, сложившаяся в иммигрантских пригородах, не стала в этом плане исключением.

Выступая в четверг 26 октября на пресс-конференции, премьер Доминик де Вильпен осудил недавние бесчинства и призвал принять "немедленные показательные меры для их пресечения". Вместе с тем он отверг обвинения в том, что за прошедший период его правительство не сделало ничего для исправления ситуации в пригородах. Де Вильпен заявил, что правительство ведет "глубоко продуманную долгосрочную политику, которая уже стала приносить свои плоды", и добавил, что в 2007 году на обустройство пригородов и улучшение жизни их обитателей правительство выделит дополнительно еще 100 миллионов евро.

Находящиеся в оппозиции социалисты немедленно расценили заявление де Вильпена как "говорильню" и имитацию действия. Со своей стороны, коммунисты напустились на министра внутренних дел Николя Саркози, который, по их мнению, только провоцирует кризис, отвечая полицейским насилием на выступления молодежи пригородов. Между тем министр юстиции Паскаль Клеман (Pascal Clement) заявил во вторник, что в отношении подростков из неблагополучных районов необходимо действовать "гуманно и строго". "По сути дела, с ними надо обращаться как с детьми, быть одновременно ласковым и строгим", - добавил он.

Однако буйные жители пригородов, которых предлагается считать детьми неразумными, постепенно консолидируются в политическую силу. В среду 25 октября активисты организации A.C.L.E.F.E.U., название которой расшифровываются как "Ассоциация Свободы, Равенства, Братства, Единство и Союз", а при прямом прочтении переводится как "АС Огонь" (AC le feu), прошли маршем по Парижу с целью передать депутатам Национальной Ассамблеи и членам Сената около 20 тысяч так называемых "наказов", которые они собрали, посетив "неблагополучные" пригороды в 120 французских городах. Главной целью манифестантов, по словам пресс-секретаря A.C.L.E.F.E.U. Мохаммеда Мехмаха (Mohammed Mechmache), было добиться, "чтобы политика государства соответствовала чаяниям народа". По своему внешнему виду участники марша мало чем отличались от поджигателей машин.

A.C.L.E.F.E.U. образовалась в пригороде Клиши-су-Буа (Clichy-sous-Bois), эпицентре прошлогодних беспорядков. Примечательно то, что манифестанты несколько раз запевали "Марсельезу", а на некоторых плакатах значилось: "Самая большая политическая партия - это народ!", "Голосовать - значит существовать!". Стоит отметить, что Великая французская революция началась в 1789 году именно с подачи петиций в Генеральные штаты.

Совсем скоро президентские выборы, а иммигранты составляют немалую часть населения Франции. Чтобы победить, их надо как-то перетянуть на свою сторону. Однако это не так просто. На выборах 2002 года во второй тур, к всеобщему изумлению, вышел не социалист Лионель Жоспен, а лидер ультраправой националистической партии Национальный Фронт Жан-Мари Ле Пен, который, начиная с 70-х годов, последовательно выступает за жесткую политику в отношении иммигрантов, вплоть до их массовой депортации. Иными словами, заигрывать с поджигателями и камнеметателями опасно: старый электорат может резко качнуться вправо.

Есть, правда, министр внутренних дел Николя Саркози, который не церемонится ни с нелегальными иммигрантами, ни с хулиганами из предместий. Недавно, например, он выдвинул проект закона, согласно которому при повторном задержании молодые нарушители в возрасте 16-18 лет должны наказываться как взрослые преступники. Саркози - не одиозный, как Ле Пен, а вполне благопристойный политик, председатель правящей партии "Союз за народное движение". Но именно поэтому он служит мишенью для левых, адептов политкорректности и просто политических конкурентов, которые интерпретируют любой его шаг по наведению порядка как проявление ксенофобии, пренебрежение правами человека. Ле Пена не трогают, чтобы самим фактом дискуссии не придавать ему дополнительного политического веса, а критикуя Саркози, как раз наоборот пытаются набрать политические очки за счет громких и правильных фраз, которые любого, кто их произносит, делают правым независимо от предмета обсуждения.

На фоне этого все туже затягивающегося политического узла примечательно выглядит опрос, проведенный среди французских интернет-пользователей. 54 процента опрошенных полагают, что ситуация в пригородах за последний год только ухудшилась. 56 процентов респондетов считают, что сперва необходимо принять жесткие меры по отношению к хулиганам, а потом уже думать о том, как улучшить условия их существования. По мнению большинства опрошенных, ответственность за эскалацию насилия в пригородах несет их население. Наконец, 54 процента заявили, что за прошедший год правительство ничего не сделало для исправления ситуации.

Иными словами, многие во Франции хотят, чтобы в ответ на погромы в пригородах политики не топтались на месте, а предприняли ответные действия. Иначе останется только посыпать голову пеплом.

Благо, он всегда будет под рукой.

Алексей Демьянов

< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики