Лента добра
Наука и техника
Больше интересного — в нашем Telegram

Пентагон объявил террористам Холодную войну

Журнал U.S.News о новом стратегическом плане оборонного ведомства США

В первом августовском номере американского журнала U.S. News & World Report будет опубликован материал, рассказывающий о появлении у Пентагона новой глобальной стратегии по борьбе с экстремизмом и насилием. По сути речь идет о серьезной перестройке, которая ждет не только американскую армию, но и многие другие направления внутри- и внешнеполитической деятельности страны. Статья Линды Робинсон "План наступления" уже доступна пользователям Интернета, поэтому Lenta.Ru предлагает читателям ознакомиться с ней в русском переводе.

План наступления

3 марта министр обороны США Доналд Рамсфелд и начальник Объединенного комитета штабов генерал Ричард Майерс без лишней шумихи подписали новый всесторонний план ведения войны против терроризма. От высокопоставленных чиновников из оборонного ведомства нам удалось узнать некоторые подробности этого прежде секретного документа, открытая версия которого вскоре будет представлена для всеобщего ознакомления. "Стратегический план войны с терроризмом для Вооруженных сил США" стал результатом полутора лет работы и отражает существенное развитие концепции, принятой за основу сразу после террористических актов 11 сентября и нацеленной на пленение или ликвидацию руководящей верхушки "Аль-Каеды". Впервые с тех пор, утверждают представители Пентагона, у них появился документ, в котором в деталях исследуется природа антитеррористической войны, предлагается подробный план ее ведения и устанавливаются четкие критерии, по которым можно судить, удалось ли достичь успеха и какого именно.

Новая стратегия зародилась в октябре 2003 года в ходе "снегопада", как в Пентагоне называют ворох служебных записок, которыми Рамсфелд забросал своих подчиненных. Действительно ли США одерживают победу в войне против терроризма, спрашивал Рамсфелд у своих генералов, и как мы можем судить, что число ликвидированных террористов превышает число тех, кто продолжает пополнять их ряды? Искать ответы на эти вопросы было поручено заместителю министра обороны Дугласу Фейту и заместителю начальника управления по антитеррористической войне при Объединенном комитете штабов бригадному генералу Роберту Каслену. "После того как на нас обрушился этот "снегопад", - вспоминает Фейт, - мы сели и задумались о том, как бы нам сформулировать основные положения по поводу характера этой войны?".

Первоначальным результатом этих раздумий стал 70-страничный черновик доклада, который в дальнейшем более сорока раз становился предметом обсуждения сначала в узком кругу ближайших советников Рамсфелда, затем среди более широкой группы высокопоставленных экспертов (на языке пентагоновцев Slurg - "the senior-level review group"), наконец среди командующих отдельными региональными направлениями и в других ведомствах. В январе текущего года военные ознакомили с итогами своей работы президента и предложили ему ряд рекомендаций, которые он мог бы от своего имени внести в проект более широкого правительственного доклада по антитеррористической политике, который в настоящее время готовится в рамках Совета по национальной безопасности. В марте окончательный 25-страничный документ, с 13-тью приложениями, был подписан и утвержден в качестве официальной доктрины Пентагона. Ключевые положения этого плана заключаются в нижеследующем.

Главным источником террористической угрозы для Соединенных Штатов отныне считается "исламский экстремизм", а не одна только "Аль-Каеда". В документе Пентагона устанавливается, что "первоочередным врагом" являются "экстремистские суннитские и шиитские движения, которые используют ислам в политических целях" и образуют часть "глобальной паутины враждебных сетей". Признав, что влияние "Аль-Каеды" возросло, Соединенные Штаты теперь нацелены на противостояние с двумя десятками различных группировок, что является важным отличием от предыдущего, более раннего этапа, когда речь шла только об "Аль-Каеде" и ее руководстве.

Новый подход подчеркивает необходимость активнее "поощрять" и "привлекать" зарубежных партнеров к войне с террористами, особенно когда речь идет о странах, непосредственно на территории которых США эту войну не ведут. Заключив, что данный конфликт невозможно выиграть только военными средствами, равно как и силами одних только США, авторы нового плана разработали многопрофильную стратегию, нацеленную на достижение сразу восьми ключевых целей, и определили шесть различных методов наступления на сети террористических ячеек.

Дважды в год Пентагон намерен оценивать свои успехи в войне с терроризмом с помощью новой системы критериев. В частности, командиры должны будут докладывать о том, сколько им удалось найти и обезвредить террористических убежищ, финансовых активов, каналов связи и "мозговых ячеек" в каждой из намеченных к уничтожению групп целей.

По новому плану Командованию специальными операциями в войне против терроризма предназначено играть роль глобального "синхронизатора" для всех прочих военных командований и отвечать за разработку нового глобального плана антитеррористической компании и проведение подготовительных разведывательных операций против террористических организаций во всем мире.

Согласно проекту президентской директивы по вопросам национальной безопасности, которую предстоит утвердить в августе, Белый дом получит возможность более гибко улаживать споры между различными правительственными структурами, отвечающими за борьбу с терроризмом.

Новый документ, разработанный в Пентагоне, пояснил генерал Каслен корреспонденту U.S. News, впервые объединяет все военные усилия в рамках единого антитеррористического плана: "До этого у каждой структуры было свое собственное представление о том, кто ее враг. Поэтому каждая структура на свой лад решала, как с ним лучше воевать. В результате все службы, командования, многочисленные агентства действовали несогласовано. Да что там, несогласованно действовали даже организации, размещающиеся здесь, в Пентагоне".

Точное терминологическое определение того, кто является врагом США, стало одной из первых трудных задач при разработке новой стратегической концепции. "Со времен терактов 11 сентября, - утверждает Каслен, - взаимоотношения и взаимозависимость среди различных, но примерно похожих террористических групп стали нам намного понятнее, и теперь мы считаем, что в мире существуют примерно два десятка террористических организаций, которые в той или иной степени взаимодействуют с "Аль-Каедой" или находятся с ней в отношениях взаимозависимости". Но при этом чиновники не спешат обрисовывать противников США чересчур широкой кистью из опасения причислить к числу врагов всех традиционных мусульман, которых новая стратегия называет ключевыми союзниками американцев. "Нам важно было указать, что мы имеем дело не со столкновением культур или религий, - поясняет Каслен. - Мы ведем эту войну для того, чтобы обычные люди могли жить так, как им нравится".

В результате, утверждают представители Пентагона, конечный вариант документа отражает все эти важнейшие изменения во взглядах. Прежде всего, враг США теперь определяется более широко и не сводится к одной только "Аль-Каеде". Далее, Пентагон официально отказывается от подхода, который до сих пор царил в Америке безраздельно. "Наша война - это не собственно военное предприятие в буквальном смысле слова, - объясняет Фейт. - К тому же Соединенные Штаты не могут вести ее в одиночку".

Глобализация. Новая стратегия впервые за все время предоставляет военному командованию официально утвержденный список из восьми ключевых направлений, по которым следует оказывать постоянное давление на террористические группировки: идеологическая поддержка, вооружения, финансы, связь и передвижение, убежища, вербовка рядовых сторонников, доступ к целям терактов, руководство. Каждому из региональных командований армии США предстоит действовать систематически: сначала собрать разведывательную информацию о тех террористических группировках из числа двух десятков целевых, которые находятся в зоне его ответственности, а затем разработать план по нанесению ударов по каждой из них со всех восьми обозначенных сторон.

Розыск и преследование высокопоставленных целей, таких как Осама бин Ладен или Абу Мусаб Заркави, его эмир в Ираке, - важная часть новой стратегии, но только часть. Больше внимания теперь предполагается уделить трем менее узким задачам: помощи странам-союзницам в их борьбе против терроризма, преследованию тех, кто оказывает поддержку террористическим группировкам, и участию в идеологической кампании, которую Госдепартамент открывает для противодействия пропаганде террористов. Для выполнения последней задачи предполагается, в частности, привлекать военных для раздачи гуманитарной помощи. Так, американская помощь, оказанная жертвам последнего крупного цунами, способствовала тому, что в глазах азиатской общественности негативный образ США решительно сменился на позитивный. Несмотря на недовольство тех, кто считает, что армия США оказалась втянута в двуличную пропагандистскую войну, многие высокопоставленные военные полагают, что "информационные операции" являются неизбежной составляющей военного дела и должны проводиться наряду с усилиями Госдепартамента в области публичной политики. При этом, считают они, особое внимание следует уделять обучению солдат, которые должны быть знакомы с религиозными и культурными особенностями тех мест, где проходит их служба. Каслен показал журналистам две фотографии в качестве примеров того, чего нельзя допускать - на одной из них изображены морские пехотинцы, разбившие свой лагерь внутри мечети Хулафы Рашида в Фаллудже после того, как оттуда были изгнаны боевики, а на другой из дула пушки американского танка свисают четки, отобранные у иракского солдата.

Для Пентагона, который прежде широко придерживался концепции превентивных ударов по террористам и их базам, нацеленность на широкое сотрудничество с зарубежными партнерами является настоящим прорывом. Фейт объясняет, почему это необходимо. "Как воевать с врагом, окопавшимся во многих странах, с которыми вы не находитесь в состоянии войны? - спрашивает он. - Ответ, чаще всего, заключается в том, чтобы положиться на местные правительства. Мы не можем повсюду успевать сами, потому что речь идет о военных операциях на территории суверенных государств... Нам нужно сделать так, чтобы эти государства сами захотели сотрудничать с нами и могли осуществлять операции, необходимые для достижения наших общих интересов".

Несмотря на отпор, с которым им повсеместно приходится сталкиваться, пентагоновские начальники знают, что должны в большей степени полагаться на иностранных партнеров. Из-за боевиков в Ираке и непрекращающихся случаев насилия в Афганистане США вынуждены были растянуть свои силы, и теперь просто не способны на проведение самостоятельных крупных операций. Решив не падать духом перед лицом необходимости, Вашингтон установил ряд обнадеживающих контактов со странами, которые ранее относились к числу чересчур осторожных или вынужденных союзников. Так, командующий специальными операциями на Ближнем Востоке и в Южной Азии перечислил U.S. News несколько операций, в которых его подчиненные, которые обычно действуют негласно, добились заметных успехов в Пакистане, Йемене, Африке и Саудовской Аравии. А иорданский командующий специальными операциями в одном из своих редких интервью отметил, что его люди помогают обучать иракские антитеррористические подразделения на трех базах в Иордании, обслуживают госпиталь в Фаллудже и защищают иракско-иорданскую границу от боевиков. "Наш участок иракской границы прикрыт наиболее надежно по сравнению с другими, где стоят наши соседи", - отметил бригадный генерал Джамаль аль Шавабкех.

Командующий силами специального назначения армии США генерал-лейтенант Филип Кенсингер говорит о том, что такое сотрудничество надо сделать повсеместным. "Если не практиковать подобный холистический подход, то получается, что вы нажимаете в одном месте, а в ответ выпирает в другом". Он рассказал, как его подчиненные пытаются перестроиться в соответствии с новой стратегией: "Моим парням предстоит научиться работать по всему миру, продолжать боевую учебу и одновременно сотрудничать с подразделениями государств-союзников, на территории которых они действуют, а также с подразделениями армии США и другими американскими агентствами, чтобы в результате создать глобальную интеллектуальную базу данных, в рамках которой небольшой обрывок информации, полученный где-нибудь в отдаленной части света, скажем, в Руанде, окажется ключом к важному звену террористической сети, расположенному совсем в другом месте".

Новый план Пентагона ставит перед Командованием специальных операций, которое отвечает за операции всех американских сил специального назначения, несколько новых задач. "За что прежде критиковали тех, кто ведет войну против терроризма, - говорит генерал Калсен, - так это за то, что никто не координировал эту деятельность в масштабе всей планеты". Теперь эта роль выпала Командованию специальных операций. Приложение "С" нового пентагоновского плана предписывает ему разработать собственный план глобальной кампании, в котором будут расписаны подробности новых контртеррористических операций и будут "синхронизированы" соответствующие контртеррористические планы пяти региональных военных командований США. В ходе интервью с U.S. News начальник Командования специальных операций (или SOCOM) генерал Дуг Браун заявил, что его ведомство было выбрано для решения этой задачи "потому, что, говоря откровенно, именно мы отвечаем за весь мир в целом. Мы всегда ориентировались на деятельность в любой точке земного шара". Еще в июне Браун созвал на совещание в Тампе, где расположена штаб-квартира SOCOM, представителей сил специального назначения из 59 стран мира.

Традиционно региональные командования с неохотой подчинялись SOCOM по вопросам антитеррористической борьбы, но теперь у них не будет выбора. Хотя ведомство Брауна отные отвечает за общее планирование войны против терроризма, проведением конкретных операций оно будет заниматься только по прямому приказанию президента или Рамсфелда. Поступление такого приказа весьма вероятно - Рамсфелд расширил полномочия SOCOM в целом ряде ключевых областей после того, как Браун возглавил эту организацию. "Большая часть из них раньше находилась в прямом его ведении, - заявил Браун по поводу новых сфер своей компетенции, - и мы быстро освоились с ними".

Одной из этих сфер, отданных, согласно новой стратегии Пентагона, в ведение Командования специальными операциями, является проведение "оперативной подготовкой окружающей среды" - так на языке Пентагона называется сбор информации в потенциальных горячих точках по всему миру в ходе подготовки к проведению в них специальных операций. "Это нужно для ознакомления с местностью, на которой, возможно, вам предстоит "работать", - объясняет Томас О'Коннел, помощник главы Пентагона по специальным операциям и вялотекущим конфликтам. - Это невраждебная разведка. Она не связана с прямым вторжением. Человеку, не искушенному в военном деле, она может показаться полноценной враждебной операцией, но это совершенно не так". В 1980-х годах, рассказал О'Коннел, подразделения спецназа тратили много времени на подготовку к операциям по освобождению заложников или разблокированию захваченных террористами посольств. С этой целью они посещали посольства и аэропорты, намечали возможные площадки для приземления вертолетов и маршруты для наступления. В 1991 году, по словам О'Коннела, эта подготовительная работа окупила себя во время освобождения сотрудников американского посольства в Сомали: "Если бы один из морских пехотинцев, участвовавших в этой операции, не побывал до этого на территории посольства [в составе особой разведывательной команды] и не знал, что его внутреннее расположение изменилось, они бы атаковали не то здание".

Расширение сферы ответственности. В то время как новая стратегия Пентагона может снять ряд разногласий в самом военном ведомстве, с решением остальных вопросов придется подождать до заверешения работы над докладом по контртеррористической политике США, который готовит Совет по национальной безопасности. Пентагон пытается добиться включения в него пункта, который наверняка вызовет бурю в Конгрессе и, возможно, в Госдепартаменте. По мнению Фейта, имеются веские причины для того, чтобы пересмотреть всю систему руководства операциями по обучению и оснащению иностранных войск, полицейских сил и специальных подразделений. Эта система была учреждена во времена Холодной войны, отметил он, "больше для укрепления взаимоотношений и в меньшей степени для того, чтобы помочь нашим партнерам активнее участвовать в наших военных операциях". При этом Фейт вспоминает, какой головной болью обернулось предложение Пентагона обучить и экипировать грузинскую армию на Кавказе после событий 11 сентября. "Нам пришлось пять или шесть раз выделять под это различные суммы, - жалуется Фейт, - и вся эта волокита заняла полгода".

Изменить сложившуюся систему будет нелегко. Конгресс в течение длительного времени отрабатывал механизм помощи зарубежным странам. Хотя большинством зарубежных программ, связанных с вооруженными силами, занимается Госдепартамент, его возможности невелики, и Пентагон ограничен в своих планах по обучению полицейских из других стран. Высокопоставленный чиновник из Белого дома, которому U.S. News обратился за разъяснениями, отказался комментировать детали новой стратегии Пентагона, сославшись на секретный характер этого документа, но отметил, что она явится "очень ценным вкладом в разработку стратегических планов нашего правительства". В самом Белом доме, сказал этот чиновник, Совет по национальной безопасности тоже приходит к выводу о необходимости "постоянно увеличивать число наших союзников... и помогать им бороться с экстремизмом и насилием на их собственной территории".

Сотрудничество. Хотя в целом консенсус достичь бывает несложно, дьявол обычно кроется в трудных переговорах по вопросу о том, "кто будет отвечать". Самым важным документом, который появится на свет вместе с докладом Совета по национальной безопасности, будет новая президентская директива, которая должна устранить противоречия, существующие между четырьмя предыдущими подобными антитеррористическими директивами. Две из них были составлены еще при Клинтоне, две другие были подписаны президентом Бушем. Так, директива Клинтона под номером 39, подписанная в 1995 году, передала все полномочия по вопросам борьбы с терроризмом за рубежом Государственному департаменту, но после событий 11 сентября президент Буш назначил главой всех антитеррористических операций за рубежом Центральной разведывательное управление. При этом президентская директива по национальной безопасности за номером 9, выпущенная 25 октября 2001 года, приказывает Пентагону приступить к разработке военных планов по уничтожению убежищ, где укрываются террористы. Подобные юридические накладки касаются Министерства юстиции, Министерства национальной безопасности и новых разведывательных структур, также созданных после 11 сентября 2001 года. Поскольку во многих параграфах нового пентагоновского плана содержатся указания на необходимость сотрудничать с этими ведомствами, урегулирование вопросов о взаимных полномочиях становится существенно необходимым.

По словам чиновников, Пентагон предложил, чтобы в новой директиве президента по вопросам национальной безопасности был разработан механизм, позволяющий главе государства ставить определенные задачи в определенном регионе той структуре, которая, по его мнению, наилучшим образом с ними справится. Поможет ли такой подход положить конец постоянной подковерной борьбе, которой занята значительная часть пентагоновского аппарата? Судя по результатам опроса, который провело в июле агентство Gallup Poll, американцы разочарованы текущим положением дел - лишь 34 процента респондентов считают, что США побеждают в войне с терроризмом. Некоторые комментаторы отмечают, что эта война уже сегодня длится дольше, чем тот период, в течение которого США принимали участие во Второй мировой. Возможно, нынешнюю войну правильнее было бы сравнивать с Холодной, которая тоже представляла собой длительную борьбу с применением по большей части небоевых методов. "Президент США сказал, что это будет борьба, от которой зависят судьбы целого поколения, - заявил высокопставленный чиновник, участвующий в работе над докладом Совета по национальной безопасности. - Именно эту мысль мы и хотим донести до всех".

Линда Робинсон, US News and World Report,перевод с английского Lenta.ru

< Назад в рубрику

Ссылки по теме

Другие материалы рубрики