Дело Ходорковского выходит на новый виток

Генпрокуратура обыскала компании и банки, связанные с "ЮКОСом" и его экс-главой

Россия

5 октября 2005 года в офисах компаний и банков, так или иначе связанных с "ЮКОСом", были проведены масштабные обыски и выемки документов. Такие же, как и в начале октября 2003 года, когда "дело "ЮКОСа" только начиналось. Нынешние обыски Генпрокуратура пояснила расследованием "уголовного дела о легализации денежных средств" рядом сотрудников нефтяной компании. Именно с такой формулировкой в декабре 2004 года было возбуждено второе дело в отношении Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Так что же происходило в среду в Москве, в Амстердаме и в Подмосковье?

Около двух часов дня появилось сообщение о том, что обыск проходит в кабинете Антона Дреля, одного из адвокатов Ходорковского. Его офис расположен в подмосковном поселке Жуковка, в здании бизнес-центра "ЮКОСа". Кто проводит обыск и с какой целью, было неизвестно.

Ближе к вечеру Генпрокуратура опубликовала пресс-релиз, из которого следовало, что обыск проводят ее следователи при участии "оперативных служб", под которыми имелся ввиду департамент экономической безопасности МВД.

Обыски, как следовало из документа, проводились также в адвокатском бюро ALM Feldmans (которое в частности обслуживает "ЮКОС" и членом которого является Дрель), в Инвестиционном банке "Траст" и в Национальном банке "Траст" (которые до 2004 года принадлежали МФО "МЕНАТЕП"), в ООО "ЮКОС-ФБЦ" и "по другим адресам". Как стало известно на следующий день, мероприятия затрагивали также банк "Российский кредит" и ООО "Эльрабус".

Что касается Жуковки, то в ней обыски проводились до глубокой ночи. Все это время Дреля в офис не пускали. Греясь в машине на улице, адвокат сетовал на то, что не понимает, "кто и что там ищет". "Никаких документов с мотивировками обыска мне никто не показал. Со мной никто не разговаривает. Что там вообще можно изъять, мне непонятно", - рассказывал он журналистам, рассуждая о том, что причина обысков, видимо, "лежит не в юридической плоскости", а связаны они, скорее всего, "с непрекращающейся общественно-политической активностью Ходорковского".

Антон Дрель, кадр НТВ, архив

Антон Дрель, кадр НТВ, архив

Lenta.ru

Около полуночи сотрудники Генпрокуратуры уехали, оставив ОМОН до утра, и Дреля наконец пустили в здание. Как оказалось, в его офисе никакого обыска не было, а следственные действия, по словам адвоката, велись в "других помещениях, которые арендуют различные организации".

Подробности обысков в других упомянутых Генпрокуратурой компаниях пока неизвестны. Их прокомментировала только единая пресс-служба НБ и ИБ "Траст". Она выразила удивление, что "происходящее выдается как новость", сообщив, что рутинная выемка документов проходит в этих банках уже не первый месяц и связана с расследованием дела "ЮКОСа".

При чем тут Ходорковский?

Итак, Генпрокуратура РФ сообщила, что обыски в среду проводились "в рамках расследования уголовного дела о легализации денежных средств, добытых преступным путем рядом сотрудников НК "ЮКОС" совместно с другими лицами". По мнению следствия, в 2000-2003 годах "некоторые руководители" и сотрудники нефтяной компании похитили и легализовали путем вывода за рубеж (в виде выплаты дивидендов подставным фирмам) около семи миллиардов долларов. Для этих операций были привлечены различные лица, в том числе адвокаты и сотрудники различных коммерческих структур и банков, считает Генпрокуратура.

Чтобы понять, о чем идет речь, достаточно вспомнить, что в начале декабря 2004 года в отношении Ходорковского и Лебедева было заведено новое уголовное по части 3 статьи 174 УК РФ, предусматривающей от 4 до 8 лет лишения свободы за легализацию денежных средств. Обвинения им пока не предъявлены, хотя Генпрокуратура неоднократно и очень своевременно заявляла о намерении сделать это - аккурат перед началом судебных слушаний по делу бывшего владельца "ЮКОСа" и главы МФО "МЕНАТЕП" 13 мая, и по их окончании, 31 мая.

Логично предположить, что Генпрокуратура спешит собрать побольше доказательств, чтобы предъявить новые обвинения Ходорковскому и Лебедеву в ближайшее время. Однако особых причин для спешки у этого ведомства нет. Даже если принять во внимание, что осужденные на восемь лет лишения свободы должны быть этапированы в колонию до пятницы (именно тогда истекают десять дней со дня получения администрацией СИЗО извещения о вступлении приговора суда в законную силу). Скорее, это всего лишь стечение обстоятельств - действительно, перевезти осужденных в колонию, а затем вернуть их обратно больших затрат не составит.

Между тем существуют и другие обстоятельства, которые могут пролить некоторый свет на происходящее.

Тем временем в Амстердаме...

Здание Генпрокуратуры РФ, кадр НТВ, архив

Здание Генпрокуратуры РФ, кадр НТВ, архив

Lenta.ru

Обыски в среду проводились не только на территории Российской Федерации, но и за ее пределами - в Амстердаме. Сотрудники отдела криминальных расследований Министерства юстиции Нидерландов в присутствии представителей Генпрокуратуры России обыскали офис YUKOS Finance B.V., "дочки" "ЮКОСа", которая контролирует все иностранные активы нефтяной компании.

Вполне вероятно, что Генпрокуратура намерена найти в Нидерландах те самые семь миллиардов долларов, которые якобы были легализованы "ЮКОСом". С другой стороны, необходимо отметить, что на деньги YUKOS Finance есть и другие претенденты, в частности, консорциум иностранных банков-кредиторов "ЮКОСа", которые требуют возместить им около полумиллиарда долларов невыплаченных долгов. Кроме того, в суд Нидерландов обратилась и Group Menatep, требуя признать ее кредитором "ЮКОСа" и утверждая, что голландская "дочка" должна выплатить группе свыше миллиарда долларов. Решение по этому вопросу, как ожидается, будет принято в течение месяца.

Также стоит отметить, что, по данным газеты "Время новостей", в апреле 2005 года YUKOS Finance B.V. создала дочернюю (или, по отношению к "ЮКОСу", "внучатую") компанию - YUKOS International B.V, и перевела в нее акции других предприятий нефтяной корпорации. Если это действительно так, то эти активы по сути стали недосягаемы для российских властей, которые лишились возможности отчуждать их в счет погашения долгов "ЮКОСа". Чтобы "добраться" до них, Генпрокуратуре придется играть уже на правовом поле Нидерландов, что значительно осложняет и затягивает процесс востребования долгов.

Попытка приостановить вывод активов из "ЮКОСа" (например, ведущиеся переговоры о продаже пакета акций в Mazeikiu nafta) вполне логична. Ведь если активов не будет, то требовать российским властям будет уже нечего.

"Масштабная коррекция" дела Ходорковского?

Для полноты картины следует отметить и другие обстоятельства, которые неявно, но все же относятся к происходящему. Например, вспомнить о повторно возбужденном в июле деле адвоката Павла Ивлева, партнера того самого адвокатского бюро ALM Feldmans, которое обыскивали в среду. Следствие подозревает его в уклонении от уплаты налогов, в присвоении вверенных ему 2,4 миллиарда долларов, принадлежащих "ЮКОСу", и в отмывании похищенных 810 миллионов долларов. В настоящее время Ивлев вместе с семьей находится в США.

В начале июня Антонио Вальдес-Гарсия, имеющий испанское и российское гражданство гендиректор "Фаргойла", был задержан и якобы стал давать признательные показания. Сообщалось, что в обмен на сотрудничество со следствием он попал под программу защиты свидетелей, однако в августе оказался в больнице с сотрясением мозга, переломанными ногами и выбитыми зубами. 19 августа он был выписан. Дальнейшая судьба Вальдес-Гарсии пока неизвестна.

Или о деле "Фаргойла" - зарегистрированной в Мордовии трейдинговой компании "ЮКОСа". По мнению следствия, в 2001-2002 году другие "дочки" некогда принадлежавшей Ходорковскому компании продавали через нее нефть с использованием трансфертных цен ("Фаргойл" платил за нее втрое меньше рыночных цен, по которым затем реализовывал сырье за рубеж). В результате этой схемы группа лиц, так или иначе связанных с "ЮКОСом", якобы присвоила и частично легализовала свыше 10 миллиардов долларов, утверждает Генпрокуратура. Подавляющее большинство наблюдателей уверены, что новые обвинения Ходорковскому могут быть связаны именно с этим делом.

Между тем на пресс-конференции в четверг глава департамента экономической безопасности МВД России Сергей Мещеряков заявил, что проведенные Генпрокуратурой обыски были связаны не только с делом "ЮКОСа", но и c рядом других фирм: "Это совершенно рядовые текущие вещи, мы постоянно ими занимаемся, и не только в отношении кредитных учреждений, а и фирм. Просто когда на виду известные фирмы, это подхватывается прессой".

С ним можно было бы согласиться, если бы не новый обыск, проведенный в четверг в офисе фонда "Открытая Россия". Это фонд является по сути проектом Ходорковского, который возглавляет его правление. Действия Генпрокуратуры нацелены на то, чтобы лишить экс-главу "ЮКОСа" возможности заниматься общественной деятельностью, уверен директор программ "Открытой России" Александр Осовцов.

Пока обыски в России и в Нидерландах привели лишь к шумихе в СМИ и к масштабной коррекции (или, проще говоря, обвалу) российского фондового рынка, а являются ли они звеньями одной цепи или параллельно идущими процессами - покажет время. Пока же с большой долей вероятности можно утверждать, что в "деле Ходорковского" начался очередной виток. В том, что новые обвинения ему все же будут предъявлены, сомневаться уже не приходится, а когда именно - уже не столь важно.

Алексей Гапеев

Комментарии к материалу закрыты в связи с истечением срока его актуальности